razvalinyrimaКазахстан в последнее время все больше и больше напоминает разложение Древнего Рима. 

«Скупость и роскошь –  два этих порока разрушают все великие государства». Тит Ливий, римский историк (59 г. до н. э. – 17 г. н. э.)

 

Пока нас пугают страшилками про религиозный экстремизм и бородачей, специально взращённых братьями-многостаночниками на западе страны в парниках, кустовым методом для отвлечения внимания Акорды и общества – реальная угроза завтрашнему дню созревает совсем в ином месте.

 

Это – исход пассионариев, та самая утеря народом божественной искры, что погубила в своё время Римскую империю, погрузив её в варварский хаос. Имя этой угрозе: изнеженность, слабость, безволие, фундаментальное разложение моральных устоев...

 

Спартанские времена давно миновали: недоношенных и больных с рождения деток с утёса уже никто не сбросит. Но зато мы кинулись в другую крайность: сегодня страна не только перешла на новые стандарты живорождения (младенца от 500 г весом медики уже обязаны выхаживать), но и сделала ещё несколько шагов в сторону создания тепличных условий уже и для недорослей.

 

Количество отчисленных студентов из огромного числа вузов настолько мизерно, что не идёт ни в какое сравнение с долей регулярно выгоняемых из европейских вузов «двоечников». Не за конкурентоспособными знаниями, не за навыками честной борьбы за место под солнцем приходит студент в университет: со студенческой скамьи его учат, как купить расположение руководителя и добиться нужной подписи. Сходи на митинг за ту партию, какую тебе назовут, помаши флажком, создай ликующую массовку вдоль маршрута кортежа – получи кредит/зачет/экзамен. Вложи в зачётку купюру – получи то же самое. Студентка одного из престижнейших вузов республики расписала на ресурсе yvision.kz шок иностранного преподавателя, которому декан казахстанского университета объяснял политику альма-матер: мол, необходимо [I]«подумать дважды, прежде чем ставить студенту «тройку». Ибо иначе он будет лишен всей своей стипендии, а большинство наших студентов – иногородние бедолаги, у них никого здесь нет, сами понимаете»... [/I]В чём же тогда смысл такого обучения? К чему удерживать на скамье студента, если он и без никчёмного диплома мог бы стать хорошим экскаваторщиком или слесарем?

 

Не могу разделить показушный оптимизм, излучаемый министром образования, когда вижу при входе в альма- матер студентов, играющих в карты на деньги под глоток спиртного. Не могу отыскать в себе повод для восхищения, когда наблюдаю, как общежитие главного университета (где по слухам царят «дедовщина» и негласный устав вертепа) становится социальной клоакой – по Эмилю Золя.

 

Как окупит себя тот [B]триллион[/B] тенге, что вкладывает Казахстан в образование? Обернётся очередным табунчиком «внедорожников» для профессорско-преподавательского состава от ректора до завкафедрой?

 

[Главная наша угроза –  это мы


Если вчера молодых выпускников вузов, а теперь чиновников отчитывал Карим Масимов, тогдашний премьер, за безграмотные служебные записки, то сегодня уже депутат Дарига Назарбаева пеняет слугам народным за их непонятную налогоплательщикам лексику.

 

Силовики традиционно говорливостью не отличаются: хотя именно сегодня как никогда переговорщики пригодились бы им для борьбы с террористической угрозой. Уничтожить очередную группировку – это значит уничтожить и все ниточки, ведущие к следующей ячейке, к организаторам и заказчикам террора.

 

Формулировать свои мысли, убеждать и переубеждать разучились именно мы, наследники наших красноречивых шешенов, чьё слово в Великой Степи было на вес золота и всегда било в цель не хуже иного оружия: [I]айтқан сөз – айтылған оқ (сказанное слово – пущенная стрела). 

 

Качество подготовки гуманитариев и госслужащих, впрочем, вполне соответствует и уровню инженерно-технического персонала наших производств. Огромный риск для экономики (как казахстанской, так и российской с её аналогичным «проклятием ресурсов») – это тот самый внутренний враг, некомпетентный «дипломированный специалист», что путает цистерны этилового и метилового спирта, заливает лишних 1,5 т ракетного топлива в «Протон-М» и гробит разом два спутника, созданных годами труда сотен людей на бюджетные миллиарды, и, наконец, сдуру отрубает целый мегаполис на [B]плановых[/B] работах в алма-атинской энергосистеме. Более коварно и внезапно даже террористы не могли парализовать богатейший город республики в самый разгар рабочего дня: так на десерт по итогам блэкаута энергетики ещё и любезно рассказали всему миру про ахиллесову пяту Алма-Атинского энергоузла. Хотя ещё вчера подобного рода сведения были спрятаны под грифом «ДСП» – для служебного пользования исключительно и только самих энергетиков – опоры стратегической отрасли государства.

 

Нам не угрожают внешние силы и некие мрачные заговоры масонов: для нас главная угроза – мы сами. Те самые представители поколения 90-х, позабытые и смолотые развалом советской империи, сегодня выросли и заполняют собой национальные экономики в качестве исполнителей, а завтра они займут кресла топ-менеджеров и первых руководителей нашей страны (как, впрочем, и России)... Мы не оплачивали их счета за образование. Мы бросили на произвол село в 90-х: и наш сегодняшний успех вчерашний день не отлакирует и долги не вернёт.

 

Ребята из небогатых семей выучились как смогли и c из-под полы купленными водительскими удостоверениями сели за баранку грузовых «газелей» и городских автобусов, чтобы байгануть в забитом потоке автотранспорта: [I]қырық жыл атан болғанша, бір күн бұра бол! (чем 40 лет влачить существование выхолощенным верблюдом, уж лучше денёк самцом-производителем погарцевать!)

 

Ребята из семей с достатком чуть выше тоже не получили путёвку в Большую жизнь вместе с вузовским дипломом. Ведь мы учили их обманывать и притворяться, платить за незаслуженные оценки и делать стеклянные глаза под звуки гимна, пафосно и театрально прикладывая длань к пустому, очерствевшему сердцу. Такое менторство теперь нам воздаётся сторицей.

 

Блэкаут Нью-Йорка в 1977 году породил в своё время хип-хоп: во время многочасового отключения электроэнергии деловая столица Америки была разгромлена вчистую. Обитатели негритянских гетто опустошили помимо продуктовых супермаркетов в том числе и музыкальные магазины. На тех краденых синтезаторах и родилось популярное ныне по всему миру это музыкальное течение. Убытки в тех ценах – до $1 млрд.

 

Что породит нынешний «чёрный экран» в сознании наших молодых, – вопрос несложный. Иски к горе-энергетикам никто не выставил. Даже и подсчитывать ущерб никто не рискнул. Погружение мегаполиса в энергетический коллапс предсказуемо обернулось увольнениями и выговорами в KEGOC: кроме адмнаказания одних и материального вознаграждения других система не в силах предложить иного.

 

Человеческих ресурсов – нет: есть непомерные амбиции молодых людей с «дипломом» и высокие запросы по зарплате, но просто добротные, головастые специалисты в остром дефиците (прошедшие скандальные аттестации сотрудников госорганов – тому подтверждение). Строить Балхашскую ТЭС нам присылает своих спецов Южная Корея. Tочно так же и Китай командирует на строительство автобанов своих сограждан, Индия на обслуживание буровых установок – своих, а появлению первых небоскрёбов в обеих столицах, как помнится, мы обязаны туркам.

 

Завтрашний облик Казахстана создают неказахстанцы: это одно из, казалось бы, вполне логичных проявлений глобализации. Такое же проявление, как и поставки сотен тонн сухого молока из США, что бодяжат местной водой, пока казахстанские бурёнки идут под нож. (Глава Минсельхоза г-н Мамытбеков как-то поделился содержанием своих студенческих конспектов с трибуны перед депутатским корпусом и многомиллионной телеаудиторией: [I]«интим у коров происходит ночью, где-то под утро»[/I]. Но его откровения не сделали вкуснее казахстанское молоко: по-честному этот разбавленный порошок в аграрном когда-то Казахстане теперь было бы вернее окрестить «молочным напитком»...)

 

Так в чём разница между нами и римлянами, которых смели в итоге нахлынувшие на Вечный город племена варваров – сперва униженные, покорённые, обращённые даже в легионеров и поступившие на службу к императору, но в итоге сами обратившие в прах своих хозяев? Чем мы разумнее, сильнее, прагматичнее тех поверженных создателей и отцов знаменитой римской демократии, лёгшей в основу, кстати, государственного устройства США?

 

Мы не стали частью мира – господствующего, доминирующего. Мы – часть мира, потребляющего готовое под классическим слоганом

Panem et circenses! Хлеба и зрелищ! Мы – слабое звено пищевой цепочки, – то самое, что питает акул глобальной экономики.

 

Шанс попасть в Завтра

 

За годы независимости ни один министр, руководивший реформой образования (а таких новых мётел было 13), так и не проявил глубокий, осмысленный, кардинальный подход к формированию в обществе прослойки высокообразованных, эрудированных, с чёткой гражданской позицией молодых людей.

 

Предлагаемый далее тезис о национальном образовании натолкнул автора на мысль и о национальной идее, вокруг которой было сломано так много копий, – в том числе и весьма уважаемыми людьми. Так вот, самый общий подход к формированию национальной идеи должен содержать в себе следующее.

 

Физическое здоровье и образование нации – конкурентное государство. Через ответственность семьи – к патернализму общества: от формирования личности – к индивидуальному сознанию. Это позволит разрушить косный государственный аппарат и объединить власть с народом – идентифицируя общие цели.

 

Воспитание и стиль жизни закладываются в основном именно разумными и требовательными родителями. С первого своего крика при рождении приоритетом для родителей должен стать ребёнок, его безопасность (вспомните многочисленные гибели детей под колёсами по недогляду пап и мам!), его становление как личности. Отдавать на откуп школе/вузу ВЕСЬ воспитательный процессс – безответственно и легкомысленно.

 

Первое образование (скажем, университетское) казахстанским девушкам надо давать бесплатно. Чтобы они как будущие жёны были в достаточной степени эрудированы и смогли поддерживать беседу на светских раутах, обладая определёнными энциклопедическими знаниями, являя собой будущий конкурентный генофонд нации. При этом они должны быть детально просвещены в вопросах как культуры тела, так и особенностей женских и мужских заболеваний, имеющих отношение к репродуктивности.

 

Им же предстоит проводить и ликбез с собственными детьми, [B]предваряя дошкольное образование и упреждая дремучие и болезненные уроки улицы, формируя у ребёнка здоровый интерес к жизни и знаниям[/B]. И только второе образование с 50%-ной скидкой девушка должна иметь возможность выбрать уже целенаправленно, точечно – по специальности.

Медицина и спорт (не олимпийских достижений, разумеется, а в рамках общего физического воспитания здорового тела и духа) [B]должны быть однозначно бесплатными: наличие средств в Национальном фонде и запасы нефти позволяют этого достичь без рисков. Выпускникам медицинских и юридических вузов с «тройками» и «четвёрками» – не место во главе операционных и реанимационных, и уж тем более не по интеллекту и сострадательности им вершить судьбы и выносить вердикты, ломающие судьбы простым гражданам. Вместо дипломов хирургов и правоведов таким выпускникам выдавать справки об окончании вуза, дабы они пополнили фельдшерский корпус и усилили когорту участковых полицейских. Кстати, это и поднимет на новый уровень культуру взаимоотношений с населением. Дипломы – только для круглых «отличников». 

 

Всё это может послужить с небольшими дополнениями прообразом национальной идеи, которая объединит казахстанцев и сделает общество лояльным, сострадательным, образованным и успешным.

 

Право на упрёки

 

Стиль обращения Власти с собственным народом должен быть кардинально изменён: от пренебрежительно-дистанцирующегося к уважительно-доверительному. Огромные пространства и сложность коммуницирования с отдалёнными регионами особую ценность придают каждому сказанному слову, каждому открытому  начинанию. К примеру, уже сейчас назначение Крымбека Кушербаева* первым вице-премьером правительства очевидно говорит о том, что президент, учитывая колоссальный управленческий опыт последнего, хочет воссоздать утерянные нити управления с регионами, вернуть утерянное доверие жителей страны к центральной власти, реабилитировать статус государственного служащего, сцементировать власть и граждан изнутри.

 

Надо в очередной раз признать, что выверенным ходом определив Крымбека Кушербаева куратором региональной политики в правительстве, выдерживая полную драматического, психологического накала паузу в отношении, возможно, главного генератора жанаозенской трагедии, президент спутал карты всем политологам, элите, грозным соседям, которые если и не замысливали всё это, то заинтересованно мониторили ситуацию, видимо, подталкивая главу государства к непопулярному в народе интеграционному решению.

 

Впрочем, реабилитируя себя и восстанавливая своё пошатнувшееся реноме, власть явно не сможет избежать работы над ошибками. Ведь в своё время лидер «Ізгі амал» Асылбек Мусин, пользуясь административными ресурсами, дискредитировал суфизм, шельмуя отдельных ярких личностей этого вполне вписывающегося глубокими традициями в сознание патриархального казахского общества религиозного течения, возродил обстановку нетерпимости к беззащитным суфиям и взрастил на западе страны и ваххабитов, и коранитов. Теперь, когда он вынужден оставить свою паству и одиноко вещает из глубин Всемирной Сети, необходимо в рамках закона освободить из тюрем, вернуть честные имена и возвратить из-за рубежа людей, пострадавших от произвола лидеров коранитов. Отдельного упоминания заслуживает трагическая судьба учёного и просветителя, профессора Саята Ибраева, приговорённого по «делу суфиев» к неадекватно жестокому наказанию – 12 годам строгого режима с конфискацией имущества.

 

После того как экс-руководитель АП оказался замешан, если верить СМИ, в весьма непривлекательных делах, после того как оказалась в очередной уже раз подорвана и поругана репутация государственного служащего, стоит прекратить уже нашим чиновникам с назидательностью вещать гражданам прописные истины и неистово попрекать народ, уподобаясь в рвении Папе Римскому. Такая возможность может быть только у главы государства... Ибо такое право, которым располагают наши седовласые пастыри, вместе с их возрастом улетучивается как зыбкий эфир...

 

Стремление же поучать и просветлять народ неистребимо: и оно обратно пропорционально порой уровню воспитания самого ментора. Рассказывая питерским мигрантам из Средней Азии о правилах жизни в мегаполисе, одна из неправительственных организаций Северной Пальмиры выпустила брошюру: мигрантов с юга изобразили в виде... шпателя, кисточки, валика, метлы. Брошюру создавали в том числе с помощью городских медиков из центра СПИД и миграционной службы. Пока с оскорбительными ассоциациями разбирается питерская прокуратура, алма-атинцам ежедневно приходится сталкиваться с не менее обидными сравнениями. С проплаченных их же налогами билбордов нарушителей ПДД окрестили «баранами», «малдар»... Заклеймить – куда проще, чем обезопасить движение по скоростным трассам мегаполиса. К примеру, никто не озаботился уберечь водителей от прыгунов-самоубийц с надземных пешеходных переходов Алма-Аты: эстетику перехода нарушают антисуицидальные сетки! Хотя именно от таких смертельных прыгунов защищают своих жителей многие десятилетия подряд мэрии и европейских, и американских городов. Мы вновь ищем собственный путь?.. Или ждём, когда на кортеж такой «бэтмен»-«шахид» спикирует?..

 

Долгое эхо...Жанаозена

 

На обломках Римской империи – в современной нам Италии до сих можно легко разглядеть немало общих черт с нашим нынешним житьём-бытьём. Тут и лениво-созерцательное, философское отношение к своему земному бытию – вообще характерное как для обитателей солнечного Средиземноморья, так и для степняков, особенно юга Казахстана. Тут и огромный теневой сектор экономики, и, как следствие, сращивание власти и криминала. Осенью-2012 отправлена в отставку вся администрация города Реджо-ди-Калабрия, столицы одной из беднейших провинций Италии. Могущественная региональная мафиозная структура «Ндрангета» («Доблесть») подмяла под себя и городскую верхушку, и даже обзавелась собственной партией: кстати, эта «Лига Севера» выступает именно с сепаратистских позиций. Как сообщили итальянские медиа со ссылкой на главу МВД, мэр и все 30 членов городского совета были уволены, чтобы не допустить перехода контроля над городом к мафии. В течение полутора лет городом будут управлять три назначенных правительством комиссара. И буквально в эти же дни в нашей Атырауской области жёстко работают командированные в регион финансовые полицейские: здесь в собственность государства бизнесмены в добровольно-принудительном порядке уже срочно возвращают волшебным образом приватизированное газовое хозяйство региона, отказываются от подписей в поддержку братьев Рыскалиевых...

 

На фоне декларируемых успехов государства, а точнее – членов правительства и депутатского корпуса, обескураживает собственно не поддающаяся пониманию и логике жестокость силовиков в Жанаозене – и поэтому особенно контрастно (даже для знатоков акординской кухни) выглядит церемония прощания с Атамекен и неспешный мирный исход за пределы страны «братьев Гримм».

 

Как тут не вспомнить жалкое бормотание Азата Перуашева (интересно, какому богу он молился в эти минуты?), с одной стороны, призвавшего под своды законотворческой палаты зондер-команду, а с другой (всуе кощунственно говоря о заветах алашординцев) — он привлёк в большую политику – ханжества и лицемерия – неискушённых, но признанных литераторов, деятелей культуры и искусства, обещая им взамен от государства манну небесную и райские кущи, при этом цинично осознавая, что это не более чем рекламный, рекрутируемый ход.

 

С откочёвкой лидеров «братвы» на Запад околоэлитную камарилью вновь накрыла холодным потом неопределённость, чиновный люд оказался словно в раздвоенном, больше того – раздавленном состоянии: выражаясь слэнгом, «все подсели на измену». Какому богу молиться? Кого предавать? Кому присягать? Куда бежать? Этому способствовала и волна конспирологических слухов вокруг, надо признать, очень сильной и незаурядной личности, что отбыла в дальнее зарубежье, судя по всему, за политическим иммунитетом под формальным прикрытием больничного.

 

В круге первого

 

Зарубежные СМИ муссируют варианты сближения Мусина и Аблязова, Храпунова и Алиева... Однако примечательно, что кавалер ордена «Парасат» экс-премьер Акежан Кажегельдин в многочисленных раскладах политического пасьянса не был замечен. Он по-прежнему в этих дрязгах стоит особняком. Он не подличал в 90-х, когда вполне цивилизованно заявил о своих амбициях на казахский престол, за год до выборов оставил свой пост и создал партию, выступив с собственной политической платформой и с предвыборной программой. Не пристало ему играть в перерожденцев: но, к сожалению, кроме него достойных оппонентов у Елбасы не осталось. И крепких, компетентных публичных соратников – несущих опор власти – становится всё меньше: у всех на слуху Нуртай Абыкаев, Имангали Тасмагамбетов... Вторым эшелоном – Крымбек Кушербаев, Серик Ахметов, Нурлан Нигматуллин,  Дарига Назарбаева и вполне проходная и народная фигура Тохтара Аубакирова. Президентского алгоритма развития ждёт фигура Каната Бозумбаева, который набрал оптимальный политический вес и обладает уже отточенными навыками крепкого хозяйственника и базисом блестяще усвоенных уроков школы первого руководителя.

 

Отдалённые серьёзные личностные перспективы у депутата Мурата Абенова. Когда Родина в опасности – не до жузовых и родовых пристрастий. Впрочем, как это не раз бывало во всемирной истории, чрезвычайные обстоятельства, Время и Народ могут родить из своих недр достойного сына.

 

Гораздо больше «в круге первого» оборотней в костюмах от Brioni... Да и те уже не сильно маскируются в овечьи шкуры: стало заметно, что многие из окружения Елбасы тяготятся государевой службой. Несмотря на риск потерять расположение верховного, к ним приходит понимание, что насладиться, пожить в свое удовольствие, потратить на детей и внуков огромные средства, нажитые неправедным путём, времени остаётся всё меньше и меньше. Кроме того, есть большая вероятность, что если загодя не выстроить кредитную и опально-политическую историю, то эти средства на Западе будут заморожены, либо более чем половиной средств придётся поделиться с их спецслужбами, либо столкнуться с экстрадицией в родные, но уже охладевшие к ним пенаты и встретиться с обкраденным казахским народом, который готов строго воздать каждому по степени содеянного. Но всем следует помнить: большие и неправедные деньги – всегда большой и справедливый спрос!

 

Всё это парализовало волю обитателей Акорды: у всех чиновников было и есть понимание, что за границей они страшнее и сильнее.

 

Дестабилизировать обстановку издалека намного легче и безопасней. Благо «под ружьём» на родине у них остался суровый люд. Случайно ли, нет ли, – но сегодня в Алма Ате вновь бродит волна слухов: теперь уже в Первомайке, селе неподалёку от южной столицы, обнаружен схрон оружия. Мол, 150 «калашниковых» в масле, гранаты и гранатомёты... Если это и впрямь окажется правдой, то из знающих людей удивятся этой новости очень немногие. На руку недругам президента и затаившимся – срыв начала отопительного сезона в Алма-Ате, повышение цен на хлебо-булочные изделия, коррупция и чванство в высших эшелонах власти, отсутствие выверенной политики для сельской молодёжи, сверкающие на бумаге рапорты о стартовавших объектах в рамках ПФИР.

 

К слову сказать, Алма-Ата,  когда-то закрытый для приезжих город и в советские годы рассчитанный на 500 — 600 тысяч населения, вполне довольствовалась бы нынешней численностью сотрудников правоохранительных органов. Сегодня же в мегаполисе с пригородами живёт уже более 2 млн человек, и тут катастрофически не хватает даже участковых. Расширить штатное  расписание, обеспечить экипировкой и нарастить автопарк силовиков – это задача-минимум для тех, кто намерен потребовать от МВД обеспечить и обезопасить... Есть ли у страны источники для рекрутирования новых сотрудников в правоохранительные органы после прошедшей бескомпромиссной аттестации?

 

У противостоящей силовикам стороны такие ресурсы имеются. Как признал советник президента Ермухамет Ертысбаев в программе «Слуги народа» телеканала КТК (ее процитировал портал tengrinews.kz), «всякого рода ваххабиты, шахиды проникли в пенитенциарную систему в плане пропаганды. Все это дало горючий человеческий материал, готовый для совершения террористических актов. Люди выходили оттуда, пройдя такую обработку, сколачивались в банды, доставали огнестрельное оружие и, заметьте, точечно действовали против работников правоохранительных органов».

 

Куда криминогенней религиозных проповедей те неспешные разговоры, что ведут изнывающие от несправедливых сроков и тюремной тоски заключенные, отрабатывая новые криминальные сценарии прямо в колониях и СИЗО. Противопоставить умное слово и нужное дело этому дурману государство не желает. Производство и тем более обучение новым, гражданским специальностям за решёткой – огромная редкость (в России, кстати, заключенные получают в колониях и специальность, и даже дипломы – наиболее популярны у них юридические специальности). Наши зэки в «лучшем» случае порой лишь зубрят гимн и под него же маршируют: разве это не отталкивает оступившегося от государства и всего, что связано с ним? Разве нет как раз в сегменте пенитенциарных учреждений обширного поля деятельности для нынешнего министра образования и науки? Разве только репрессиями, зуботычинами и силовыми методами возвращают людей нынче на путь истинный? Разве это было когда-нибудь вообще возможно?

 

Пока же в местах лишения свободы всё ещё в почёте лишь классические тюремные университеты: как и 50 лет, как и век тому назад...

 

 

Торг и шантаж

 

Горячая осень 2012-го многим и на многое открыла глаза. Раньше, например, и в голову не приходило, что президента можно шантажировать, что с ним можно торговаться. В этот раз и торг, и шантаж наверняка имели место быть: чего не случилось, по-видимому, в Германии – к тому моменту от услуг отечественного ньюсмейкера отказались, так как западные спецслужбы знают о нашей стране, политическом состоянии и возможных кадровых раскладах гораздо лучше, чем мы сами. Это нам только кажется, что мы САМИ выбираем своего президента, а на самом деле...

 

Помимо традиционного «вагона компромата», полагаю, на кон выставлена была и Нобелевская премия, гарантированная Елбасы заокеанским звёздно-полосатым визави за прописку в Казахстане Банка ядерного топлива – невзирая ни на что (срок — 2013 — 2014 годы). Увы, в этом мире, порой напоминающем лавку старьёвщика, американцы могут себе позволить купить/продать всё что угодно. Поэтому миловидное лицо статуи Свободы намного загадочнее и коварнее улыбки Моны Лизы. К сожалению для интеллектуалов, древние памятники, артефакты и символы — сегодня лишь псевдорекламный фон, что усыпляет бдительность, лишь декорация для лживых либеральных ценностей, безостановочный траффик которых налажен безукоризненно как экспорт «цивилизованности» для стран третьего мира.

 

Не менее печальным является и тот факт, что социальным, живым символам современности так споро подыскивают место за решёткой.

 

Получается сюрреалистическая картинка: пока все открытые оппоненты режима (те, кого ещё не выдавили за линию горизонта) один за другим садятся на скамью подсудимых, бывшие члены команды президента, его окольничие и сидящие одесную, предают и патрона, и страну, и близких – и теперь припеваючи живут за рубежом. И списки таких перевёртышей регулярно пополняются очередной личностью, что вдруг оказалась «обиженной» и «смертельно оскорблённой». Пропуском в главный дезинтоксикационный финансовый центр токсичных капиталов – Лондон, путёвкой на лазурные берега, видимо, служит доскональное знание закулисных реплик, замыслов и прочих тайн Мадридского двора и Главного распределителя кредитов.

 

В связи с изложенным вызывает, мягко говоря, недоумение печальная и предусмотрительная практика, когда государственные мужи на виду у общества отправляют жён жить за границу. То есть руководить страной им не зазорно, – но жить их родным на земле Атамекен несладко и горестно. Каждый, кто хоть раз сталкивался с обитателями Акорды, навскидку может назвать десяток-другой действующих министров, акимов и так далее, чьи жёны проживают в лучших уголках мира и, подобно «декабристкам», ждут там мужей и чад своих. Хотя именно Великой Степи памятна прямо противоположная традиция: чтобы уверить своих правителей в преданности и лояльности, казахи в аманатах (заложниках) оставляли при дворе своих наследников – и это было лучшей гарантией крепости их слова. Кому, какому строю и каким ценностям демонстрируют не словом, а делом свою лояльность те, кто вывозит родню в Европу и США, – очевидно.

 

Я думаю, всем, кто присягнул народу, Конституции и президенту, включая тех, кто занимает «ну очень материально-технические должности», надо выставить красные флажки на границе. И в связи с тем, и это надо признать, что государство вступает в полосу политической нестабильности (последние события с братьями), и в связи с тем, чтобы пример отбывающих не стал заразительным.

 

Тем же истинным слугам народа, кто сгоряча и по наивности своей поверил в затасканные Западом демократические слоганы, пора пересмотреть свои приоритеты ввиду того, что власть готова им по поводу и без повода предоставить вакантные места за решёткой...

Так кого мы в этом случае обманываем? Куда и осознанно ли идём? На что надеемся?

 

Амантай ДАНДЫГУЛОВ, главный редактор «Новой» — Казахстан»