В ходе непростого заседания в Сенате США по вопросу утверждения кандидатуры Чака Хейгла (Chuck Hagel) на пост министра обороны была поднята острая проблема зарубежного финансирования американских аналитических центов. Республиканцы возражали против предложенной кандидатуры, высказывая предположения о наличии порочащих связей между Хейглом и Казахстаном в ряду прочих зарубежных государств и компаний. 

 

 Республиканцы попросили Хейгла, в прошлом сенатора-республиканца, выдвинутого на пост президентом-демократом – раскрыть источники зарубежного финансирования в ряде организаций, членом правления которых он является, в частности Атлантического совета, в котором он занимает сегодня должность председателя.

 

Процесс поступления зарубежных средств в американские «мозговые центры» носит зачастую непрозрачный характер, а это означает, что в него прекрасно вписываются такие страны, как Казахстан, где непрозрачность является своего рода «золотым стандартом». Степень влияния иностранного финансирования на политику и позицию этих организаций или их работников порой вызывает обеспокоенность у должностных лиц, которым они дают свои рекомендации и на которых стараются воздействовать.

 

Этим, похоже, и руководствовался неназванный помощник одного из сенаторов-республиканцев, заявивший 11 февраля в блоге органа консерваторов Washington Free Beacon: «Узы, связывающие Чака Хейгла, правительство Казахстана, Атлантический совет и компанию «Шеврон» очевидны. Как представитель видного аналитического центра он явно предоставлял политическое прикрытие и использовал свое положение в правлении «Шеврона» для поощрения инвестиций в Казахстан». («Шеврон» инвестировала в Казахстан немало средств задолго до прихода Хейгла в Атлантический совет в 2009 году).

 

В ответ глава Атлантического совета Фредерик Кемп (Frederick Kempe) опубликовал письмо, в котором подробно осветил политику Атлантического совета в сфере зарубежного финансирования и независимости интеллектуальной деятельности, приведя список доноров за последние пять лет. Один из элементов этой политики состоит в недопущении того, чтобы какая-либо зарубежная структура выступала единственным донором того или иного мероприятия или проекта. В означенном списке фигурировали правительства Казахстана и Грузии, а также грузинская компания Georgia Industrial Holding Group, Народный банк Грузии, Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР), «Набукко» и целый ряд государственных и частных компаний Турции.

 

Как подтвердил 14 февраля пожелавший остаться неназванным представитель Атлантического совета, недавний форум по случаю 20-летия американо-казахстанских отношений был напрямую профинансирован посольством Казахстана в Вашингтоне. Как явствует из информации на сайте Совета, Астана спонсировала и другие мероприятия. Одним из нескольких казахстанских мероприятий, которые мне удалось выявить в связи с именем Хейгла, был доклад, в котором проводилась мысль, что США поддерживают проведение столь милого сердцу Казахстана астанинского саммита ОБСЕ 2010 года в том числе и потому, что это является средством улучшения правозащитной ситуации в республике.

 

Вышеназванный чиновник еще раз подтвердил, что Атлантический совет не раскрывает конкретные суммы, полученные от своих доноров.

 

Ни Казахстан с Грузией, ни большинство вышеозначенных компаний не числятся в списке спонсоров на сайте Атлантического совета.

 

Как пояснил упомянутый представитель Совета, информация на сайте не обновлялась, а список из письма Кемпа охватывает годы с тех пор, как Хейгл занял пост председателя в 2009 году. «Очень жаль, что страница с нашими спонсорами годами не получала должного внимания», – заметил он. (Институт «Открытое Общество», под эгидой которого функционирует EurasiaNet.org, в этом электронном списке значится).

 

Беглый анализ информации, касающейся Казахстана, на сайте Атлантического Совета выявил ряд аналитических статей по внешнеполитической тематике и несколько критических публикаций на тему бутафорских выборов в республике. Освещение Грузии также отличается разнообразием, с уклоном как в позитив, так и в критику. ГНКАР, «Шеврон», а также ряд турецких и прочих компаний выступили спонсорами крупной энергетической конференции 2012 года. Какие мероприятия финансировало правительство Грузии, осталось неясным. Однако по добросовестному прочтению содержимого сайта можно прийти к выводу, что в своей деятельности Совет следует духу той независимой и сбалансированной политики, что изложена в письме Кемпа.

 

Издание же Washington Free Beacon, со своей стороны, ссылалось на высказывания одного-единственного участника одной из молодежных стипендиальных программ Совета в качестве доказательства существующей в организации пристрастности в пользу Казахстана.

 

Хейгл отказался предоставить подробности о финансовой стороне деятельности Совета и других организаций по причине взятых на себя обязательств хранить доверенную ему конфиденциальную информацию, которая «не является моей собственной, чтобы ее разглашать».

 

Ничто не мешает Конгрессу в официальном порядке обязать Атлантический совет дать показания и предоставить дальнейшую информацию о своих донорах. Но, как отмечают демократы, Хейгл явно не первая кандидатура кабинета, связанная с организациями, получающими финансирование из зарубежных источников.

 

Если Конгресс действительно хочет добраться до сути в этом вопросе, он может расследовать случаи возникновения конфликта интересов в аналитических центрах в целом. Законодательство США требует предоставления полной информации о платном лоббировании, а фонд Sunlight Foundation опубликовал факты, свидетельствующие об активной оплате правительствами евразийских стран лоббистской деятельности в Вашингтоне.

 

НКО, подобные Атлантическому совету, не подпадают под подобные требования, и без полного раскрытия информации им легко можно бросать подобные обвинения – как законные, так и надуманные – в наличии конфликта интересов и размывании грани между честным консультированием по разным стратегическим вопросам и оплаченной пропагандой в пользу зарубежных структур. Большая прозрачность в вопросе финансирования могла бы сослужить хорошую службу в сфере внешней политики, однако пока мало что свидетельствует о том, что нынешняя политическая схватка в США приведет к подобным результатам.

 

От редактора: 

 

Майлз Смит является независимым журналистом и одним из авторов блога «В коконе» на сайте EurasiaNet.

 

 Как явствует из обнародованных недавно документов по бюджету (pdf), США планируют урезать примерно на 24 процента объем помощи Госдепа странам Кавказа, но долю помощи на программы в сфере безопасности предполагается сократить на сумму, составляющую лишь около 2 процентов. Общий размер помощи странам Центральной Азии предлагается сократить на 13 процентов, тогда как содействие в сфере безопасности останется приблизительно на том же уровне. Такие пакеты помощи, в случае одобрения их Конгрессом США, станут продолжением проводимого США курса на усиление в регионе акцента в сфере безопасности за счет политико-экономических задач и области общественного здравоохранения.

 

В целом помощь Госдепартамента Центральной Азии сократится с 133,6 млн. долларов в 2012 финансовом году до 118,3 млн. долларов в текущем финансовом году, тогда как программы помощи, подпадающие под категорию «Мир и безопасность», останутся в целом на том же уровне – 30,3 млн. долларов. (Инициативы из категории «Мир и безопасность» включают в себя программы содействия не только вооруженным силам, но и правоохранительным органам, погранслужбе и т.д.). Помощь странам Кавказа предлагается урезать с 150,2 млн. долларов до 121,6 млн. долларов, при этом лишь немного сократив суммы содействия по программам в сфере безопасности – с 35,6 млн. долларов до 34,9 млн. долларов.

 

Крупнейшим получателем американской помощи в регионе по-прежнему останется Грузия, хотя пакет помощи этой стране сократится с прошлогодних 85 млн. долларов до 68,7 млн. долларов. Самые большие сокращения коснутся программ, проходящих по категории «Экономический рост». Программы содействия по категории «Мир и безопасность» останутся на прежнем уровне – 21,7 млн. долларов, причем особый упор предлагается сделать на укрепление оперативной совместимости вооруженных сил Грузии с Североатлантическим альянсом и перепрофилирование разработчиков оружия на работу в сфере ядерного нераспространения.

 

Вторым по величине получателем помощи в регионе должен стать Кыргызстан, общий пакет помощи которому останется в пределах 47 млн. долларов. Правда, пакет помощи в сфере безопасности вырастет с 6,3 млн. долларов до 9,2 млн. долларов, которые, среди прочего, «помогут новому правительству Кыргызстана осуществить хорошо спланированную модернизацию своих сил безопасности» и «повысить потенциал Кыргызской Республики в деле укрепления охраны границ и борьбы с такими транснациональными угрозами, как терроризм».

 

Общую сумму содействия Таджикистану предлагается урезать с 45 млн. долларов до 37,4 млн. долларов, а помощь в сфере безопасности – с 11,7 млн. долларов до $9,8 млн. долларов. Объем помощи Армении намереваются сократить с 44,3 млн. долларов до 36,6 млн. долларов, причем программы в сфере укрепления мира и безопасности лишь ненамного – 9,2 млн. долларов до 8,9 млн. долларов. Общий объем помощи Азербайджану может сократиться с 20,9 млн. долларов до 16,3 млн. долларов, а объем средств, выделяемых на помощь в сфере безопасности, останется на прежнем уровне, 4,3 млн. долларов. Помощь Казахстану также планируется урезать с 18,8 млн. долларов до 14,9 млн. долларов, причем в сфере безопасности с 6,2 млн. долларов до 5,8 млн. долларов. Объем помощи Узбекистану предполагается оставить примерно в прежних пределах: пакет помощи в целом в размере 12,6 млн. долларов, из которых 3,4 млн. долларов – на программы в сфере безопасности. Помощь Туркменистану по проекту урезывается с 9,9 млн. долларов до 6,7 млн. долларов, а на программы в сфере безопасности – с 2,9 млн. долларов до 2,1 млн. долларов.

 

Если считать Монголию частью данного региона, то это единственное государство, выбивающееся из общей тенденции: при общем увеличении пакета помощи с 7,1 до 10,1 млн. долларов пакет помощи в области безопасности в размере 4 млн. долларов будет по сравнению с прошлогодним слегка уменьшен.

 

Следует при этом иметь в виду, что Госдеп курирует не все программы помощи правительства США, в частности, все более существенная доля военной помощи США региону теперь оказывается по линии программ Минобороны США. Кроме того, средства под эти программы выделяются по-иному, по-иному формируется и отчетность, в связи с чем отслеживать их бывает сложнее. Так что вышеозначенная информация не составляет полной картины, однако тенденция налицо и явно наводит на размышления.

 

От редактора: 

Джошуа Кучера является независимым вашингтонским журналистом, специализирующимся на освещении проблем безопасности в Центральной Азии, на Кавказе и Ближнем Востоке, а также автором блога «The Bug Pit» на сайте EurasiaNet.

 

EurasiaNet