Имя Мустафы Джамилева сейчас у всех на слуху. С ним встречаются руководители государств, с ним, единственным из представителей украинских властей, пусть по телефону, но разговаривает президент России Владимир Путин. Признавая его авторитет, все руководство Украины обращается к нему не иначе, как Мустафа ага, а власти России, опасаясь его влияния на крымских татар, запрещают ему въезд в Крым.

 

 

 

 

Биография крымского лидера хорошо известна: пятнадцать лет в тюрьмах и ссылках за требование вернуть крымских татар на историческую родину, откуда они были насильно депортированы в годы СССР, девять месяцев голодовки и только через многие годы борьбы — победа. Основная часть крымско-татарского народа переселилась на историческую родину, где, по сути, сложилась собственная автономия, действовал свой парламент — Меджлис крымско-татарского народа.

 

Однако сегодня, накануне семидесятилетней годовщины депортации крымских татар, Мустафа Джамилев находится в Киеве и снова возглавляет борьбу своего народа за возможность самому решать свою судьбу. И он очень сожалеет, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев фактически предал братский тюркский народ.

 

Вот что рассказал Мустафа Джамилев:

 

- Российская Федерация для присоединения Крыма использовала два основных довода: будто бы в Украине сложилась какая-то незаконная ультранационалистическая структура и что якобы создается угроза русскоязычному населению. Это, на мой взгляд, абсурдные обвинения. Я считаю, что за 23 года независимости Украины сейчас у нее самое демократичное правительство и многонациональное.

 

Что касается угроз русскоязычному населению в Крыму, то их, на мой взгляд, нет, потому что если русские составляют 58% его населения, то в структурах власти их было более чем 90%, почти все школы были на русском языке, большинство информации шло на русском языке. То есть, на мой взгляд, не было оснований утверждать, что русских в Крыму притесняют, наоборот, они находились в привилегированном положении.

 

А вот референдум, который провели в Крыму 16 марта, ни в какие правовые нормы не лезет. На оккупированной территории невозможно проводить референдум, он сам противоречит как украинскому законодательству, так и международному. Но тем не менее он прошел.

 

Когда рассматривался этот вопрос на Генеральной ассамблее ООН 27 февраля, сто государств отвергли результаты референдума, а Казахстан оказался среди воздержавшихся. Но самое печальное это то, что затем он поддержал аннексию Крыма. Для нас это было очень удивительно, потому что наиболее дискриминируемая часть населения в Крыму — это крымские татары, и, как руководитель тюркского государства, наверное, в первую очередь, Назарбаев должен был спросить, каково там положение братского тюркского народа? Но нет…

 

…Я вообще намеревался ехать (в Казахстан — ред.), у нас были договоренности о встрече, на которой хотели обсудить ситуацию, но после того, как я получил информацию о том, что Нурсултан Назарбаев поддержал аннексию Крыма и признал присоединение его к России законным, у нас с ним не осталось тем. О чем мне теперь разговаривать с президентом Назарбаевым?

 

Мне жаль, но Назарбаев ошибся в этом деле, потому что уже раздаются голоса, что нужно проводить референдумы и в северных областях Казахстана. Тут такой принцип: если ты, когда у других беда, не протягиваешь руку, а, наоборот, помогаешь агрессору, на что ты можешь рассчитывать, когда беда придет в твой дом? К сожалению, политика Казахстана, его руководителя оказалась недальновидной.

 

Айдос САДЫКОВ, Киев

 

Источник: «Портал Республика»