modorn mvdВ западной прессе на этой неделе пишут о перестановках во власти в Казахстане, рассуждают об «исчезновении» этнического казаха из Китая Галымбека Шагымана, ранее обращавшегося к властям Узбекистана и сран мира из транзитной зоны аэропорта Ташкента, и о судьбе новой финансовой биржи в Астане.

«ТОЛЬКО НАЗАРБАЕВ ЗНАЕТ»

Американское издание Diplomat в статье «Почему мы так внимательно наблюдаем за кадровыми перестановками в Центральной Азии?» рассуждает о новом назначении Калмуханбета Касымова. Генерал, почти восемь лет руководивший министерством внутренних дел Казахстана, отныне является советником президента и секретарем Совета безопасности.

Как пишет издание, в Центральной Азии, где политические процессы по большей части непрозрачные, а решения «спускаются сверху», кадровые перестановки происходят регулярно и особенно показательны.

В Кыргызстане, где число сменившихся премьер-министров превышает количество лет независимости страны, кадровые перестановки – фактор парламентской системы, считает Diplomat. В Узбекистане президент Шавкат Мирзияев, сменивший недавно глав нескольких силовых ведомств, утверждает, что цель перестановок – обеспечить проведение реформ, которыми он занимается с начала своего президентства.

В Казахстане же, по мнению издания, эти перетасовки имеют совершенно иную цель и особенно трудно поддаются анализу.

- Похоже, Казахстан переживает период смены назначенцев, предвещающий транзит [власти]. На самом деле нам очень сложно понять, что именно движет Казахстаном, - цитирует Diplomat эксперта Дженнифер Муртазашвили.

Как пишет издание, страна полнится слухами о том, что же собирается делать президент Назарбаев: «останется ли он на посту или отойдет в сторону в период очередных президентских выборов в 2020 году или раньше, но ясности нет». В этой связи Diplomat вспоминает слова эксперта Пола Стронски, однажды заявившего: «Только Назарбаев знает о том, что собирается делать Назарбаев».

Как считает Дженнифер Муртазашвили, частые перестановки во власти негативно стимулирует назначенцев, настраивая их «брать столько, сколько они могут, потому что они не знают, будут ли у власти завтра».

Более того, настаивает издание, в Казахстане и Узбекистане кадровые перестановки - результат неконтролируемой президентской власти. У лидеров этих стран «полномочия почти не ограничены и назначения обычно исходят непосредственно от президента». Поэтому за подобными изменениями и следят так внимательно, пишет Diplomat. Какова бы ни была их причина, они происходят потому, что «лидер этого захотел». Поэтому каждая кадровая перестановка - это дополнительные сведения о том, как работает система управления страной, так хорошо скрытая от публики.

«ИСЧЕЗНОВЕНИЕ» ГАЛЫМБЕКА ШАГЫМАНА

В другой своей статье «Загадочное дело пропавшего казахско-китайского беженца» Diplomat пишет о Галымбеке Шагымане, этническом казахе из китайского Синьцзяна. Его история стала известна, когда в Сети появились его видеобращения, по всей видимости, сделанные в транзитной зоне аэропорта Ташкента. Шагыман обращался к президенту Узбекистана Шавкату Мирзияеву и международному сообществу с просьбой не допустить его выдачи Китаю, где, по его словам, ему грозит «преследование». В настоящий момент местонахождение Шагымана неизвестно.

Ранее МИД Узбекистана сообщал, что 9 февраля Шагыман вылетел в Бангкок. Прибыл ли он в Таиланд, остается неясным. В Управлении верховного комиссара ООН по делам беженцев эту тему комментировать отказываются, называя информацию конфиденциальной.

Как утверждает Diplomat, Таиланд по-разному подходит к депортации беженцев, например, уйгуров из Синьцзяна, обратно в Китай. Временами он высылает группы, но иногда отказывается выдавать людей, особенно под международным давлением. А дело Шагымана, по всей видимости, привлекло внимание Вашингтона, пишет издание. Представитель посольства США в Пекине 11 февраля выступил с заявлением, в котором сообщил, что американские власти «осведомлены о ситуации Шагымана» и «поддерживают тесную связь» с международными организациями и «ключевыми правительствами» по этому поводу.

Ранее министр иностранных дел Узбекистана делал и другое заявление. По его словам, Ташкент был транзитной остановкой Шагымана, направлявшегося из Таиланда в Алматы. Других подробностей он приводить не стал. Казахстанское издание Serke тогда сообщало, что Шагыману не позволили въехать на казахстанскую территорию и выслали назад в Ташкент.

В этой связи Diplomat вспоминает дело Сайрагуль Сауытбай, этнической казашки из Китая, выдачи которой требовал Пекин. Летом 2018 года она обвинялась в незаконном пересечении границы в Казахстане, но в результате не была депортирована. «Это дело поставило Казахстан в безвыходное положение», считает Diplomat, поскольку он оказался зажат между экономическими интересами, связанными с Китаем, и давлением внутри страны и за ее пределами.

Казахстан попытался избежать конфликтной ситуации, отказавшись депортировать Сауытбай, но также отклонив ее ходатайство об убежище. Если Шагыману действительно было отказано во въезде в Казахстан, то вполне возможно, что власти пытались избежать еще одной «головной боли», заключает издание.

«СЕМЬ ДНЕЙ В АДУ»

Между тем британская вещательная корпорация BBC публикует новые свидетельства людей, побывавших в «лагерях политического перевоспитания» в Синьцзяне, а также рассказы их родственников.

Как пишет BBC, китайское правительство называет эти заведения бесплатными «образовательными центрами», а этническая казашка и гражданка Китая Айбота Серик, чьего отца отправили в одно из таких мест, зовет их «тюрьмами».

Как рассказал BBC этнический казах Нурбулат Турсунджанулы, он переехал из Синьцзяна в Алматинскую область в 2016 году, но его пожилые родители не могут покинуть Китай и приехать в Казахстан, потому что власти отобрали у них паспорта.

На стене в офисе организации «Атажұрт ерікті жастары» разместили фото людей, которые, по данным их родственников, помещены под стражу в Китае.

По словам другого проживающего в Казахстане этнического казаха Бекмурата Нусупканулы, его родственники в Китае боятся разговаривать по телефону или общаться с ним в популярном китайском приложении для обмена сообщениями WeChat. Как утверждает Нусупканулы, по словам близких, их могут отправить в «лагеря» за общение с родственниками за границей.

Этнический казах Орынбек Коксыбек провел несколько месяцев в «лагерях». В одном, по его словам, его подвергли пыткам. Он называет этот период «семь дней ада»: «Я был закован в наручники, мои ноги были связаны. Они бросили меня в яму. Я поднял руки и посмотрел вверх. В этот момент они полили меня водой. Я не помню, что случилось после».

Как отмечает ВВС, эти рассказы нельзя подтвердить из независимых источников, но они вторят многим историям, задокументированным Human Rights Watch и другими правозащитными организациями.

Китайское посольство в Казахстане не ответило на запрос прокомментировать ситуацию, добавляет ВВС.

ЧТО ЖДЕТ НОВУЮ БИРЖУ В АСТАНЕ?

Соглашение между KASE (Казахстанской фондовой биржей) и MOEX (Московской биржей) в январе 2019 года вызвало новые вопросы относительно жизнеспособности нового Международного финансового центра Астаны пишет издание Nikkei Asian Review в статье «Новую казахстанскую биржу AIX обходит возрождающийся конкурент».

Международный финансовый центр «Астана» с правовым режимом на основе английского права, запущенный, по словам автора статьи Наубета Бисенова, с большой помпой в июле прошлого года, призван стать центром международных инвестиций в регионе и служить платформой для приватизации казахстанских государственных компаний. В его состав входит фондовая биржа МФЦА (Astana International Exchange, AIX), которую поддерживают международные финансовые гиганты.

KASE тем временем, как считает Nikkei, не проявляет желания играть вторую скрипку и сдавать свои позиции МФЦА. Общий объем акций, торгуемых на бирже, удвоился в 2018 году до почти 1,6 миллиарда долларов. А в прошлом месяце акционером KASE стала Московская биржа, которая к концу 2019 года приобретет 20 процентов акций KASE, пишет Бисенов.

Председатель правления KASE Алина Алдамберген категорически отвергла предположение управляющего МФЦА Кайрата Келимбетова, что крупные и средние эмитенты захотят перейти на AIX.

Однако споры о достоинствах двух бирж в стране не позволяют решить основную, как считает Nikkei, проблему: отсутствие прозрачности в деловой среде. Именно она может помешать амбициям Казахстана стать региональным финансовым центром, отмечается в статье. По словам независимого финансового аналитика Расула Рысмамбетова, немногие компании готовы показать свои реальные доходы из опасений рейдерских захватов.

Как пишет Nikkei, из 1075 акционерных компаний страны на KASE представлены лишь 122: «Многие не стремятся наращивать капитал на рынке акций из-за требований обнародовать их доходы. Они скорее будут брать займы у банков».

Nikkei цитирует эксперта Сергея Домнина, по мнению которого, эта культура «может сильно осложнить конкуренцию за инвесторов на мировом рынке как для МФЦА, так и для KASE»: «Основной вопрос не в том, перейдут ли «голубые фишки» (высоколиквидные акции – Ред.) из Алматы в Астану, а в том, в чем будет заключаться ценность МФЦА эля эмитентов на глобальном рынке по сравнению с биржами Лондона, Гонконга и Шанхая», - говорит Домнин.

Радио Азаттык, Февраль 16, 2019