Очень многие задаются вопросом – почему в одних странах постсоветского пространства сразу победила демократия (Литва, Эстония Латвия), в других это случилось чуть позже (Грузия, Молдова), третьи это доделывают только со второй попытки (Украина), четвертые попытались, но безуспешно (Беларусь, Россия, Азербайджан, Армения), а пятые, похоже, и не собираются этого делать (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан. Туркменистан).

 

 

Рискну высказать предположение, что основная проблема в совковой ментальности, которую я буду здесь называть постсоветским традиционализмом.

 

Примерно 40% в Украине это совки, люди, идеологически оставшиеся в прошлом, мыслящие категориями социального иждивенчества и служения государству-империи (не государство для человека, а человек для государства). Соответственно эти люди явно или тайно сегодня поддерживают Путина в его стремлении возродить былую империю. Что на их языке называется «поднятием с колен».

 

Соответственно эти люди будут делать все, что в их силах, чтобы помешать Украине стать независимой от России и двигаться в Европу. Эти 40% тот совковый крест, который Украина вынуждена будет еще долго нести на своих плечах и который будет серьезно мешать ей становиться полноценной демократической страной. И никуда от этого не денешься. Это, на мой взгляд, главная проблема новой демократической Украины.

 

Однако в Украине соотношение совков и людей, не обремененных этим наследием великого коммунистического эксперимента, 40% на 60%. И, на мой взгляд, именно количественное преобладание населения, ориентированного на Европу, а не на Россию, предопределило победу Майдана с его парадигмой европейского вектора развития.

 

В Беларуси это соотношение в пределах 60% на 40% в пользу совка. Отсюда устойчивость, демонстрируемая режимом Лукашенко.

 

В России. по разным оценкам. это примерно 70% на 30%, или даже 80% на 20%. То есть в России явное доминирование совка и как следствие практически всенародная поддержка путинской попытки возрождения Российской империи.

 

В Казахстане данные социологических опросов позволяют говорить о соотношении примерно 85% на 15%. То есть примерно 15% казахстанцев идеологически ориентированы на европейские либерально-демократические стандарты жизни и соответственно поддерживающие их продвижение в Казахстане.

 

Выскажу версию, что указанное соотношение между традиционалистами, воспитанными на советской (по сути) идеологии, и либералами, ориентированными на западные стандарты, является основным базисным критерием готовности общества к переходу в новый западный формат жизни. Там, где мыслящих по-западному становится больше, где они начинают доминировать в общественной жизни, там начинаются необратимые процессы. Либо эволюционного реформирования системы в рамках мирной политической борьбы, завершающиеся заменой господствующей идеологической парадигмы, как это было в странах Восточной Европы и советской Прибалтики. Либо это приводит к силовому противостоянию в ходе массовых публичных акций протеста, неповиновения властям и даже применения силовых методов. Пример последнего — приход к власти команды Саакашвили и последний Майдан в Украине.

 

То есть основной вопрос в силе мышц у той или иной политической тенденции в стране. Чем шире социальная база тенденции, чем она притягательнее для людей, тем больше вероятность того, что власти либо начнутся прислушиваться и реагировать на их требования. Либо, напротив, прибегнут к репрессиям , что на какое-то время может остановить развитие этой тенденции, но в конце концов все равно приведет к смене старой политической парадигмы, но уже в немирном формате.

 

В этом плане ближе всех к указанному рубежу, когда количество требующих политических изменений начинает влиять на происходящее в стране, находится Беларусь. По моим наблюдениям, там ускоренно идет процесс перетекания людского материала из лагеря традиционалистов в лагерь либерал-демократов. Это объективный процесс, мало зависящий от деятельности оппозиции и общественных организаций, противостоящих Лукашенко.

 

Процесс перетекания идет вне политического и общественного русла: люди смотрят западное ТВ, фильмы, слушают их музыку, ездят в Европу туристами, на заработки, общаются в интернете. Все это является мощнейшим инструментом очищения мозгов от той совковой дури, которой людей накачивают с самого рождения в семьях, детских садах, школах, институтах. В итоге у людей открываются глаза, и они начинают понимать, что так жить нельзя. Что весь цивилизованный мир давно уже живет по иным стандартам, и эти стандарты намного лучше тех, что им предлагает нынешняя власть.

 

Это определяет, что люди из тех 60%, поддерживающих Лукашенко, постепенно перетекают в те 40%, которые не хотят его видеть во главе страны. И такой процесс идет постоянно, изо дня в день, из года в год. Его можно представить в виде двух сосудов, стоящих на чашках весов, где из одного вытекает, а в другой втекает. И в тот момент, когда баланс изменится, чаша весов с противниками традиционализма опустится вниз, что и будет означать изменение общей ситуации.

 

В Украине это уже случилось — большинство сумело победить в упорной борьбе режимом Януковича и теперь пытается заставить меньшинство принять новые правила жизни. С Россией все гораздо сложнее.

 

Там тоже идет такой же объективный, не зависящий от Путина, оппозиции и гражданского общества процесс перетекания из традиционалистских 80% в либерально-демократические 20%. Однако, во-первых, дисбаланс сил слишком велик, чтобы ожидать, что это перетекание заметно изменит ситуацию в пользу либерализма в ближайшие годы. Во-вторых, режим Путина не дремлет и делает все, чтобы препятствовать этому процессу. В-третьих, Россия не Беларусь она не граничит с Европой, ее граждане не так активно ездят на заработки в Европу, не имеют таких возможностей смотреть и слушать «вражеские» голоса и программы. В-четвертых, Путин, пытаясь поднять Россию с колен, поднял мощную волну русского национализма, рискующего превратиться в обыкновенный фашизм. А это означает, что до тех пор пока в стране не спадет угар реваншизма, процесс перетекания из 80-процентного совкового сосуда в либерально-демократический будет идти крайне медленно.

 

Теперь по Казахстану. В целом ситуация похожая на российскую. Слишком велико доминирование традиционалистов: 85% против 15%. Это очень серьезный показатель идеологической незрелости нашего общества к демократии. Еще большая изолированность от цивилизации и контактов с людьми с Запада. Те же усилия властей, ограничивающих все и вся, что способствует прозрению людей: независимые СМИ, деятельность оппозиции и общественных организаций, развитие гражданской инициативы. Принятие антидемократических законов, препятствующих проявлению гражданской активности населения. Ужесточения законодательства, направленного на деятельность оппозиции, НПО, религиозных организаций. Но есть и отличие — процесс изменения соотношения в пользу либерально-демократической тенденции в Казахстане не тормозится националистической истерией и реваншсистской «мобилизацией» на борьбу с пиндосами и гейропейцами.

 

Хотя с учетом того, что Казахстан добровольно пристегнул себя к российской колеснице в рамках ЕАЭС, не исключено, что тема противостояния с Западом может получить развитие и в Казахстане. О том, что это вполне реально, говорит тот факт, что сегодня очень многие русские (и не только) уже являются махровыми антиамериканистами и антизападниками.

 

Доминирование российских СМИ в информационном поле Казахстана определяет то, что очень многие казахстанцы внутренне уже «мобилизованы» на борьбу с Западом. Для них самые злейшие враги это США и их союзники. Понятно, что если в рамках союза с Россией это получит дальнейшее развитие, то говорить об изменении идеологического соотношения в казахстанском обществе в пользу европейского демократического вектора уже не придется.

 

Respublika_Kz