В чем специфика формирования кадрового состава нынешней власти? В том, что непотизм, предполагающий особые привилегии родственникам при продвижении по карьерной лестнице, коррупция, допускающая покупку должностей состоятельными людьми, патронатно-клиентные отношения, обеспечивающие попадание во власть льстецов, лицемеров, откровенных карьеристов: все это обеспечивает постоянный рост непрофессионализма, некомпетентности и откровенной бездарности.

 

 

При наличии выше перечисленных тенденций все более-менее профессиональное и порядочное оттуда просто вымывается. В результате процесс депрофессионализации госаппарата идет по нарастающей. И если в конце 90-х это практически было не заметно из-за относительно высокого процента профессионалов оставшихся во власти из прошлой эпохи, то уже в начале2000-х автократическая селекция, выталкивающая из власти профи и выдвигающая туда бездарности, сделала свое дело: все чаще стали проявляться абсолютно неадекватные действия со стороны чиновников всех уровней. Что называется, маразм крепчал.

 

Тенденции деградирования

 

Это общая тенденция, и примеров тому все больше и больше. Ко многим мы настолько привыкли, что уже не воспринимаем их как нечто необычное и непотребное. Это и отдельные судебные процессы, где логика и правосудие отдыхает, это и закрытие СМИ и партий, вызывающих идиосинкразию у власть имущих. Как сказал в свое время один из пропагандистов нашей автократии г-н Ертысбаев: «На войне как на войне»! Так, что к нашему общему стыду, это воспринимается уже как должное.

 

Но процесс идет дальше и вот уже в казахстанском суде на полном серьезе воспринимается экспертиза некого эксперта Буровой на основании, которой миссионеру «Церкви объединения» Елизавету Дреничеву выносится обвинительный приговор, где указано, что она совершила «преступление против мира и безопасности человечества».

 

Маразм обвинения был настолько очевиден, что апелляционный суд вынужден был в спешном порядке отыграть назад, признав, что районный судья погорячился. Скандал удалось замять, но тем не менее судейский сор из казахстанской избы попал на просторы международной прессы, что явно сработало на формирование негатива к Акорде.

 

Более свежий пример нравственного деградирования Системы это решение об уничтожении христианской литературы изъятой у Вячеслава Черкасова из города Щучинска. Этот активист христианской церкви раздавал людям христианскую литературу, чем нарушил закон, требующий на это наличие соответствующей лицензии. На вопрос представителя норвежской правозащитной организации «Форум 19», что будет с изъятой литературой, чиновник Министерства юстиции ответил, что их, скорее всего, сожгут. Информация о том, что в Казахстане собираются сжечь Библию, уже пошла гулять по планете.

 

Скажите, чем думал этот чиновник, говоря о том, что святое писание христиан будет сожжено? Понимал ли, что одним этим он поставил себя, свое министерство, Акоду на одну ступень со средневековой инквизицией? Слышал ли этот человек о пророческих словах Генриха Гейне: «Там, где сжигают книги, будут сжигать людей»? Вряд ли! В противном случае, здравый смысл подсказал бы ему, что говорить такое кощунственно. Увы! Все меньше там людей, слышавших о Гейне, об инквизиции и способных просчитывать последствия бездумного исполнения законов.

 

Полагаю, что до сожжения Библии все же не дойдет, и случится это именно благодаря этой огласке. Те, кто еще способен здраво мыслить в Акорде, отреагируют на реакцию в Европе и отыграют назад. Но это произойдет только потому, что кто-то успел сообщить о готовящемся акте вандализма правозащитникам в Осло, а те придали этому всеобщую огласку.

 

А что было бы, если этого не случилось и исполнительные чиновники, строго в соответствии с действующим законодательством, покидали в костер святые для христиан книги? Задумайтесь о последствиях! Вот она оборотная сторона вырождения власти.

 

Другая сторона медали

 

Но это только одна сторона вопроса. Дело в том, что на месте активиста христианской общины вполне мог оказаться и его коллега из мусульманской общины, которого точно также осудили бы за незаконное распространение религиозной литературы. А сам Коран, в качестве ненужных вещдоков, как того требует закон, отправили бы в костер. Как вам такая ситуация? А она, следуя логике наших законов и готовых его добросовестно исполнять чиновников, вполне реальна.

 

В этом случае международным скандалом уже не отделаешься. Радикальные исламисты не только сожжения Корана, но и просто унижения (изъятие, арест, экспертизу, хранение на складе) священной книги не оставят без последствий. Можно смело прогнозировать, что последствия эти могут быть самыми печальными. Так как выразиться это может не только в ноте протеста, но и в реальных террористических атаках, как минимум на чиновников, ответственных за принятие этого решения, как максимум против простых казахстанцев. Это о том, чем нам может грозить непрофессионализм и неграмотность наших чиновников.

 

А о том, что эта неграмотность и непрофессионализм налицо, говорит совсем свежий пример, наглядно демонстрирующий, кто там работает и насколько адекватно они воспринимают реальную ситуацию.

 

Начальник отдела по борьбе с экстремизмом по Жезказганскому региону Жан Акмолдин, уверенно заявляет на камеру «Любое социальное недовольство является экстремизмом. Слово экстремизм переводится как нетерпимость, крайность».

 

В его словах нет сомнения, чувствуется внутренняя убежденность в том, что любое несогласие с официальным курсом, любое проявление недовольства это проявление экстремизма.

 

Вдумайтесь в дикость самой постановки вопроса: всякое несогласие с тем, что делают власти, — экстремизм. Это до какого же уровня правового невежества нужно опуститься, как нужно не уважать логику, чтобы, скажем, доведенных до отчаяния дольщиков или пенсионеров, требующих внимания к своим проблемам  только!!!), поставить в один ряд с теми, кто запугивает, терроризирует, взрывает?!

 

Я уж не говорю о правах этих граждан на выражение своего протеста, гарантированного Конституцией: похоже, такие понятия вообще не присутствуют в понятийных конструкциях наших силовиков.

 

Все вернулось на круги своя

 

Откровения Акмолдина — это не случайность, это проявление давно уже укоренившегося у силовиков восприятия как оппозиции, так и любых социальных протестов простых граждан. Другое дело, что в этом интервью оно впервые прозвучало открыто, что называется, без купюр.

 

В частности такое понимание экстремизма присутствовало на процессе над Владимиром Козловым, когда прокуроры в своем обвинении партии «Алга» постоянно говорили об экстремистском характере политической деятельности оппозиционеров. Логика таких умозаключений понятна: если оппозиция не согласна с действующей властью, то соответственно все, что она делает, по определению экстремально. Логика железобетонная.

 

Не будем о том, что эта точка зрения абсолютно безграмотна и кроме смеха ничего не вызывает. Тут не до смеха. На самом деле сказанное чиновником, занимающимся борьбой с экстремизмом, — это очень серьезно. Получается, что у правоохранительных органов, прокуратуры и судов  эти тоже), у всех, кто должен стоять на страже законности и правопорядка, серьезно сбиты прицелы. Сегодня они все больше переориентируются на противостояние с простыми гражданами, проявляющими недовольство происходящим в стране, ошибочно полагая, что они и являются главными носителями экстремизма.

 

Ладно, Бог с ней с оппозицией, которая с легкой руки наших силовиков давно уже пребывает, ну если не в статусе, экстремистов и врагов народа, то в качестве не благонадежных и потенциально опасных — это уж точно. С этим после разгрома «Алги» общественное мнениекак-то уже свыклось. Но дальше хуже — теперь уже и простые граждане решившиеся высказать свое несогласие с какими-то действиями властей, в глазах правоохранительных органов, прокуратуры, КНБ, судов становятся экстремистами.

 

Помните классическое выражение, емко описывающее ситуацию с правами и свободами в Советском Союзе: «Больше трех не собираться»! То есть на троих соображать было можно, но вот уже четвертый и тем более пятый с точки зрения безопасности социалистического режима представлял определенную тревогу для тех, кто заботился о сохранении этого режима.

 

Много людей в одном месте для всех режимов — это риски, которые они по понятным причинам стараются исключить. Нынешняя ситуация с экстремизмом протестующих граждан — из той же серии. Это называется, «все вернулось на круги своя».

 

Республика КЗ