1553063293.jpg

Нурсултан Назарбаев 19.03.2019 обратился к своему народу с заявлением о сложении с себя президентских полномочий. До этого момента он руководил Казахстаном 29 лет, 8 месяцев и 25 дней. Его должности назывались по-разному: первый секретарь ЦК компартии Казахстана, президент Казахской ССР, президент Казахстана. Роль все эти почти 30 лет была одна: авторитарный лидер. В 2010 году эта роль была закреплена законом и Назарбаев получил ту должность, которая за ним сохраняется пожизненно – елбасы, то есть «Лидер нации». Так написано в законе, с большой буквы «л».

Статус елбасы-Назарбаева сравнивают с аятоллой в Иране или с ролью Дэн Сяопина в Китае. Некоторые казахстанские «ученые» для придания культу Назарбаева большей основательности объявили Нурсултана Абишевича потомком Чингисхана. Впрочем, сам Назарбаев эту идею не поддержал. Ему и без титула потомка «Потрясателя Вселенной» хватает полномочий для того, чтобы безраздельно править Казахстаном, поскольку елбасы по должности возглавляет Совет безопасности и согласовывает состав этого Совета – ключевого органа власти, возглавляет Ассамблею народа Казахстана, входит в состав Конституционного совета. Кроме того Назарбаев – глава правящей партии «Нур Отан», занимающей 87 из 107 мест в парламенте Казахстана.

Модель власти, выстроенная Назарбаевым, монолитна, она не оставляет ни единой щелочки для оппозиции лично ему. Сложив с себя полномочия президента, Назарбаев, как ни парадоксально, только укрепил свою власть. Если «Путин – это Россия», как утверждают путинские холуи, то Назарбаев – это больше и выше, чем Казахстан. Он превратился в некое высшее существо, присматривающее откуда-то сверху за страной и ее обитателями.

Неслучайно первым действием нового президента Казахстана Токаева в день вступления в должность стало предложение переименовать столицу республики Астану в город Нурсултан, в честь Назарбаева.

Авторитаризм Назарбаева весьма жесткий, но при этом какой-то спокойный, без излишеств, как в России или в некоторых других республиках Центральной Азии. Этот тип авторитаризма соразмерен бескрайней казахстанской степи и, судя по всему, адекватен нынешнему общественному настроению большинства казахов. По словам Назарбаева, он «хотел бы сделать демократию, как в Америке», но не знает, «где взять столько американцев в Казахстане». А тем, кто недоволен своей жизнью, елбасы предлагает «походить по больницам и кладбищам», чтобы каждый недовольный убедился: «Тем, кто там лежит, намного хуже, чем тебе».

Впрочем, при Назарбаеве демократии в Казахстане стало больше, о чем неопровержимо свидетельствуют результаты президентских выборов. Когда Нурсултан Абишевич избирался президентом в первый раз в 1991 году, за него проголосовало 98,7%, а когда в пятый в 2015 году, то он победил уже с результатом всего 97,8%. За четверть века плюрализм вырос на 0,9%. Зато в экономике результаты более ощутимые. По ВВП на душу населения Казахстан со 157 места в мире в 1992 году поднялся на 75-е, со 168 долларов до 9200 долларов. Казахстан перестал быть мягким подбрюшьем России, и сегодня только совсем безумные имперцы в России мечтают о возврате «исконно русских» северных территорий Казахстана, а также несут вздор о «фейковой государственности» этой страны. Причем все это было сделано без какой-то особой антироссийской риторики. Назарбаев крепко пожимал руку Путину и не признавал Крым российским. Пожимал руки Ельцину и Путину, а доля русских в Казахстане как-то «сама собой» сократилась с 37,4% до 19,8%. И никаких особых межнациональных конфликтов, сопоставимых с теми, что полыхали в ряде других стран постсоветского пространства.

При всем отвращении к любому авторитаризму следует признать, что именно национальный авторитаризм Назарбаева стал одним из главных препятствий, о которое разбился путинский имперский авторитаризм в восточной части бывшей Российской империи.

Казахстан создал на наших глазах уникальный транзит власти. Отличный от потешной операции «преемник-крошка Цахес» в России, от наследования власти от Гейдара к Ильхаму в Азербайджане, от посмертного правления в Туркмении и Узбекистане и от бегства президента от протестующих, как в Киргизии. Обитателям Кремля и российского телевизора не уйти от примерки на себя казахстанской модели транзита. Естественно, прямо это делать никто не будет. И прямого подражания казахстанской модели транзита тоже, скорее всего, не будет. Не потому, что в Кремле не захотят подражать, а потому что ситуация у власти в России намного хуже казахстанской, у которой нет имперских амбиций. Астана, в отличие от Москвы, не ведет две имперские войны, не оккупирует чужие территории и не находится под санкциями.

Новый президент Казахстана Токаев – выпускник МГИМО, в отличие от Назарбаева – выпускника Высшей партийной школы. Токаев был заместителем генсека ООН, хорошо говорит на английском и китайском. Нет никаких сомнений в том, что первое время и Токаев, и любой, кто станет президентом Казахстана на ближайших выборах, будут действовать в направлении, указанном елбасы. Но это «первое время», так или иначе, закончится. Какой будет новая политика Казахстана, предсказать сложно, но одно можно сказать с высокой степенью вероятности: Нурсултан Назарбаев был последним верховным правителем Казахстана, который обращался к своему народу на русском языке. Путин сделал все для того, чтобы Казахстан отдалился от России настолько, насколько позволяет наличие самой протяженной в мире российско-казахстанской границы.

 

ТАСС

 

Фото: 1. Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Zuma\TASS
2. Председатель сената парламента Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева на первом плане). Виктор Драчев/ТАСС

Оригинал текста:   Ежедневный Журнал