Бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев был найден мертвым в тюремной камере в Вене, где он ожидал экстрадиции на родину. Загадочную смерть человека, которого когда-то считали преемником Нурсултана Назарбаева, комментирует известный российский журналист Аркадий ДУБНОВ

 

 

 

 

Рахат Алиев — человек, о котором в Казахстане говорят с ужасом: за ним тянется шлейф историй о преследовании ни в чем не повинных людей, издевательствах и пытках. Хотя по сути это типичная история взлета и падения высокопоставленного представителя«царствующей семьи». Карьера бывшего мужа старшей дочери президента Назарбаева, которого называли казахстанским кронпринцем и про которого всерьез поговаривали, что он наследует своему тестю, подломилась в 2007 году, когда он был обвинен в попытке государственного переворота. Тогда Алиев бежал из Казахстана (с уверенностью можно сказать, что ему дали бежать), долго скитался по разным странам.

 

Нынешнее известие о его самоубийстве очень напоминает историю Бориса Березовского: слишком много в этом событии таинственного, чтобы поверить в самоубийство. Уже назначено вскрытие, однако, на мой взгляд, истину мы никогда не узнаем. Алиев был найден в туалете своей одиночной камеры повешенным на крючке для полотенец, в качестве веревки использована лента от мешков для мусора. Других подробностей пока нет, однако адвокат Алиева не верит в версию самоубийства. Знающие Алиева люди утверждают, что он был человеком неуравновешенным, что порой выливалось в жестокость, от которой страдали другие люди, неслучайно его обвиняют в том числе в убийстве. Неуравновешенность, конечно, могла привести к депрессии, которая в итоге привела к суициду, но доказать этой сейчас будет вряд ли возможно.

 

23 февраля Алиеву стало известно, что апелляция, которую подал его подельник Альнур Мусаев, бывший глава Комитета национальной безопасности Казахстана, была отклонена и на 11 апреля назначен суд присяжных. Те, кто готов рассматривать версию самоубийства, высказывают предположения, что Алиев не вынес мысли о том, что он в любом случае будет осужден. Если даже не удастся доказать его причастность к убийству топ-менеджеров казахстанского Нурбанка, то полностью доказана его причастность к пыткам — он сам пытал личных охранников бывшего премьер-министра Казахстана Акежана Кажегельдина. Оба они живы, один получил гражданство Бельгии, другой живет в Казахстане. Благодаря их настойчивости, а также стараниям самого Кажегельдина, который тоже живет в Европе, удалось возбудить уголовное дело против Рахата Алиева. И несмотря на его гибель, суд состоится, поскольку двое других обвиняемых, Альнур Мусаев и Вадим Кошляк, живы.

 

Если это не самоубийство, то за событием могут стоять силы, для которых живой Алиев был бы опасен. Это не обязательно связи, ведущие в Казахстан. В неменьшей степени он был опасен и для определенных влиятельных лиц в Австрии. За прошедшие 10 лет Рахат Алиев коррумпировал значительное число чиновников как в Австрии, так и на Мальте. Он окружал себя сетью доверенных людей, в первую очередь адвокатов, которые обеспечивали его интересы.

 

Возникает вопрос, на что рассчитывал Рахат Алиев, когда лично сдался властям Австрии в июне прошлого года? Спасаясь от преследования, он бегал буквально по всей Европе, жил на Мальте, на Кипре, в Греции, но, узнав, что и в Греции уже выдан ордер на его арест, предпочел вернуться в Австрию, где тюрьмы все-таки комфортнее, чем греческие. Есть еще один интересный нюанс: его бывший адвокат Вольфганг Брандштеттер, получавший от Алиева огромные гонорары (австрийские СМИ насчитали порядка 200 тыс. евро) и много сделавший, чтобы Алиеву дали вид на жительство в Австрии, год назад стал министром юстиции. Тогда было много разговоров скандального свойства, что этот человек не сможет быть объективен в деле Рахата Алиева. Возможно, Алиев именно на это и рассчитывал. Но недавно стало известно, что министр юстиции отказался помогать, и дело было передано в суд — в Австрии минюст курирует суды, и без его отмашки дело не может быть направлено в суд.

 

История падения высоко взлетевшего кронпринца весьма характерна для стран, где устанавливается режим бесконтрольной личной власти. Теперь следует ожидать продолжения поисков недвижимости и огромных финансовых авуаров, которые Рахат Алиев выводил из Казахстана через родственников своей сестры — она была замужем за одним из братьев Хорани, принадлежащих к ливанско-палестинскому олигархическому клану. Средства его сахарного бизнеса (недаром его называли«сахарный», то есть Рахат),его медиабизнеса выводились на Запад, и сейчас по всему миру, от Лихтенштейна до США, возбуждены уголовные дела в связи с отмыванием незаконных средств, так или иначе аффилированных с Алиевым. В обнаружении этих денег весьма заинтересованы власти Казахстана, которые потратили немало средств и усилий, чтобы их вернуть. Эта история окажет влияние и на политические процессы в Казахстане, хотя в целом реноме президента Назарбаева вряд сильно пострадает, что было бы для него очень некстати в преддверии грядущих через два месяца досрочных президентских выборов.

 

24 февраля 2015 

 


ej.ru