Осенью 2011 года в разных городах Сирии начались массовые антиправительственные волнения и беспорядки, направленные на свержения президента страны Башара Асада и прекращение почти пятидесятилетнего правления партии Баас, которые переросли в открытое вооружённое противостояние. Война в Сирии представляет собой непрерывный внутренний конфликт, который является частью «Арабской весны» – волны социальных потрясений по всему арабскому миру, требующих большей политической свободы.

 

Сирийский конфликт спустя несколько месяцев после начала был признан гражданской войной различными международными организациями, среди которых ООН, Международное движение Красного креста и Красного полумесяца. Несмотря на это, помимо самих граждан Сирии в столкновениях на стороне повстанцев активное участие принимают иностранные наемники из Турции, Ливии, Афганистана, Египта и других стран.

 

Не так давно, на стороне боевиков в Сирии были замечены уйгуры. Для Китая эта тема предельно болезненная, так как 8 уйгурских группировок признаны в КНР террористическими. И только одна из них признана таковой США. На сегодняшний день Сирия стала одним из основных полигонов для подготовки боевиков самых разных национальностей и гражданств. Там они набираются не только индивидуального опыта, но также их группировки проводят в реальных условиях боевое слаживание, их командиры повышают свой штабной уровень, получая доступ к самому современному оружию – причем совершенно бесплатно. Так, например, прибывших на Ближний Восток уйгуров встречают и вооружают члены групп боевиков «Аль-Каиды», а дальнейшей их переправкой к местам ведения боевых действий занимается турецкая сторона, которая, к слову сказать, тем самым ухудшает и без того натянутые отношения с КНР.

 

Тактически эти группы действуют совершенно самостоятельно, так как языковые проблемы не дают возможности им полноценно взаимодействовать с арабскими боевиками, тем не менее, фактически, они проходят боевую подготовку для дальнейшего переноса ее на территорию собственных стран, приобретая тем самым незаменимый опыт участия в боевых действиях.

 

Известно, что уйгурские националистические радикальные группировки – головная боль не только Китая, но и соседних Казахстана и Киргизии, поскольку на их территории проживают достаточно крупные диаспоры уйгуров, поддерживающие сепаратистские настроения в СУАР относительно создания самостоятельного, независимого государства Восточный Туркестан.

 

По мнению ряда аналитиков, привлечение уйгуров к участию в сирийском конфликте было инициативой США и НАТО, использующих исламский фактор в качестве инструмента развязывания агрессии, позволяющего дестабилизировать обстановку в конкретном регионе, в целях достижения благоприятного стечения обстоятельств, позволяющих ввести коалиционные войска. Учитывая всю сложность ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, участие уйгуров в сирийском конфликте может повлечь вмешательство китайских властей, что неизбежно приведет к череде антиправительственных выступлений. В таком случае сценарии характерные «Арабской весне» плавно перетекут с Ближнего Востока в Центральную Азию, тем самым поставив мир и безопасность в регионе под удар.

 

Тохтар Тулешов, директор Центрально-Азиатского направления ЦАТУ

Борис Плужников, эксперт Ассоциации военных политологов

 

www.catu.su