east westВизит главы МИД России Сергея Лаврова в Туркмению был, скорее, не дежурным, а "пожарным", отмечают эксперты, указывая на большое число накопившихся в последнее время разногласий сторон.

Двухдневный визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Ашхабад, завершившийся 28 января, судя по всему, был непростым как для российской, так и для туркменской стороны. С 1 января "Газпром" перестал покупать туркменский газ, сочтя условия действовавшего ранее долгосрочного контракта невыгодными. А Ашхабад в свою очередь предлагает себя в качестве поставщика газа в Европу, а в конце 2015 года начал строительство ТАПИ (Трансафганского трубопровода, который свяжет месторождения газа в Туркмении с потребителями в Афганистане, Пакистане и Индии) - обе эти инициативы не поддерживает Москва.
Расчет с изъяном

По вопросам безопасности тоже есть серьезные разночтения, отмечают эксперты. России хотелось бы видеть со стороны Ашхабада большую вовлеченность в систему коллективной безопасности на афганском направлении, костяк которой составляют страны ОДКБ. А туркменские власти не спешат с этим, зато открыто выразили озабоченность пусками Россией ракет с Каспия по целям в Сирии. Есть и проблема русскоязычных жителей Туркмении - так называемых бипатридов, по которой у Москвы и у Ашхабада разные взгляды.

"В начале 2010-х власти Туркмении, окрыленные подписанным с Китаем масштабным газовым контрактом, постарались занять позицию сильного игрока в отношениях с "Газпромом" и рассчитывали на поддержку международных финансовых институтов в продвижении нероссийских газовых проектов типа ТАПИ и "Набукко". Но расчет на КНР оказался с изъяном - цены на газ и нефть в 2015 году резко упали. Китай туркменский газ оплачивает не валютой, а в зачет выданных ранее кредитов и задолженностей", - рассуждает эксперт Центра исследования кризисных ситуаций (CSRC) Наталья Харитонова.

По многим признакам сейчас у властей Туркмении большие проблемы с бюджетом, с валютными резервами и покрытием долговых обязательств перед иностранными фирмами, полагает эксперт. "И перспективы не самые веселые - в Европу свой газ после снятия санкций намеревается вывести Иран, а для ТАПИ необходима стабилизация в Афганистане, а там динамика наоборот негативная", - продолжает Харитонова.

Счет 1:1

С другой стороны, по оценке российского эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова, факт визита Сергея Лавров в Туркмению точечно, а не в рамках турне по региону или по пути в Юго-Восточную Азию, при этом с ночевкой в Ашхабаде, свидетельствует о внимании, которое Москва вынуждена сейчас обращать на отношения с Туркменией. "В последнее время они складывались как нельзя хуже, и в Москве должны были придти к выводу, что если так дальше пойдет, то Туркмения полностью уйдет из-под российского зонтика и в вопросах безопасности, и в качестве экономического контрагента", - рассуждает Дубнов.

"Контрапунктом российско-туркменских отношений является газ. Разрыв "Газпромом" стратегического контракта по закупке туркменского газа, заключенного в 2003 году, повлиял на сговорчивость туркменской стороны, и нынешний визит состоялся. Ашхабад не сильно счастлив от того, что он вынужден восстанавливать отношения с Россией как с покупателем газа, но в сложившейся ситуации это наименьшее из зол - Россия, в отличие от Китая и частично от Ирана, платила за туркменский газ живыми деньгами, которых сейчас недостает Ашхабаду", - пояснил эксперт в интервью DW.

Судя по итогам визита Сергея Лаврова, стороны возобновили переговоры о поставках газа в Россию, но на более выгодных для "Газпрома" условиях, полагает Аркадий Дубнов. В свою очередь президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов и министр иностранных дел Рашид Мередов, по выражению Дубнова, на площадке безопасности "отыграли" у Сергея Лаврова потерянное в газовом вопросе очко.

"Москва вынуждена притормозить более чем активное стремление напугать Ашхабад опасностью из Афганистана и по меньшей мере публично признать, что усилия Туркмении по защите своих южных границ пока достаточны для безопасности страны и ее соседей. В этом довольно серьезная победа туркменской дипломатии", - указывает Аркадий Дубнов.
Статус-кво по бипатридам

В свою очередь Наталья Харитонова обращает внимание на то, что российскому гостю, вероятно, удалось успокоить страхи хозяев, связанные с военной активностью Москвы на Каспии.

"По крайней мере открытой дискуссии и упоминания этой темы в пресс-релизах нет, зато Сергей Лавров подчеркнул, что подходы обеих сторон к проблеме статуса Каспия "практически совпадают". И добавил фразу, означающую, что военное строительство должно осуществляться прозрачно, в пределах разумной достаточности и без участия некаспийских стран. То есть ясно обозначил нежелание Москвы мириться с "чужими" военными интересами в Туркмении", - полагает собеседница DW.

Судя по сообщениям российских СМИ, в ходе визита был затронут и вопрос о русскоязычных жителях Туркмении. Наталья Харитонова считает, что здесь стороны сохранили статус-кво. "Хотя Москва в ситуации после Крыма в большей мере осознает, что может использовать объективные многолетние острые проблемы русского меньшинства в Туркмении для оказания влияния на Ашхабад более эффективно, чем, например, в 2003 году, когда Кремль фактически сдал этих граждан ради подписания с Туркменбаши того самого газового контракта, от которого сейчас отказался "Газпром", - полагает эксперт CSRC.

"Исходя из опыта прежних сражений между Москвой и Ашхабадом по вопросу о положении бипатридов, могу предположить, что вряд ли Ашхабад отступит от своих позиций. Согласно им, он больше не признает двойное российско-туркменское гражданство и больше не будет выдавать туркменские паспорта тем, кто получил российского гражданство после 2003 года", - отметил в интервью DW Аркадий Дубнов.

И добавил, что для Москвы проблема бипатридов остается козырной картой, используя которую она будет оказывать давление на Ашхабад и в будущем. Но, продолжает эксперт, "учитывая то, что Россия долгое время отказывалась жестко добиваться соблюдения прав бипатридов, предполагаю, что и сейчас ей не удастся убедить Ашхабад изменить свою позицию".

DW, 29.01.2016