Один из основных присяжных не может принять участие в процессе по причине болезни. Прокуратура хочет допросить в качестве свидетелей агента КНБ

 

 

Вена – В начале четвертого дня судебного процесса об убийстве и похищении казахстанских банкиров Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова прокурор Маркус Бергхаммер подал несколько ходатайств о допущении доказательств. Так, он хочет допросить того агента казахстанских спецслужб КНБ, который якобы показал подсудимому, бывшему председателю КНБ Альнуру Мусаеву, то место, где впоследствии были обнаружены тела убитых.

 

В своих показаниях, данных на прошлой неделе, Мусаев пояснил, что этот агент показал ему на карте место, где были захоронены трупы банкиров. Останки их тел были обнаружены только в мае 2011 года – более чем через четыре года после их исчезновения – в Ремизовском ущелье возле Алматы. По заявлениям Мусаева, до этого агент хотел его заставить официально подтвердить, что он знает, где находятся трупы. В действительности же он не имел ни малейшего понятия об этом. Агент также дал ему состоящую из восьми пунктов программу, каким образом ему следует себя вести, после того как он обосновался в Австрии.

 

Алиби должно быть проверено


Бергхаммер хочет также допросить в качестве свидетеля бывшую подругу Мусаева, поскольку 61-летний подсудимый утверждает, что он находился дома в тот момент, когда, согласно обвинительному заключению, банкиры были убиты им, а также бывшим послом Казахстана в Вене Рахатом Алиевым и его помощником Вадимом Кошляком. Далее, представитель обвинения хочет допросить того сотрудника Федерального управления уголовной полиции, который расшифровал и записал разговоры по «Скайп», подтверждающие вину Мусаева. Бывший председатель КНБ утверждает, что эти доказательства были впоследствии подвергнуты манипуляциям.


После того как во время первой недели процесса один запасной присяжный уже заявил о своем отсутствии в связи с болезнью, от участия в качестве присяжного отказался и один из основных присяжных. Как заявил в среду в Земельном суде по уголовным делам Андреас Бём, присяжная сообщила ему по телефону, что она так плохо себя чувствует, что даже не может выйти из дома. «Я надеюсь, что такое не произойдет снова», - сказал Бём, который пригласил восемь основных присяжных и восемь запасных. В конце этапа исследования доказательств их должно остаться не менее половины, поскольку закон предусматривает участие восьми присяжных, которые самостоятельно должны решить вопрос вины, и в случае признания подсудимых виновными, - вместе с тремя профессиональными судьями решить вопрос о мере наказания для подсудимых. Им грозит от десяти до 20 лет лишения свободы либо пожизненное заключение.

 

Сегодня в процессе примет участие первый приглашенный свидетель – бывший председатель правления Нурбанка Абилмажен Гилимов. Заявляется, что Алиев, Кошляк и другие, недоступные для австрийской юстиции сообщники, похитили его в январе 2007 года, после того как в Нурбанке были совершены финансовые махинации. Гилимов якобы – после того как на него было оказано давление – переписал доли участия в капитале банка на имя бывшей жены Алиева, дочери главы казахстанского государства Нурсултана Назарбаева. После того как ему удалось связаться со своей женой по телефону, банкир был через 24 часа отпущен на свободу.


«Только выполнял приказы»


Сначала, однако прокурор Беттина Валлнер провела еще раз перекрестный допрос Кошляка. Она задала ему ряд вопросов, на которые он не смог ответить, поскольку он – как он снова и снова заявляет – только выполнял приказы Алиева и самостоятельно не принимал никаких решений. «Это опять такой вопрос, который Вы должны были бы задать не мне, а г-ну Алиеву», - заметил 42-летний подсудимый. Алиев был обнаружен в конце февраля повешенным в своей камере в следственном изоляторе Земельного суда. Органы юстиции предполагают самоубийство, однако официального подтверждения еще так и не было представлено. (APA, 22.4.2015)

 

«Штандарт», Вена, 22 апреля 2015 г.