После смерти Рахата Алиева, которого во вторник обнаружили повешенным в камере следственного изолятора Вены Йозефштадт, всё указывает на самоубийство. «Предварительные данные вскрытия не указывают на вину другого лица», — сообщил в среду в ответ на запрос APA (Новостное агентство Австрии) Герхард Ярош (Gerhard Jarosch), заместитель руководителя прокуратуры Вены.

 

 

 

 «Вскрытие было проведено опытным судмедэкспертом, которым в ходе осмотра тела никаких признаков посторонних насильственных действий обнаружены не были», — продолжил Ярош. «Обследование камеры следственно-оперативной группой Управления уголовной полиции земли Вены и изучение записей видеонаблюдения в следственном изоляторе также не подтверждают версию о убийстве Алиева», — сообщил Ярош.


«Следственные мероприятия были немедленно проведены», — уже во вторник заявила пресс-секретарь прокуратуры Нина Буссек (Nina Bussek). Перед этим одиночная камера, в которой рано утром был обнаружен труп, была обследована следственно-оперативной группой Управления уголовной полиции земли. В осмотре места преступления также принял участие дежурный следователь прокуратуры.

 

Адвокат: момент смерти «вызывает серьезные сомнения»


Для Службы исполнения наказаний речь во вторник шла «однозначно» о самоубийстве. Однако адвокаты Алиева усомнились в версии о самоубийстве своего 52-летнего подзащитного и даже озвучили версию об убийстве. Адвокат Штефан Прохаска (Stefan Prochaska) заявил: «Мы предполагаем, что он был убит».

 

Момент смерти, наступившей незадолго до начала судебного разбирательства дела против Алиева, «вызывает серьезные сомнения». В последние недели и месяцы адвокат провел много времени со своим подзащитным, о котором никак нельзя было сказать, что он погряз в жалости к себе. «Он был бойцом».


Петер Прехтль (Peter Prechtl), руководитель Службы исполнения наказаний, не видит смысла в версии об убийстве. «Нет никаких признаков, которые бы свидетельствовали об этом», — заявил Прехтль в эфире ZIB2. Для того чтобы попасть в одиночную камеру, убийце или убийцам в первую очередь понадобился бы ключ от нее. «А получить ключ от камеры совсем не просто», — сказал Прехтль.

 

Что произошло в камере?


Для установления того, что же произошло в камере, в которой запертым на ночь содержался Алиев, по инициативе прокуратуры во вторник были проведены первые допросы. Допрошены были «лица, которые могли бы выступать источниками необходимой информации», — пояснила г-жа Буссек. Руководство следствием было возложено на Федеральное ведомство по охране конституции и борьбе с терроризмом (BVT).


Вот что в связи с этим сообщил г-н Прехтль: «Вся зона, по которой могут перемещаться люди, находится под видеонаблюдением. Соответствующий материал уже был просмотрен и передан в прокуратуру. Признаки состава преступления в записи также обнаружены не были». Против версии о посторонних насильственных действиях говорит также тот факт, что отсутствуют следы борьбы, а также что из камеры звуки борьбы не доносились. Трудно себе представить, чтобы можно было бесшумно и без какого-либо сопротивления повесить человека против его воли. «Мы однозначно считаем, что речь идет о самоубийстве, которые, к сожалению, совершаются в местах лишения свободы. Даже несмотря на всевозможные меры, которые мы принимаем, чтобы этого не допустить», — заявил Прехтль.

 

Разбирательство дела, по всей видимости, начнется после Пасхи


В декабре Алиеву было предъявлено обвинение в убийстве. Бывшего зятя казахстанского президента Нурсултана Назарбаева обвинили в убийстве двух банковских менеджеров в Казахстане. Адвокаты постоянно отрицали эти обвинения. Несмотря на смерть Алиева, Уголовный суд земли, по всей видимости, после Пасхи рассмотрит дело о похищении и убийстве двух банковских менеджеров в Казахстане. Однако после смерти бывшего посла Казахстана в Вене главный фигурант событий, которые освещены в подготовленном венской прокуратурой обвинительном заключении, перед судом предстать не сможет.

 

Главный инспектор: «Алиев жил в страхе»


Становятся известны всё более шокирующие детали повседневной жизни Алиева в заключении. В частности, поступила информация, что его шантажировали двое сокамерников. Кроме того, в его адрес якобы поступали угрозы убийства. Это сообщил Главный инспектор полиции во вторник в Уголовном суде земли Вены, перед которым оба сокамерника Алиева предстали по обвинению в вымогательстве. Алиев также должен был выступить свидетелем на этом процессе, но за несколько часов до начала процесса его обнаружили мертвым в своей камере.


Сразу после заключения под стражу летом прошлого года 52-летний Алиев содержался в одной камере с двумя заключенными: 41-летним мужчиной, ранее судимым за совершение тяжкого преступления, и молодым человеком 20 лет. Как сообщается, Алиев подвергался физическому давлению с их стороны даже после его перевода в одиночную камеру. Якобы у него вымогали 3 000 евро. Главный инспектор официально заявил, что по этой причине Алиев жил в постоянном страхе. «Он испытывал страх и беспокойство, опасался, что эти угрозы будут приведены в исполнение»; подробности см. по ссылке: oesterreich.ORF.at.

 

Алиев якобы заплатил сокамерникам 1 000 евро


Сокамерники Алиева объяснили ему, что в тюрьме есть «много психов». Если Алиев хочет выжить, то ему придется заплатить, в противном случае кто-нибудь может убить его, когда он будет в душевой (где Алиева и обнаружили мертвым), и инсценировать самоубийство. Двое заключенных якобы настолько запугали Алиева, что он передал старшему из них 1 000 евро через своего адвоката. Молодой сокамерник угрожал ему побоями, чтобы завладеть футболкой и предоплаченной телефонной картой 52-летнего Алиева.


По словам Главного инспектора, в заключении Алиев также вел дневник. В дневнике он якобы фиксировал угрозы, которые поступали в его адрес. «Однако он не хотел передавать свой дневник полиции», — заключил Главный инспектор. Был ли дневник обнаружен в камере после смерти Алиева, на настоящий момент установить не удалось.

 

Сокамерники отрицают обвинения


Обвиняемые решительно отвергли предъявленные им обвинения. Как заявил 41-летний бывший сокамерник Алиева, по причине языкового барьера он никак не мог угрожать Алиеву. Алиев якобы едва говорил по-немецки, сам же обвиняемый не говорит по-английски: «Я бы не мог угрожать ему, я бы не смог даже заговорить с ним». Предполагаемая уплата 1 000 евро была осуществлена Алиевым добровольно.


Как указал защитник сокамерников Алиева Николаус Раст (Nikolaus Rast), у Алиева был мотив скомпрометировать его подзащитных. Сославшись на придуманный им шантаж, Алиев попросил перевести его в одиночную камеру, что впоследствии и было сделано.


В качестве свидетеля также был допрошен заключенный 31 года, к которому Алиев якобы обратился с просьбой «принять» его в свою камеру. «Он хотел выбраться из той камеры», — сказал мужчина, указав на обоих заключенных. Но Алиев и сам был той ещё «лисой»: «Он хотел любыми средствами создать себе репутацию в тюрьме. Он и мне хотел денег дать. Я всегда с благодарностью отклонял его предложения».

 

«Плохая атмосфера» в камере


Ещё один бывший заключенный вспомнил, что в камере, в который Алиев сначала содержался вместе с обоими обвиняемыми, была «очень плохая атмосфера». Алиев казался ему «запуганным»: «Это же чувствовалось». Кроме того, по показаниям 49-летнего мужчина, сокамерники, скорее всего, обворовывали Алиева. Так, например, у него пропал ремень. Но часы Алиев «спрятал в безопасном месте: в камере надомника».


Процесс над сокамерниками Алиева был перенесен на неопределенный срок. Для судьи Норберта Герстбергера (Norbert Gerstberger) получение окончательного заключения исправительного заведения по случаю смерти Алиева стало «вопросом приличий». Кроме того, суд желает заслушать показания других свидетелей.

 

ORF, 25.02.2015