Заметьте, что о коррупции в Казахстане стали говорить заметно меньше. Понятно, что не потому, что ее стало меньше. Похоже, причина другая – привыкли настолько, что все меньше ее замечаем. А ведь она никуда не делась и все так же, как ржавчина, разъедает нравственные основы нашего общества, мешает экономическому развитию страны, уродует души наших людей.

 

 

 

Уже никто не скрывает, что «коммерциализация» высшего образования в Казахстане достигла апогея. За взятки поступают в вузы, за них же там можно получить диплом, даже не открыв учебника и не сдав ни одного экзамена. Были бы деньги — и диплом у вас в кармане.

 

На все есть свой прейскурант. Так, по данным «Тенгри-ньюс», цены на сдачу сессии в казахстанских вузах колеблются в зависимости от вуза от 12 тысяч тенге и выше. В среднем по стране цена за сдачу сессии около 30 тысяч тенге. Цена курсовой работы примерно 13 тысяч. Дипломная работа обойдется в районе 60 тысяч.

 

Нужно место в общежитии — пожалуйста, даете взятку (в среднем это 15 тысяч) — и вы в общежитии. Захотели перевестись с платной формы обучения на грант — готовьте 500 тысяч тенге в ведущих вузах и от 100 тысяч в менее престижных. Средняя цена получения гранта около 250 тысяч тенге. Для поступления и обучения на военной кафедре понадобится 500 тысяч тенге.

 

Пусть не напрягаются чиновники из системы образования, создавшие эту кормушку и кормящиеся с этого щедрого стола. Не только они коррумпированы. Точно такие же негласные прейскуранты цен взяток существуют в любой сфере нашего государства: в МВД, Минздраве, Минюсте, Минфине, Минкультуры и прочих министерствах. Это общая тенденция, своего рода единый для нашей власти стандарт негласного обогащения за счет использования своего служебного положения.

 

Дело для нас привычное, причем настолько, что удивить этим уже никого нельзя. Попробуйте с пафосом начать возмущаться, что все вокруг в стране берут взятки, на вас посмотрят как на инопланетянина. Эка новость, нашел чем удивить! Для большинства это уже норма. Кто-то с этим свыкся и не замечает, кто-то на это молится, так как благодаря взяткам получил вожделенный достаток, а кое-кто даже сколотил на этом состояние, став олицетворением нашей «казахстанской мечты». И многих из них мы знаем в лицо.

 

Очень показательно, как на это реагируют люди во власти, то есть сами коррупционеры. Они создают иллюзию борьбы с коррупцией своих подчиненных. Периодически разрабатываются различные программы по борьбе с коррупцией, проводятся различные мероприятия, рейды, проверки, опросы. Причем это делается на всех уровнях власти, начиная от районных акиматов и отделов министерств и заканчивая правительством, парламентом и администрацией президента. С коррупцией у нас борются все.

 

Скажем, в той же системе образования в последнее время в качестве одной из мер предполагается ввести ответственность руководства вуза за коррупцию в стенах учебного заведения. Мол, если попадется преподаватель какого-то вуза на взятке, отвечать будет вместе с ним и ректор. Якобы создают стимуляцию контроля со стороны ректората над преподавателями, склонными к коррупции. Вряд ли нужно ли объяснять, что такого рода меры в принципе не могут повлиять на изменение ситуации.

 

Такого рода борьба с коррупцией по определению бесперспективна. Потому что ее инициаторы исходят из ложной посылки, что взяточники есть только на низовом уровне, а те, кто в ректорате или в министерстве, чисты и не порочны. Увы! Если бы было так, то справиться с коррупцией не представляло бы большого труда. Проблема куда более серьезная — коррумпирована вся система снизу доверху. И те, кто на самом низу бюрократической лестницы, и те, кто ими управляет и сочиняет программы по борьбе с этой коррупцией. Понятно, что сами себя они победить не могут по определению, и, соответственно, все, что они придумывают и рассказывают журналистам, призвано только создать иллюзию их борьбы с этим страшным социальным злом.

 

Нет ничего более анекдотичного, как борьба с коррупцией в Казахстане. Это самая настоящая дурилка, которой занимаются солидные и ответственные государственные люди. Разрабатываются серьезные программы, составляются планы работ, привлекаются кадры, выделяются солидные деньги, люди что-то делают, пишут отчеты, кое-кого даже из коррупционеров судят и сажают за решетку. Но результат все тот же — коррупция процветает. За деньги можно решить практически любой вопрос, будь то покупка должности акима, судьи, участка под ИЖС в запретной зоне, курсовой работы, сдачи сессии или диплома. Нет проблем.

 

А между тем проблема-то с коррупцией решается. Но это упирается прежде всего в политическую волю тех, кто управляет страной. Все упирается в политику и волю политиков. Да, коррупция неистребима — слаб человек, трудно ему устоять перед соблазном. Но тем не менее полно стран, где коррупция существует исключительно в глубоком подполье. Есть общества, где быть коррупционером стыдно и осуждаемо, а потому не принято давать и брать взятки — там коррупцию победили через нравственность. Есть страны, где коррупцию победили жестокими карательными мерами — примером тому может быть Сингапур и Грузия. То есть мы видим, кто действительно хочет победить коррупцию, тот этого достигает.

 

Почему в Казахстане не могут справиться с коррупцией, которая реально мешает жить и строить нормальную экономику и социальные отношения? Ответ на поверхности — нет политической воли тех, кто определяет политику страны. Нет соответствующей мотивации, способной подвигнуть на это того же Назарбаева. У Ли Куан Ю и Саакашвили такая мотивация была — вырвать страну из небытья, из нищеты, из традиционализма. У Назарбаева нет такой мотивации: государственность оформлена, экономика (за счет нефти) позволяет относительно безбедно существовать, страну все признали. На большее он и не претендовал, а потому воспринимает ситуацию как вполне нормальную, не требующую каких-то радикальных изменений.

 

Все, что мог, Назарбаев совершил и этим вполне доволен. Коррупция при всей ее негативной роли в жизни страны не воспринимается им как тормоз в развитии государства. Это просто досадная проблема, с которой нужно бороться. Вот они и борются уже двадцать лет, но воз и ныне там.

 

Другой момент — политический. Назарбаев и его окружение никогда не пойдут на то, что делали Ли Куан Ю и Саакашвили в части борьбы с коррупцией. Они понимают, что любая попытка разрушить эту коррупционную систему приведет к мощному противодействию тех, кто с этого кормится. А это практически вся казахстанская элита и часть среднего класса — люди очень влиятельные, состоятельные, способные организовать сопротивление. Но это социальная база автократии, именно на них опирается Назарбаев в проведении своей авторитарной политики.

 

Отсюда реально бороться с коррупцией — это резать по живому. И это живое — родственники, друзья, соратники, ближайшее окружение. Автоматически это серьезная проблема скелетов в шкафу тех, кто будет вести эту борьбу, — коррупционеры, на которых обрушатся репрессии, не будут молчать и в ответ достанут свои чемоданы компромата. Так что в нашей ситуации победа над коррупцией может стать пирровой.

 

В итоге напрашивается вывод: пока в Казахстане у власти Назарбаев, коррупция будет процветать, а коррупционеры будут в стране самыми уважаемыми людьми. Сегодня коррупция это визитная карточка назарбаевской автократии и тех, кто ее защищает. Чтобы ее победить, нужно ломать всю политическую систему, которую они выстроили под себя.