aralseaРжавые лодки и корабли советской эпохи в десятках километров от ближайшего водоема. Это не инсталляция современных художников, это напоминание о том, что когда-то на границе Казахстана и Узбекистана проходила береговая линия одного из крупнейших озер в мире - Аральского моря.

Сейчас здесь зона постоянного экологического бедствия. В конце августа президенты пяти республик собрались в Туркменистане для решения проблемы. О способах восстановления природного баланса - в материале портала iz.ru.

"Корабли застревали в иле"

Катастрофа Аральского моря произошла во второй половине предыдущего столетия. До этого водоем считался четвертым по площади озером мира. Жители окрестных населенных пунктов с тоской вспоминают прошлое. "В 1964 году вода доходила до края нашего села. В то время мы ходили по всему водоему. Добирались до Амударьи в Каракалпакстане, там ловили рыбу. Тянули невод, вытаскивали по 10, 20, 30, иногда 100 т рыбы. Карп, камбала, сом… Улов прямо в море сдавали приемно-транспортным судам. Домой мы не приходили по полгода, земли не видели, суши не видели", - говорит рыбак из казахстанского села Боген Тулпарбек Изтлеуов. Он добавляет, что промысел прекращался только осенью, когда водная гладь покрывалась льдом. Зимой за рыбой отправлялись на санях, запряженных верблюдами или лошадьми.

На побережье находились процветающие портовые города - Аральск и Муйнак. Между ними было отлажено судоходство. Многие сейнеры вмещали 20–40 человек. Команду составляли рыбаки, повара, матросы и инженеры. Когда море начало высыхать, плавсредства не могли вернуться в обмелевшие порты. Сначала они застревали в иле, который потом превращался в песок. Так в пустыне появились знаменитые кладбища кораблей.


Усыхать море начало в 1970-х. "У нашего села вода уходила постепенно. Дошла до среднего уровня, потом стала убывать быстрее", - объясняет Тулпарбек. С отступлением большой воды поменялся и климат. Раньше в окрестностях Арала местные жители занимались садоводством, сельским хозяйством - выращивали дыни, арбузы, ячмень, пшеницу. Аральское море зимой служило печкой - отдавало накопленное тепло, а летом, наоборот, охлаждало, работая как холодильник. Без него лето стало сухое и жаркое, зима - холодная. О былом укладе жизни остались только воспоминания.

Хлопок против моря

Арал на самом деле является бессточным озером, но из-за соленой воды и огромных размеров его, как и соседний Каспий, называли морем. Общая площадь водоема составляла 68 тыс. кв. км. Максимальная длина - 435 км, глубина - 69 м.

Высыхание началось в послевоенные годы. Тогда в центральноазиатских советских республиках - Узбекистане, Туркменистане и Казахстане - активно развивалось сельское хозяйство, в том числе хлопководство. Для этого из питающих озеро рек Сырдарьи и Амударьи стали отводить воду по каналам для орошения. К 1985 году водные ресурсы двух рек полностью использовались для нужд народного хозяйства. Зимой вода накапливалась в водохранилищах, летом ее использовали для полива.

Распад СССР не изменил ситуацию. К 2003 году объем воды в Арале составил всего около 10%, а площадь его поверхности - около четверти от первоначальной. Береговая линия отошла на 100 км, соленость воды выросла в два с половиной раза. На месте водоема образовалась песчано-солончаковая пустыня Аралкум.

На бывшем морском дне остались отложения солей и сельскохозяйственных ядохимикатов, пестицидов, смытых когда-то с полей. Частые пыльные бури, характерные для пустыни, поднимают все это в воздух и разносят на огромные территории. По словам президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, ежегодно со дна поднимается до 80 млн т ядовитых солей.

Течения воздуха выносят частицы в высокие слои атмосферы. Среднеазиатскую пыль находят на обширной территории от Восточной Европы до Гималаев. Ее вдыхание ведет к аллергиям и опасным заболеваниям. Медики, в частности, свидетельствуют, что в Приаралье распространены респираторные заболевания, расстройства пищеварения, рак пищевода и горла, анемия, заболевания почек, печени и глазных болезней.

Два Арала

Сейчас на месте моря существует два изолированных водоема, их общая площадь составляет 8–9 тыс. кв. км. Казахстан сосредоточил свои усилия на Малом Аральском море, которое полностью находится на территории страны. В 2005 году было закончено строительство 17-километровой Кокаральской плотины высотой 6 м и шириной около 300 м. Она отгородила водоем от остальной части моря. Благодаря дамбе сток Сырдарьи стал скапливаться лишь в этой части моря. Уровень воды повышается, соленость воды снижается.

Большому Аральскому морю, которое расположено на границе Казахстана и Узбекистана, повезло меньше. Его спасением никто не занимается, Амударья больше не впадает в водоем, а рассасывается раньше. Скорее всего, в ближайшее десятилетие оно исчезнет с карт.

На берегу пустыни

Специалисты много думали над путями решения проблемы обмеления. В советские годы на полном серьезе обсуждалась идея поворота сибирских рек, однако ее реализации помешала дезинтеграция государства. В 1993 году Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркменистан создали Международный фонд спасения Арала (МФСА).

В конце августа впервые за девять лет в туркменском городе Аваза состоялся саммит организации. Воду Амударьи и Сырдарьи пообещали расходовать меньше за счет корневого или капельного орошения. Дно моря решили активнее засеивать стойкими к солям кормовыми растениями.

По мнению политиков, для урегулирования ситуации необходимо привлечь мировую общественность. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что сохранение Арала уже давно не может считаться внутренней региональной проблемой. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отметил, что текущий саммит можно расценивать как обращение к мировому сообществу, ООН, фондам и банкам, заинтересованным в защите экологии.

Эксперты говорят, что ожидать заметного улучшения ситуации не стоит. Для возрождения Арала необходимо отказаться от выращивания влагоемких культур, в первую очередь хлопка. Но Узбекистан и Туркменистан к этому не готовы. Можно было бы также модернизировать систему оросительных каналов. Многие из них представляют собой обыкновенные траншеи, через стенки которых уходит огромное количество воды. По предварительным подсчетам, для этого необходимо $16 млрд. Однако пока ни средств, ни политической воли для обновления нет. В таких условиях Арал остается на мели.

Iz.Ru, 16.09.18