Вдова одного из потерпевших в интервью о трусости, тревожном ожидании и страшной правде. В пятницу вдова Армангуль Капашева обвинила в суде главного обвиняемого Рахата Алиева, который незадолго до начала процесса был обнаружен повешенным в своей камере. Её муж, казахстанский банкир, был убит. Капашева (интересы которой представляет юридическая фирма «Лански, Ганцгер и Партнеры) дала интервью редакции KURIER.

 

 

KURIER: Чего Вы ждете от процесса?

 

Армангуль Капашева: Самым важным является справедливость. Справедливое наказание для тех, кто убил моего мужа. Это не должно остаться безнаказанным. Моему мужу было всего 39 лет, когда он умер.

 

Однако Алиева уже невозможно привлечь к ответственности.


Я надеялась, что он долгие годы пробудет за решеткой, и что также его свобода распоряжаться деньгами, которые он получил преступным путем, будет ограничена. Так же как он ускользнул из Казахстана, он ускользнул и от этого процесса. Это было трусостью – прятаться и придумывать для себя теории о политическом преследовании. Точно такой же трусостью является и то, что он не пришел с повинной. Бывает, что люди, которые демонстрируют особую жестокость, в жизни являются трусами. Когда его в первый раз арестовали в Австрии, только на один день, он годами после этого жаловался, что его заковали в наручники. Однако это ни в какое сравнение не идет с тем, что сделали с моим мужем.


Встречались ли Вы когда-либо лично с Алиевым?


Нет. В 2007 году (когда муж Капашевой бесследно исчез – прим. ред.) я пыталась поговорить с ним в Вене. Я пришла к нему в 13 район и позвонила, однако он не вышел. Я хотела его спросить, где мой муж. Я надеялась, что он все еще удерживает его в каком-то месте. У меня была еще надежда, что в нем осталось что-то человеческое и что он не допустит таких ужасных вещей.


Как долго Вы искали Вашего мужа?


Три года. Мы даже спрашивали людей с экстрасенсорными способностями, где он может быть. Мы обыскали все места в Алматы и вокруг города.


Алиев заявлял, что Ваш муж и его коллеги по правлению выдавали кредиты своим родственникам на невыгодных для банка условиях. Что Вам было известно о деятельности Вашего мужа в банке?


Мой муж развивал Нурбанк с 1996 года, это был его ребенок. Когда Нурбанк искал инвестора и был куплен Алиевым, мой муж остался верен банку. Позднее я сама разговаривала с работниками банка и я убеждена, что все кредиты выдавались в соответствии с требованиями законодательства.


Ваш муж в первый раз исчез 18 января 2007 года?


Он сказал, что должен поехать с Алиевым в командировку в Киев. Обычно мы созванивались несколько раз в день. В тот день я не могла до него дозвониться. Следующим вечером он вернулся с абсолютно серым лицом. У нас говорит: на нем лица не было. Он обнял детей и меня и сказал, что больше всего боялся никогда нас больше не увидеть. Затем он рассказал, что его вместе с его коллегой Абилмаженом Гилимовым привезли в спортивный центр и там приковали. Что там был тир, и Алиев стрелял ему между ног. Алиев спрашивал: «Боишься?». Благодаря тому, что Гилимов был в хороших отношениях с одним из охранников, Гилимову и моему мужу удалось выйти на свободу.

 

Почему Ваш муж не подал заявление в полицию после своего возвращения?


Алиев сказал: «Это была просто проверка, вы хорошие ребята». Кроме того, мой муж боялся предпринимать что-либо против зятя президента.


31 января 2007 года Ваш муж окончательно пропал?


Он уже не работал в банке, однако в тот день должен был туда пойти. Он сказал, что вернется через 20 минут, однако больше не пришел. Я чувствовала, что что-то происходит. В ночь на 5 февраля мне позвонили, это был голос моего мужа, однако он звучал так, как будто его заставили что-то сделать. Он сказал, что прячется от финансовой полиции. Я сказала: «Я знаю, что тебя держат силой». Он ничего не ответил.


Вы еще надеялись, что он вернется?

 

Если бы Алиев его отпустил, я бы сказала: я все это придумала, я была в истерике. Мы направляли запросы в государственные органы и в посольство, но безрезультатно. В то же время Алиев подал на меня и других женщин в суд за клевету. Он всегда выигрывал все процессы, он был непобедимым. Его адвокат угрожала мне тюрьмой.


Когда Вы узнали, что Ваш муж мертв?


В 2009 году мы с г-жой Хасеновой (вдова второго убитого) встретились в Вене с Альнуром Мусаевым (который является сообвиняемым в процессе). Мусаев дал нам понять, что наших мужей уже нет в живых. Он отрицал свое участие в этом, однако пообещал назвать место, где находятся трупы. Он сказал, что Алиев и Кошляк (второй сообвиняемый) убили наших мужей. Ему были известны подробности. 12 мая 2011 года был днем рождения моего мужа, на следующий день после этого мне домой позвонили и сказали явиться вместе с г-жой Хасеновой в министерство внутренних дел. Нас спросили, какого цвета было нижнее белье на наших мужьях, и нам показали фотографии. Тогда надежда и умерла. В тот день я нашла дома в его ящике для нижнего белья двое одинаковых плавок из одной и той же упаковки. Это был комплект из трех штук. Он наверняка был в них. В июне мы смогли затем хотя бы похоронить останки.
Вы благодарны Мусаеву за то, что он, как заявляется, указал местонахождение трупов?


Я не испытываю никакой благодарности, я уверена, что Мусаев тоже был убийцей моего мужа. Но благодаря ему я хотя бы знаю, где мой муж похоронен.

 

«Курьер», Вена 25.04.2015

 

http://kurier.at/chronik/oesterreich/fall-aliyev-das-darf-nicht-ungestraft-bleiben/127.066.115