triСвязано ли недавнее насилие в Казахстане с борьбой за престолонаследие? Задается вопросом журналист из Бишкека в своей статье на сайте Transitions Online. Давая анализ событиям в Казахстане последнего времени, он делает вывод вполне предсказуемый: невероятные объяснения, информационный вакуум и кризис доверия приводят к появлению политических теорий.

 

30 мая на отдаленном пограничном переходе Арканкерген на юго-восточной границе Казахстана с Китаем были обнаружены тела 14 пограничников и егеря. По сообщениям, пограничники были застрелены и подпалены, а егерь был застрелен у себя дома неподалеку от погранпоста.

 

Массовое убийство, неслыханное в Казахстане происшествие, шокировало страну. Президент Нурсултан Назарбаев назвал это террористическим актом и призвал привлечь ответственных к правосудию.

 

Несколькими днями позже сотрудники правоохранительных органов задержали Владислава Челаха, единственного выжившего солдата с поста Арканкерген, сбежавшего после убийства и скрывавшегося в близлежащих горах. Вскоре он стал единственным подозреваемым по делу о массовом убийстве.

 

Челаху вменяется в вину убийство, которое он совершил якобы из-за дедовщины на пограничном посту. Хотя в начале расследования он признал свою вину, сейчас он отвергает все обвинения.

 

Подобный инцидент произошел два с половиной месяца спустя в Иле-Алтауском национальном парке на южной границе с Кыргызстаном, где 13 и 14 августа были обнаружены 12 тел местных егерей, их родственников и посетителей парка. Всем были нанесены ножевые ранения и затем они были подпалены.

 

Полиция арестовала Алексея Шкилева, выжившего егеря, хотя его родственники и друзья были в числе погибших, и в предполагаемое время убийства он не находился в лесничем хозяйстве. 27 сентября Министр внутренних дел Казахстана заявил, что все погибшие были убиты двумя религиозными экстремистами. Они по-прежнему находятся в розыске; Шкилев остается за решеткой, хотя власти официально не связывают его с экстремистами.

 

Онлайн форумы в Казахстане очень скептически относятся к официальной версии событий. Многие комментирующие считают, что при отсутствии тщательного следствия власти используют усиливающийся экстремизм как удобное оправдание для прикрытия собственной некомпетентности.

 

Не считая этих убийств, в городах Казахстана в течение лета произошли террористические атаки, унесшие жизнь по крайней мере одного полицейского и восьми граждан. Все подозреваемые экстремисты, причастные к атакам, были убиты полицией или службами безопасности, за исключением одного, который был ранен.

 

Политические причины нестабильности

 

Впервые атака террориста-смертника в Казахстане произошла в 2011 г. Но именно атаки, произошедшие в этом году одна за другой, породили распространенные спекуляции о координированной террористической кампании и повлекли за собой теории о политических мотивах.

 

Адил Нурмаков, блогер из Алматы и один из основателей гражданской платформы blogbasta.kz, говорит о том, что волна насилия может быть результатом разгорающейся схватки за власть в преддверии того, что 72-летний Нурсултан Назарбаев, единственный постсоветский президент страны, готовится покинуть сцену.

 

«Я думаю, что недавние инциденты могут быть вызваны приближающимися политическими переменами в Казахстане, за которыми следует перераспределение власти. Поскольку актуальная система сконцентирована только вокруг одного политического игрока, мы видим увеличение активности среди политических групп внутри страны и за ее пределами», — говорит Нурмаков.

 

Блогер отказался выразиться более конкретно, но некоторые другие предполагают, что некоторые казахстанские политики поддерживают и финансируют террористов, стремясь дестабилизировать ситуацию в стране и подорвать общественное доверие к Назарбаеву.

 

За время десятилетий у власти Назарбаев привел к созданию своего культа личности. Он не ограничен сроками полномочий, хотя его преемник будет; его сторонники в определенный момент времени даже организовали попытку отменить президентские выборы в 2012 г. и просто позволить ему остаться у власти до 2020 г. Серьезные оппозиционные кандидаты часто дисквалифицируются из участия в гонке на должность президента, избирательные урны переполнены, а СМИ агитируют за президента и проправительственных политиков.

 

Продемократическая организация Freedom House дает Казахстану самый низкий рейтинг — «несвободной» страны.

 

Кажущимся противовесом является стабильность и относительное процветание, подпитываемое богатыми залежами углеводородов. Но какая-либо основа для мирной, демократической смены власти не закладывается, и Назарбаев открыто не подготавливает себе преемника. Если он потеряет контроль над безопасностью или политикой в стране, то ставка высока, и как доказательство местные и иностранные аналитики приводят прошлогодние насильственные события в Жанаозене на западе страны.

 

Эхо Жанаозена

 

С мая 2011 г. нефтяники в Жанаозене бастовали, чтобы получить обещанное повышение зарплаты, которое никогда не наступило. 16 декабря, в День независимости Казахстана, местная полиция открыла огонь по толпе протестующих, которые якобы первыми на них напали и привели к беспорядкам в городе. По официальным данным, в городе 14 человек погибло, более 70 человек были задержаны.

 

Еще один человек погиб в соседнем поселке Шетпе на следующий день, когда полиция открыла огонь по протестующим, перекрывшим железнодорожные рельсы. Примерно 100 человек были ранены во время этих двух инцидентов.

 

Подводя итоги насилия, Назарбаев настаивал на том, что полиция стреляла в воздух, и заявил, что люди были ранены в результате пуль, которые отскочили рикошетом, но на фильме, опубликованном онлайн, было видно, что полиция стреляла по протестующим.

 

Некоторые казахстанские политики и комментаторы обвинили Аслана Мусина, до недавнего времени влиятельного руководителя администрации президента, в выдаче приказа открыть огонь, говоря о том, что он или ослушался своего босса или обошел его стороной. Был ли дан такой приказ или нет, эти критики говорят, что ясно, что за семь месяцев нестабильности Назарбаев не был в состоянии взять ситуацию под контроль.

 

Андрей Грозин, центральноазиатский аналитик в Российском институте СНГ отметил, что именно в День независимости Казахстана полиция направила свое оружие против граждан впервые за постсоветскую историю страну. «Непосредственно после инцидента все разговоры и пропаганда о том, что Казахстан является оазисом стабильности в Центральной Азии и бывшем Советском Союзе, прекратились», — говорит он.

 

В прошлом месяце Назарбаев отправил Мусина в отставку и назначил его Председателем Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета.

 

Контролируемые инциденты

 

После жанаозенских событий постоянное насилие, недоверие граждан к правительству, а также возраст Назарбаева создали благодатную почву для спекуляций по поводу безопасности в стране.

 

В серии нападений на полицию и взрывах в частных домах в течение этого лета были обвинены экстремисты, почти все из которых, по информации официальных лиц, были убиты в результате полицейских операций.

 

В целом, по официальной статистике, 9 экстремистов были застрелены в западном Казахстане и 11 в и неподалеку от Алматы, на юге. Но ни один сотрудник полиции или правительственный солдат не был даже ранен, и только один раненый экстремист был арестован во время этих специальных операций.

 

«Мы не можем исключить возможную фабрикацию террористической деятельности», — заявил Грозин. «Было достаточно взрывов самоубийц, большинство атак на полицию не было успешным... Возникает ощущение, что это разыгранные действия.» То, что все предполагаемые террористы были убиты, «также вызывает сомнения», — говорит российский аналитик. «Зачем убивать их всех, если некоторых можно задержать и допросить? Если ни один не был арестован, это значит, что властям это не нужно.»

 

Грозин отметил, что появились слухи, связывающие финансирование и поддержку террористов с отстраненным Мусиным и его сыном, что породило спекуляции о том, что терроризм стал орудием в руках политиков. Другие считают, что убийства на границе были делом рук контрабандистов, иностранных спецслужб или даже казахстанских разведовательных служб, стремящихся запугать людей.

 

Грозин говорит, что люди готовы поверить во что угодно, за исключением официальной версии, и Астана похоже не пытается их особо переубедить.

 

«Все это может быть направлено на распространение массовой паники в стране. Поэтому, я думаю, что связь кого-то из администрации президента с этими инцидентами реальна», — говорит он.

 

Нурмаков, блогер, разделяет подобные подозрения на счет того, что насилие является частью борьбы за власть в постназарбаевской эре, борьбы, которую президент не в состоянии контролировать.

 

«Официальные лица не говорят о том, являются ли эти атаки элементами одной цепочки, или являются ли террористы членами одной организации», — говорит он. «Также не имеется ясной информации о личностях самих террористов.»

 

Нурмаков говорит, что он боится большей дестабилизации по мере усиления борьбы за власть, поскольку стабильность может не настать, даже после того, как рассеется политический дым и преемник Назарбаева встанет у руля.

 

Больное государство

 

Но не все рассматривают недавние происшествия как вступительную главу к эпопее о передачи власти.

 

Досым Сатпаев, директор «Группы оценки рисков» из Алматы, говорит, что ведущие политики страны рассматривают Назарбаева как гаранта их собственной позиции и безопасности их деловых интересов. «Дискредитация и уход президента не на руку большинству казахстанских политиков и представителей бизнес элиты», — говорит аналитик.

 

Никакой политик или бизнесмен не рисковал бы создавать проблемы для Назарбаева, считает Сатпаев. Он привел пример судеб Рахата Алиева — бывшего высокопоставленного чиновника и бывшего зятя Назарбаева, приговоренного заочно к тюремному заключению после протестов в отношении изменений в Конституции, касающихся отмены ограничений сроков правления для Назарбаева — а также Мухтара Аблязова, бизнесмена и бывшего министра энергетики, заключенного по обвинению в превышении должностных полномочий после создания оппозиционной партии. Аблязов, сбежавший в Лондон после своего освобождения, предстал перед судом Великобритании по обвинению в мошенничестве во время его работы на должности директора банка в Казахстане.

 

«Да, нынешняя политическая и деловая элиты пытаются усилить свои позиции и готовят новые планы на постназарбаевский период, но большинство из них не будет в открытую ему противостоять», — считает Сатпаев.

 

«Насилие скорее всего вызвано тем, что эти политики забыли о напряжении, которое нарастает в Казахстане», — говорит он. Поскольку казахстанские элиты участвовали в дележке власти и бизнеса, они обращали мало внимания на такие проблемы, как повсеместная бедность и рост экстремизма.

 

«Недавние инциденты могли быть частью тенденции, в которой источники напряжения берут свое начало в Казахстане и начинают себя проявлять», — говорит Сатпаев. «Этот процесс показывает, что существующий государственный организм нездоров. А действительность показывает, что наши власти не знают, как его вылечить.»

 

Неопределнное будущее

 

Иностранные аналитики предупреждают, что грядущая трансформация может быть болезненной.

 

Шон Р. Робертс, профессор по международным делам в Университете Джорджа Вашингтона, в прошлом месяце написал, что плохо управляемая смена власти может повторить ситуацию с мятежами в соседнем Кыргызстане, где президенты были свергнуты в 2005 и 2010 г.г.

 

«В настоящее время ни правительство, ни население не имеет опыта свободных и честных выборов или не знакомо с системой управления, при которой власть сбалансирована вокруг учреждений и не сконцентрирована в руках одного человека», — говорит Робертс. «Без такого опыта будет крайне сложно успешно выбрать и надлежащим образом контролировать нового лидера в постназарбаевский период без такого типа нестабильности как в соседнем Кыргызстане.»

 

Эрика Марат, аналитик в Институте Центральной Азии и Кавказа при Университете им. Джона Хопкинса, говорит, что будущая стабильность Казахстана будет зависеть частично от того, покинет ли президент свой пост внезапно или начнет открыто подготавливать преемника.

 

«Сейчас Назарбаев никаким образом не показывает, как и когда он планирует покинуть занимаемую должность. Это приводит к неясности для деловой и политической элит страны», — говорит она. «Но кто бы его не заменил, это должен быть человек с такой же харизмой и лидерскими качествами, как и Назарбаев, чтобы сохранить тот же уровень мягкого авторитаризма.»

 

Источник: Transitions Online