Dariga Tokayev

 политическая борьба без рисков всегда приносит один и тот же результат: поражение.

На прошлой неделе президент Токаев добился значительного позиционного успеха, сменив ставленника Елбасы в Алматы. Байбек, спустя четыре года, вернулся на пост первого заместителя председателя партии Нуротан, в свою, так сказать, политическую альма-матер.

Эту рокировку можно было бы считать очевидным иерархическим понижением бывшего акима крупнейшего мегаполиса, но тут надо учитывать пару обстоятельств. Во-первых, его патрон уже не может предложить Байбеку более весомую должность. Во-вторых, в системе двоевластия пост первого заместителя председателя имеет гораздо большее значение, чем тот же пост в 2015 году. Правящая партия, с недавних пор, перестала быть подчиненным отделом Администрации президента. Именно она становится главным инструментом влияния Елбасы, его координирующим центром.

Таким образом вялотекущее переформатирование власти продолжается. Следующей, кульминационной фазой транзита, если угодно генеральным сражением, будет борьба за контроль над Мажилисом. Именно поэтому так высоки сегодня ожидания досрочных парламентских выборов. Однако проводить их в самое ближайшее время для президента нет никакого резона. Выборы, если они состоятся этой осенью, скорее всего, пройдут по сценарию экс-президента и его команды. Токаеву необходимо проделать существенную подготовительную работу, прежде чем инициировать досрочный роспуск нижней палаты.

Для начала следует провести объявленные политические реформы, включающие и новые электоральные правила. Это процесс не быстрый. Все изменения дуумвирам придется согласовывать, находить, если не общий интерес, то хотя бы компромисс.

Процесс подготовки к парламентской сделке уже идет.

Токаев за последние десять дней встретился со всеми ключевыми должностными лицами причастными к законотворческому процессу: спикерами палат, председателем Конституционного Совета, новым партийным руководителем ведущей партии. Надо полагать, на переговорах обсуждаются пока только общие контуры казахстанской перестройки.

Если взглянуть на диспозицию сражения за Мажилис со стороны команды президента, то никакой явно выигрышной стратегии не просматривается. Сейчас погоду в парламенте делает партия Нуротан, которая формально управляется единолично Елбасы. Изменить расклад в свою пользу можно тремя способами:

1. Взять контроль над Нуротаном, оттеснив от ее руководства Н. Назарбаева.
2. Создать свою партию и обеспечить ее лидерство на очередных парламентских выборах.
3. Размыть состав Мажилиса таким образом, чтобы Нуротан не имел доминирующего положения, а президент при этом стал бы неким модератором, формирующим правящую коалицию.

Первый путь наиболее привычен, поскольку сохраняет сложившиеся ранее правила игры и систему, которая подразумевает, что в стране есть один глава государства управляющий всем и вся. Однако партия Нуротан, (и по своему уставу, и неформально), является частной собственностью Елбасы, отъем которой без согласия не представляется возможным. Такое, в принципе, маловероятно, если вдруг некая внешняя могущественная сила, не окажет на владельца серьезного давления.

Второй путь – создание новой протокаевской партии – означает открытый разрыв первого и второго президентов. О какой преемственности может идти речь, если недавно избранный кандидат от правящей партии покидает ее ряды? Судя по всему, к такому резкому развороту Токаев пока не готов.

Снижение доли Нуротан в Мажилисе и областных маслихатах может стать для команды Токаева третьим, альтернативным сценарием. Речь, разумеется, не идет о том, что на предстоящих выборах администрация президента спустит на места новые депутатские квоты. Такой трюк уже вряд ли реализуем.

Напомню, что избирательные комиссии состоят из представителей партий и, в условиях озвученной Токаевым «поддержки мультипартийности», каждая из них будет рьяно отстаивать свои интересы. Политические организации, игравшие прежде в поддавки, теперь мотивированы возможностью приобрести свою долю властного ресурса. В результате прежняя система управляемого формирования Мажилиса, может перестать работать. Представители Акжола и КНПК, на выборах по новым понятиям, вряд ли позволят переписывать протоколы в пользу своих прямых конкурентов. А это означает, что подсчитывать бюллетени будут более-менее корректно.

Сегодня независимое поведение партий-сателлитов кажется нам некоторой фантазией, но, полагаю, в самом ближайшем будущем мы будем наблюдать значительные трансформации на всем политическом поле. Весьма ожидаемо радикальное «переформатирование» нынешних партий вплоть до полного обновления их руководящих органов. Некоторые, ныне спящие политические объединения, могут неожиданно выйти из летаргического состояния. Весьма вероятно появление абсолютно новых игроков.

Каким будет исход генерального сражения за Мажилис предсказать пока невозможно. На результаты выборов могут повлиять неизвестные пока факторы, например, возможное возвращение системы одномандатных мажоритарных округов.

Кроме того, сейчас совсем непонятно, как и на кого будет работать пресловутый административный ресурс. Рейтинги электоральной поддержки той или иной партии в условиях уже начавшейся информационной войны могут быстро измениться. Показательны, в этом отношении, события в Шымкенте, где беженцы из Арыса чуть было не разгромили местный офис Нуротан.

Третий путь, спору нет, весьма непредсказуем. Это должно вызвать опасения у несклонного к авантюрам Касым-Жомарта Токаева. Но, с другой стороны, политическая борьба без рисков всегда приносит один и тот же результат: поражение.

Автор: https://www.facebook.com/vkovtunovskiy

Источник статьи:   FACEBOOK