Дубнов: Мне кажется, что приговор в отношении Жаныша Бакиева был, безусловно, справедливым. Поскольку предъявленные ему обвинения выглядят ужасающими, и я не сомневаюсь, что он действительно виновен в этих преступлениях. Я имею в виду тройное убийство - бывшего руководителя президентской администрации Медета Садыркулова, бывшего директора института стратегических исследований Сергея Слепченко и их водителя Кубата Сулайманова.



Я имел к этому делу и личное отношение. Поскольку я проходил свидетелем по делу об убийстве Садыркулова. Думаю, что Жаныш Бакиев  действительно убийца. В самом истинном смысле этого слова. Даже если он своими руками не душил, не убивал. Даже более того - уверен, что если бы процесс состоялся в Бишкеке с участием Жаныша Бакиева, то в отличие от множества таких процессов, проходящих в последние годы в Бишкеке, он был бы доведен до конца. Его вина судебным образом была бы доказана.



Что касается приговора в отношении бывшего президента Курманбека Бакиева, которого приговорили к 24 годам. Здесь у меня нет абсолютной уверенности, что вынесенный ему приговор отражает степень его реальной вины. Мне кажется, что этот приговор несколько политически ангажирован и мне трудно что-либо говорить по существу дела. Если бы он был вынесен в очном судебном процессе, тогда было бы больше оснований, чтобы комментировать это. На процессе где были бы обеспечены права обеих сторон - как обвинения, так и защиты.



Другое дело, что вынесенный приговор дает формальные юридические обоснования кыргызским властям требовать его экстрадиции у Белоруссии, где он имеет гражданство этой страны. В общем, я убежден, как, наверное, большинство комментаторов и аналитиков, что дело это безнадежное, но политически очень громкое.



«Азаттык»: По вашему мнению, есть ли среди стран СНГ какие-то механизмы, которые давали бы возможность для выдачи если не бывших глав государств, то высокопоставленных чиновников?



Дубнов: Если брать президентский уровень, то я знаю один такой прецедент. Это бывший президент Азербайджана Аяз Муталибов, который бежал из страны в 1992 году. Он был осужден судом в 1994 году из-за причастности к трагическим январским событиям 1990 году в Баку. Он был задержан в 1996 году в Москве, где нашел убежище. Но Генеральная прокуратура РФ отказала азербайджанским властям в его выдаче на основании недоказанности его вины. Другого такого прецедента не было.



Хотя были случаи, когда свергнутых бывших глав государств пытались привлечь к судебной ответственности. Скажем, это бывший президент Грузии Звиад Гамсахурдиа. Ему было предоставлено убежище в Чечне, где он через некоторое время скончался при неизвестных обстоятельствах. Других примеров на территории СНГ я не знаю. Возможно, в такой ситуации может оказаться нынешний президент Грузии Михаил Саакашвили, которого от обвинений оппозиции пока удерживает президентский статус. Ну а в общем, практика выдачи высокопоставленных государственных мужей на пространстве СНГ не наблюдается.



Это исключительно редкая вещь. Если есть такие примеры, то речь может идти о лицах не политического уровня, причастных к каким-то уголовным или коррупционным делам. Это, может быть, бизнесмены, участники незаконных вооруженных формирований либо преступных группировок. Случаи выдачи политических деятелей, получивших убежище в странах СНГ и выдачи которых требуют другие государства-члены СНГ я, честно говоря, не припоминаю.



«Азаттык»: Вы отметили, что приговор дает основания Кыргызстану потребовать у Минска выдачи Бакиевых. Есть ли какие-то соглашения внутри СНГ, регулирующие этот вопрос?



Дубнов: Во-первых, есть так называемое Минское соглашение от 1992 года о сотрудничестве в выдаче лиц, разыскиваемых за совершение тех или иных преступлений на территории стран СНГ. Но я думаю, Бишкеку будет трудно требовать его экстрадиции. Ну, во-первых, потому что президент Белоруссии Лукашенко не раз подчеркивал, что Курманбеку Бакиеву предоставлено белорусское гражданство, а Минск своих граждан не выдает.



Во-вторых, он повторяет, что бывшему президенту КР предъявлены политические обвинения и что с ним хотят свести политические счеты. Кроме того, доказательств его уголовных преступлений нет, либо он им не верит. Мне кажется, что и в Бишкеке отдают себе отчет в том, что это будет громким политическим делом, на успех которого вряд ли приходится рассчитывать.

 

AI


Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

 

Радио Азаттык