akezhankazhegeldin

Новый президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал указ о переименовании столицы Астана в Нур-Султан в честь бывшего президента Нурсултана Назарбаева, который ушел в отставку 19 марта.

Постановление опубликовали на сайте главы государства.

Указ вступает в силу со дня его опубликования.

Накануне в Астане полиция задержала около 10 человек, среди которых была репортер Настоящего Времени Светлана Глушкова. Лишь спустя пять часов ее выпустили из отделения.

О ситуации в Казахстане журналисты поговорили с бывшим премьер-министром страны Акежаном Кажегельдиным, который сейчас находится в Лондоне.

Акежан Кажегельдин прокомментировал протесты против переименования столицы.

– Проходят акции протеста, люди выступают против переименования Астаны в Нур-Султан. Закончилось все задержанием протестующих и даже журналистов. Как вам такое начало работы Токаева на посту президента Казахстана?

 

 

–Токаев не вчера и не сегодня, а почти в первый день, как только принял новый пост, выстрелил себе в ногу как политик. И по большому счету, у него будут теперь большие проблемы с собственным политическим реноме. Он не смог преодолеть давления, скорее всего, это все выглядело как обязательство на обязательство: передача власти – в обмен благодарность и предложение переименовать столицу, переименовать улицы во всех областных центрах. Как всегда торопятся угодить друг другу, демонстрирует лояльность и сразу же разоблачает сам себя, что он будет следовать этому же курсу. Посмотрим, что из этого всего выйдет. Очень драматично.

Мне понравилось мужество наших граждан. Кто-то может сказать, что там не 10 тысяч. Когда 10 тысяч выйдут – полиция разбежится.

– Вы согласны, что эти акции протеста и попытка переименования Астаны в Нур-Султан будут ассоциироваться с первыми днями работы Токаева на посту президента?

– Обязательно. Это будет ассоциироваться с передачей власти, это будет ассоциироваться с первыми часами работы и.о. президента. Люди, которые вышли, они протестуют не только против переименования, они протестуют против того, каким образом власть передается, и против того, кто маячит в будущем в этой власти. Люди устали от одной семьи, люди хотят, чтобы была новая власть, новая политическая система, новая экономика, вернули, наконец, людям веру в равные возможности. Пока еще этого не видно.

– На сегодняшние акции протеста призывал выйти лидер запрещенного движения "Демократический выбор Казахстана" Мухтар Аблязов. Как вы относитесь к таким призывам и лично к Аблязову?

– Я поддерживаю любого, кто призывает людей противостоять режиму, который не собирается ничего менять. Было видно, когда передавали власть, что он продолжает мошенничать. Власть не просто узурпировали – ее украли. Ее передают очень просто. Можете себе представить: меньше двух сотен человек одобряет переход власти и форму правления, а потом 40 человек в сенате избирает одного из своих будущим претендентом и потенциальным по написанной новой Конституции, новым правилам преемником. Люди, конечно, понимают, что их обманули.

Любой, кто призывает к смене власти, любой, кто призывает изменить систему, которая сложилась, является сегодня на стороне народа.

– Токаев заявил, что продолжит политику Назарбаева. Способен ли он стать не только продолжателем линии Елбасы, но и, возможно, выйти из тени Назарбаева?

– Если он наберется мужества, проведет выборы честные, равные, даже если их проиграет – обеспечит правильную передачу власти, он останется в истории навсегда, как, скажем, Роза Отунбаева в соседнем Кыргызстане. Если же он все-таки намерен продолжать эту линию – значит, ему придется мошенничать и приписывать себе голоса. Значит, будем к нему относиться соответствующим образом. Удержится он на этой власти или нет – покажет настроение людей.

Но сейчас прекрасно было видно, сколько человек управляет нашей страной. Даже Коммунистическая партия Советского Союза в этом отношении была более изобретательна, но самое интересное, что она была более представительна. Это просто фарс.

– Есть ли шанс у Казахстана в ближайшие годы сделать прорыв в развитии демократического общества?

– Боюсь, что если будет продолжаться линия, которую мы видим в последние три дня, то демократических инструментов передачи власти и смены политической системы не видно. Тогда в руках народа остается единственная возможность – это улица.

– Вы уже много лет проживаете не в Казахстане, на родине. Вы заочно приговорены к тюремному сроку. Если вы сейчас вернетесь – вас арестуют?

– Это будет зависеть от того, каким образом я вернусь.

– Собираетесь ли вы теперь в нынешних условиях возвращаться в Казахстан?

– Я бы не стал сейчас в эфире рассказывать, как я собираюсь возвращаться в Казахстан, тем более в такое неопределенное время. Но я хочу вам сказать одну только вещь: как только Назарбаев по-настоящему уйдет из власти, вся эта система рухнет. Никто не может ее удержать – ни Токаев, тем более не удержит ее Дарига Нурсултановна. Потому что вообще-то под большим вопросом, почему она сегодня находится в сенате.

Буквально недавно прошли несколько рапортов, в том числе слушания в Конгрессе Соединенных Штатов, по поводу того, как были разграблены, растащены, переданы через Всемирный банк деньги из фонда "Swiss Agency for Development and Cooperation" на так называемое развитие молодежных программ. Как оказалось, ровно $42 млн попали на счета компаний, которые были напрямую связаны с Даригой, и они служили ее пропаганде.

Я думаю, что вообще-то, по большому счету, Токаев мог бы сегодня начать свою деятельность с того, что приостановил бы ее деятельность в сенате и начал бы разбираться и поручил прокуратуре и агентству по борьбе с коррупцией разобраться с тем, что это за счета у нее в банках за рубежом. Как это так у нас получается: человек, который в принципе может оказаться завтра еще одним президентом республики Казахстан, хранит за рубежом огромные суммы денег?

– Давайте представим чисто гипотетически: вы возвращаетесь в Казахстан, выборы президента в Казахстане пройдут в 2020 году. Нет ли у вас желания принять в них участие?

– Если Токаев захочет провести честные выборы, он должен сделать все, чтобы или я, или кто-либо такой же, как я, выступили вместе с ним на этих выборах. И если он тогда победит, это будет настоящий его инструмент, вот тогда он сможет преодолеть любое давление, в том числе со стороны Совета национальной безопасности. Если он этого не сделает, он будет марионетка, игрушка.

– Как бы вы оценили свои шансы, участвуй вы в выборах президента?

– Есть единственный инструмент проверить шансы любого из нас на выборах – это честные, справедливые выборы. Других нет.

Оригинал видео: Current Time Asia TV