mataevЗа что преследуют первого пресс-секретаря президента Казахстана, председателя правления Союза журналистов РК Сейтказы Матаева?

Атаки на казахстанские медиа со стороны государства, усилившиеся в последние несколько лет, вышли на новый уровень. В стране заведено уголовное дело на председателя правления Союза журналистов Казахстана и президента Национального пресс-клуба Сейтказы Матаева и его сына, руководителя информационного агентства КазТАГ Асета Матаева. Их обвиняют в хищении средств на тендерах по госзаказу. Названная официальными лицами сумма ущерба постоянно меняется. Матаевым открыто намекают на необходимость признаться и проявляют нешуточный интерес к недвижимости возглавляемых ими структур. Курирует обвинение председатель Национального бюро по противодействию коррупции и однокурсник премьер-министра России Дмитрия Медведева Кайрат Кожамжаров.

Задержаны, но на свободе


Утром 22 февраля в 9:30 Сейтказы и Асета Матаевых задержали около дома и принудительно отправили на допрос в департамент Национального бюро по противодействию коррупции. По этому поводу в Национальном пресс-клубе Алма-Аты состоялась экстренная пресс-конференция. Перед журналистами выступили руководитель Международного фонда по защите свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева и журналист Ермурат Бапи. Они заявили, что массированная атака на Матаевых связана с тем, что «в последние год-полтора – особенно после того как КазТАГ возглавил Асет Матаев, на сайте агентства появилось много критических публикаций на темы, углубление в которые, наверное, не очень нравится власти», и кто-то там наверху решил: КазТАГ и Союз журналистов пора приструнить, а заодно прибрать к рукам недвижимость, принадлежащую Пресс-клубу. «Ну, а желающие и на здание Пресс-клуба в Алма-Ате, и на здание Пресс-клуба в Астане (около 6000 кв. м, недалеко от резиденции президента Акорды. – Ред.) всегда найдутся», – подытожила Калеева.


Некоторым журналистам, собравшимся на пресс-конференцию, был прислан сигнал о том, что находиться там нежелательно – по некоторым данным, сообщения шли из администрации президента.


На пресс-конференции напомнили, что Сейтказы Матаев был посредником между властью и оппозицией, был первым пресс-секретарем Нурсултана Назарбаева и его помощником. «Сейтказы Матаев как профессионал всегда со всеми мог договориться, первым добыть информацию, грамотно ее подать, некоторым это не нравилось. Значит, думаю, вопрос в информационной независимости КазТАГ, они дали сообщение о выборах (досрочные парламентские, назначены на 20 марта. – Ред.) раньше Акорды, они пишут о финансовых проблемах и о финансовых структурах. Думаю, они задевали многих влиятельных людей», – предположила Тамара Калеева.


Пока в Национальном пресс-клубе говорили журналисты, с Матаевыми без адвокатов говорили следователи. Едва пресс-конференция закончилась, департамент Нацбюро по противодействию коррупции затеял ответную встречу с журналистами. Директор департамента Нацбюро по г. Алма-Ате Шаттык Утеев зачитал сообщение о том, что председатель правления Союза журналистов Казахстана и президент Национального пресс-клуба Сейтказы Матаев и агентство КазТАГ в лице Асета Матаева допустили ряд нарушений при освещении материалов по госзаказу более чем на 300 млн тенге (64 млн рублей. – Ред.). Примерно на такую же сумму у Сейтказы Матаева были найдены налоговые нарушения. Интересно, что статус обоих Матаевых Шаттык Утеев пояснить не смог: в отношении них «ведутся следственные действия», но формально они вроде как на свободе – хотя выйти, конечно, никуда не могут.


При этом в вину Матаевым ставится то, что агентство КазТАГ не публиковало материалы по госзаказу в открытом доступе, их могли прочитать лишь подписчики этого агентства. На неоднократные вопросы журналистов, был ли пункт об обязательном открытом доступе в договорах между заказчиками и агентством, Шаттык Утеев ответить не смог, повторяя лишь, что «материалы должны быть доступны для населения».


Кроме того, директор департамента Нацбюро по г. Алма-Ате откровенно «плавал» и в других вопросах. Сначала он заявил, что прослушка телефонов Матаевых не велась, а затем добавил, что он «вообще говорить не может, потому что это тайна следствия». На принудительный допрос Матаевых отправили, потому что они якобы обманывали следствие (хотя Матаевы на все допросы ходили). А еще Утеев сильно напрягся, когда корреспондент «Новой» спросил его, курируется ли дело администрацией президента. «Никем оно не курируется, оно находится на контроле у меня», – заявил директор департамента Нацбюро по г. Алма-Ате. Между тем кураторство, как утверждает сам Сейтказы Матаев, есть, даже не на среднем уровне.


Сразу после пресс-конференции в Нацбюро Асета Матаева выпустили, а Сейтказы Матаева задержали – со статусом подозреваемого, но без определенной меры пресечения.

Кто открыл сезон охоты на журналистов?


Сами Матаевы уверены, что речь идет о рейдерском захвате их активов, и с этим согласен известный оппозиционный журналист Сергей Дуванов. «Политики здесь нет, – уверен он. – Кому-то просто понадобилось это здание в Астане. Весь вопрос в том, кто такой влиятельный, что мог поднять финансовую полицию для того, чтобы наехать на Матаевых». Дуванов напрямую не называет этих людей, но подчеркивает, что они особо приближены к президенту. Журналист считает, что выйти из этой ситуации с минимальными потерями для Сейтказы будет очень сложно – особенно с учетом того, что инкриминируемые ему статьи тяжкие, и максимальный срок наказания по ним составляет 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. «Нужно, чтобы информация о происходящем дошла до главного родственника, – иронизирует Дуванов. – Только он может это остановить. В ситуации, где нет политики, нужно решать по принятым сейчас понятиям».


С тем, что действовать по закону будет сложно, согласна и Гульжан Ергалиева, журналист и редактор, у которой за последние несколько лет закрыли минимум три СМИ по надуманным мотивам. Ергалиева, правда, считает, что политика в этом деле есть: «Сейчас идет процесс транзита власти, и дело, подобное нынешнему, – часть всей этой конструкции». В версию рейдерского захвата она не верит, но добавляет, что ничему уже не удивляется. То, что за Нацбюро по противодействию коррупции стоит более крупная структура, она даже не сомневается: «Нацбюро – это просто инструмент».


Впрочем, у Нацбюро наверняка могут быть и свои интересы. В связи с этим необходимо обратить внимание на две вещи. Во-первых, в официальном заявлении, распространенном Нацбюро, говорится следующее: «Совершенные Матаевым коррупционные и экономические преступления являются тяжкими». Это означает, что орган уголовного преследования решил за суд, что будет обвинительный приговор. Налицо нарушение презумпции невиновности.


А во-вторых, Нацбюро принудительно доставило Матаевых на допрос в тот момент, когда их адвокаты улетели в Астану опротестовывать предыдущие действия Нацбюро. Следователи об этом достоверно знали, но задержание все равно провели.
Все дело может быть в письме Сейтказы Матаева президенту, которое он отправил в обход президентской администрации с просьбой помочь. После того как Нурсултан Назарбаев дал указание разобраться, у Нацбюро и администрации президента больше нет пути назад. И если у них были какие-то свои интересы в этом деле, теперь придется идти до конца – в противном случае, если будет доказана невиновность Матаевых, под ударом окажутся уже сами руководители госструктур. Допустить этого они никак не могут, а значит, дальнейший процесс может развиваться по наихудшему сценарию для Сейтказы и Асета Матаевых.


Отметим, что казахстанские журналисты написали открытое письмо, в котором просят прокуроров разобраться с ситуацией объективно и беспристрастно. «Мы обращаемся в Генеральную прокуратуру с требованием взять следствие по этому делу под особый контроль и обеспечить максимальную гласность и прозрачность расследования. Мы убеждены, что только постоянное и своевременное информирование общественности о ходе следствия, четкие и недвусмысленные ответы на все возникающие вопросы могут пресечь распространение слухов и обеспечить непредвзятое расследование, к результатам которого у общественности не будет вопросов», – написано в письме. По состоянию на вечер понедельника под письмом собрано более 200 подписей.

Вячеслав ПОЛОВИНКО, специально для «Новой» — Казахстан», 25.02.2016