Сегодня для очень многих из числа протестно настроенных к нынешней власти казахстанцев со всей остротой встал традиционный в таких случаях вопрос: что делать? Анализ ситуации в части оппонирования режиму Назарбаева заставляет говорить о том, что политическое противостояние режиму выдохлось.

 

 

 

Нет ни серьезных политических объединений, ни серьезных привлекательных идей. Нет харизматических, пользующихся народной поддержкой и уважением лидеров. Нет условий, способствующих формированию общественного мнения в пользу оппонентов режима. Налицо кризис идей, людей и поддержки со стороны населения. На мой взгляд, за последние двадцать лет ситуации хуже не было.

 

Двадцать лет борьбы не дали результата

 

На этом фоне, когда горячие головы из оппозиции начинают говорить о приближающемся конце режима, я испытываю чувство глубокого дискомфорта. Дискомфорта в глазах всех здравомыслящих людей, относящих меня к лагерю оппозиции. Мне становится очень неуютно от этой политической неадекватности, от явной предвзятости того, что называется анализом ситуации.

 

Но бог с ними, с ощущениями, куда более тяжело осознавать, что режим Назарбаева после20-летнего «загнивания» продолжает работать, и при этом большинство нации (70%) продолжает верить в цементирующую роль первого президента, а Запад, несмотря на неоднократные его «кидания» с обещаниями демократии, продолжает все так же его поддерживать.

 

Приходится признать, что двадцать лет противостояния Назарбаеву не дали положительных результатов. Многое произошло за эти годы, многое было сделано теми, кто, сменяя друг друга, вставал на «тропу войны» с режимом. В этом плане я бы выделил три волны казахстанской оппозиции. Это движение «Азамат» (Ауэзов, Абельсиитов, Своик), РНПК (Кажегельдин) и ДВК(Аблязов, Жакиянов и Абилов). Но при всем уважении к лидерам оппозиции и, главное, к простым людям, самоотверженно участвовавшим в противостоянии автократии, — результат нулевой. Если не сказать, что стало хуже. Это нужно признать, ибо признание поражения, осознание ошибок — это важнейшее условие для возрождения и продолжения борьбы.

 

Последнее не за горами: оппозиция такой власти неизбежна. И не принципиально, будет ли в ней Назарбаев или будут рулить его последыши. Система создана такой, какой она есть, и в этом качестве она неизбежно будет вызывать все нарастающее отторжение у казахстанцев, понимающих, что в XXI веке так жить нельзя. Это неизбежно, и от этого оппонирования никуда не деться. Но прежде хочу высказать свое видение причин неудачи прежних волн оппозиции.

 

Оппозиция как вещь в себе

 

На мой взгляд, главной стратегической ошибкой всех трех волн было нежелание работать с гражданским обществом. Оппозиция не рассматривала работу по активизации гражданской активности в качестве своей программной деятельности. Разговоры и призывы имели место, но реальной работы не было.

 

Здесь важно понимать, что вовлечение казахстанцев в ряды оппозиции и развитие гражданской инициативы — вещи принципиально разные. Гражданское общество начинается не с оппонирования власти, хотя, как правило, этим все кончается. Гражданское общество начинается с осознания своей причастности к тому, что происходит в твоем многоквартирном доме, квартале, районе, городе, стране. Гражданское общество — это когда людям до всего есть дело.

 

Оппозиция занималась исключительно вербовкой своих сторонников, вовлекая в свои ряды недовольных властью. В итоге был сформирован костяк активистов для сугубо оппозиционной работы. Однако работой по формированию широкой социальной базы будущего протеста никто не занимался.

 

Никто целенаправленно не занимался промыванием мозгов молодежи, не создавал НПО и клубов по интересам, не раскручивал рок-группы с гражданско-протестной тематикой песен. В итоге после 20-летней оппозиционной деятельности в Казахстане нет гражданского общества, которое бы, с одной стороны, подпитывало оппозицию новыми кадрами, а с другой — создавало общую атмосферу негативного отношения к власти, игнорирующей вызовы времени. Оппозиция осталась вещью в себе.

 

Вместо того чтобы работать «на людей», промывая им мозги и стимулируя всевозможную гражданскую активность по интересам, оппозиция полностью сфокусировалась на работе, понимаемой как противостояние с властью.

 

В отдельных случаях это выражалось в попытках «подталкивать» Акорду к демократии (Своик), в других — в попытках прорваться в парламент, чтобы использовать его в качестве инструмента политического влияния (Абилов), в третьих — просто, не заморачиваясь на гражданское общество, предпринимались попытки победить на президентских выборах(Кажегельдин).

 

Даже самая серьезная заявка на создание системной оппозиции — ДВК — строилась только на личном авторитете его организаторов, массовой поддержки не было и в помине. Да и кому было поддерживать, если 80% казахстанцев в то время свято верили, что без Назарбаева начнутся проблемы.

 

К слову, работу по раскачиванию казахстанского гражданского «болота» все это время вели различные НПО на деньги западных фондов. Сразу скажем, вели крайне непродуктивно. По моим грубым подсчетам, не менее 70% средств западных грантодателей было бездарно растрачено на проекты, не имеющие никакого отношения к вопросам формирования гражданской активности.

 

Эти деньги, к радости Акорды, местные НПОшники откровенно закопали в землю. Как тот Буратино, пытавшийся вырастить дерево, на котором растут золотые монеты. В части расширения гражданской инициативы ситуация примерно такая же — ни денег, ни гражданского общества. Хотя имелись и НПО, пытавшиеся разбудить в казахстанцах спящее гражданское. Их можно перечислить на пальцах.

 

Но в условиях доминирования официальной идеологии (антидемократической по сути), культивируемой казахстанскими и российскими СМИ, достаточно жесткогоадминистративно-политического контроля эти организации по определению не могли серьезно повлиять на процесс формирования гражданского самосознания. Отчего оно так и не стало гражданским, а осталось прагматично-индифферентным. На мой взгляд, отсюда проистекают основные проблемы и политической оппозиции, и тех, кто внутренне не согласен с нынешней назарбаевщиной.

 

Чего боится Акорда?

 

Зададимся вопросом: чего больше всего боятся в Акорде? Экономического кризиса? Экспансии Китая? Угроз терроризма? Активности оппозиции? Нет!

 

Самые большие страхи вызывают митинги, которые согласно отработанной схеме в последнее время привели к свержению уже около десятка авторитарных режимов. Все начиналось с банального мирного собрания протестующих граждан, а дальше в режиме цепной реакции превращалось в революцию, заканчивающуюся сменой власти в стране.

 

Осознав угрозы со стороны гражданской активности, в Акорде со всей ответственностью подошли к митингам и вообще к любым публичным проявлениям гражданского протеста. Сегодня де-факто в Казахстане запрещены любые публичные акции, носящие нелояльный характер по отношению к властям.

 

Принцип «больше двух не собираться», некогда являвшийся отправной точкой для оценки благонадежности в СССР, стал конкретной установкой для казахстанских правоохранительных органов. Теперь, чтобы исключить риски наверняка, организаторов несанкционированных акций уже задерживают прямо по выходе из дома, еще до того как они совершили правонарушение.

 

Сегодня, чтобы оказаться в полицейском участке и на скамье подсудимых, достаточно в «Фейсбуке» или на своем блоге оставить сообщение о встрече со всеми, кто разделяет твое мнение, где-нибудь в парке или на улице — при выходе из квартиры вас уже будут ждать. И такое творится в стране, где есть Конституция, парламент, где работают суды и имеется Генеральная прокуратура. Последняя упорно делает вид, что в этом нет никакого нарушения законности.

 

Смотрите, как отреагировала власть на протесты общественности, простых людей, устроивших гражданскую обструкцию законопроекту о повышении пенсионного возраста для женщин. Встретив открытое (даже не митинговое) сопротивление со стороны граждан, власть трусливо отыграла назад. Это откровенная победа и это — отличный урок и для граждан, и для власти. Общество почувствовало свою силу.

 

Убежден, что любая попытка вернуться к рассмотрению этого законопроекта в 2018 году вызовет мощнейший гражданский протест, по сравнению с которым нынешний покажется детским лепетом. Думаю, в Акорде это уже поняли, поэтому вряд ли кто рискнет наступать на эти грабли в будущем.

 

А представьте, что было бы, если бы в рамках этого протеста на улицу вышли 15 тысяч возмущенных граждан. Скажем, провели бы манифестацию перед зданием парламента в Астане. Думаю, законопроект был бы торжественно похоронен в тот же день даже без права реанимации в будущем, а все его провайдеры были бы срочно отправлены в отставку.

 

А если бы вышли 150 тысяч?! Убежден, что в тот же день кое-кто трясущимися руками подписал бы указ о роспуске парламента, а заодно и правительства, подготовившего такой антинародный закон. Аксиома №1 — любая власть уважает силу, а авторитарная ее не просто уважает, а панически боится.

 

В чем сила людей? В единой позиции, в солидарности, в способности свое возмущение реализовывать цивилизованными публичными методами. При этом не нужно никакого насилия, вполне можно обойтись без уличного геройства жертв. Всего-то нужно — проявить солидарность и вставить свои пять копеек в общее несогласие.

 

Нужна смелость сказать вслух: «Какой козел это все придумал?» При этом не обязательно выходить на площади, писать это на плакатах, скандировать, увертываясь от дубинок полицейских. Солидарность можно проявлять, оставаясь законопослушным обывателем, а с учетом возможностей интернета — даже не выходя из дома.

 

Важно не промолчать, а высказать свое возмущение, несогласие вслух. В том же формате, как это было с законопроектом о пенсиях. Кто-то в автобусе, кто-то на работе, кто-то в магазине,кто-то на базаре. Главное — вслух. Это должно звучать на каждом углу.

 

Кто-то напишет «о козлах» в газете, кто-то пропоет это в своей песне, кто-то швырнет яйцом, а кто-то отправит е-mail, sms или выскажется в социальных сетях. И совсем неплохо, если самые отважные прокричат об этом на митингах. Важно, чтобы тема «козлов» стала доминирующей в общественном мнении.

 

И как бы там ни морщили нос скептики, общественное мнение даже в казахстанских условиях — это сила, с которой власти вынуждены будут считаться. Мало кому из больших и малых политиков захочется примерять козлиную бородку, тем более зная, что в этой роли легко можно стать и козлом отпущения. Вот это и есть гражданское общество.

 

Что же делать?

 

А теперь вернемся к нашему вопросу: что делать?

 

Ну, во-первых, нужно перестать тратить время, усилия и деньги на создание оппозиционных партий. Партии в их классическом формате — это вчерашний день. Тем более что власти, взяв этот процесс под жесткий контроль, никакой реальной оппозиционной партийности не допустят.

 

Во-вторых, отбросить иллюзию, что уход Назарбаева может серьезно изменить политическую ситуацию и привести к реформированию политической системы в сторону демократии. Никаких принципиальных изменений не предвидится: слишком сильны те люди, которым есть что терять при изменении нынешней политической системы. Автократия как оптимальная форма обеспечения власти коррумпированной элиты будет сохраняться так долго, как долго гражданское общество будет пребывать в прострации.

 

Отсюда в-третьих. Все упирается в процесс формирования гражданского самосознания, проще говоря, в то, как скоро казахстанцы начнут воспринимать свою сопричастность к тому, что происходит в стране, и, как следствие этого, начнут активно реагировать на те или иные действия властей.

 

Пример с общественным протестом против закона о пенсиях показывает, что процесс этот в целом идет неплохо. Понимание этого дает ответ на вопрос: что делать?

 

Сегодня наиважнейшей стратегической задачей противников казахстанской автократии является содействие объективному процессу гражданизации населения. Процессу нужно помогать, его нужно ускорять всевозможными доступными и легитимными способами. Это, в общем-то, понятно, здесь нет ничего нового. Об этом мы много говорили (но мало делали) последние десять лет.

 

Куда более важным является вопрос — как ускорять, что делать, чтобы уменьшить казахстанский гражданский пофигизм в нынешних, прямо скажем, непростых условиях, когда власти, боясь общественной активности, по сути, заняли круговую оборону? В прессе (особенноТВ) негласная цензура, любые публичные акции запрещены, деятельность общественных организаций затруднена, агитационные мероприятия исключены. В этих условиях достучаться до простого казахстанца очень проблематично.

 

Это, конечно, проблема, но ее наличие не должно расхолаживать. Во-первых, потому что есть интернет, который становится все более значимым в жизни людей. Во-вторых, потому что нет смысла ориентироваться на всех казахстанцев, достаточно в качестве целевой аудитории иметь тех, кто так или иначе интересуется общественной и политической жизнью. Эти люди не ограничивается «Хабаром» и «Караваном», они самостоятельно преодолевают ограничительные барьеры, воздвигаемые властями в части получения альтернативной информации. Таких в стране примерно 15%. Именно они и интересны в плане решения озвученной задачи.

 

Пусть не смущает то, что при этом основная часть общества остается «за бортом»: указанные 15% играют роль адаптеров, успешно ретранслирующих политические тренды в свои референтные группы, где они пользуются авторитетом. Так что гражданизация общественного сознания начинается именно с этих 15%, а контакт с ними вполне реален даже в условиях нынешней информационной блокады.

 

Существует новый формат работы, который можно обозначить как «гражданское отторжение» Суть этой работы — возбуждение гражданской активности окружающих через идейное неприятие и отторжение существующего авторитаризма.

 

Понятно, что прежде всего эту работу нужно начинать с ближайшего окружения: родственники, друзья, сокурсники, сослуживцы. Здесь задача предельно конкретна: сделай свое окружение единомышленниками. Один-два человека, обращенных в «свою веру», — это очень хороший результат. Уже одно это удваивает число тех в стране, кто не приемлет авторитаризм.

 

Другое направление — интернет. Социальные сети — это не просто способ обмена информацией. Как показывает практика, это еще и отличная школа осмысления происходящего в стране и мире, формирования критического сознания, свободомыслия и неприятия несправедливости. Здесь власти не в состоянии обеспечить полное регулирование и контроль, что позволяет надеяться: процесс политического промывания мозгов, загаженных Акордой и Кремлем, будет идти по нарастающей.

 

Характерно, что предлагаемый метод «гражданского отторжения» не требует никаких организационных форм, финансирования и регистрации в госорганах. Работа, о которой идет речь, — это повседневное общение отдельно взятого сторонника демократических изменений в различных социальных сетях интернета. Основная задача — вытащить посетителей интернета на обсуждение актуальных социально-экономических и политических проблем.

 

В сегодняшних условиях любая дискуссия, любая перепалка на форуме, блоге, под статьей работает на решение поставленной задачи: формирование гражданского самосознания и, как следствие, возбуждение социальной (затем политической) активности.

 

Именно благодаря столкновению разных мнений человек, попадающий в социальные сети, перестает верить за здорово живешь «хабарам» и «казправдам». Общение в инете заставляет критически относиться к любой информации, формируется потребность иметь свое мнение, а это хороший задел в деле формирования высокой гражданственности.

 

Таким образом, сформулированная выше общая задача решается через персонифицированное участие каждого отдельного человека в незаметной вполне легитимной работе по изменению гражданского самосознания окружающих, а также тех, с кем он общается в интернете.

 

Понятно, что работа эта ведется уже давно, процесс идет сам собой, стихийно и без осмысления его как метода «гражданского отторжения». Все, что я сделал в этой статье, это попробовал акцентировать внимание на важности этой работы, а точнее предложил считать это работой, способной подорвать основы терпимости казахстанцев к авторитаризму Назарбаева.

 

Помимо указанных существуют и другие направления работы, в том числе в рамках общественных организаций, политических партий, различных публичных мероприятий, способных влиять на гражданского самосознания. Но это уже другой, более высокий уровень гражданского самосознания, предполагающий способность рисковать своим благополучием. Это не для всех, это удел вставших на путь активной общественной деятельности. Об этом мы поговорим отдельно.

 

Respublika-KZ