eeВсякий раз, как появляется очередное интервью или статья моего «лучшего друга» Ермухамета Ертысбаева, я пытаюсь заставить себя не отвечать ему статьей. Чаще мне это удается, но иногда срываюсь: цепляет так, что не могу устоять. Его последняя статья в «Казахстанской правде» под заголовком «Демократия как фильтр для экстремизма» тоже зацепила.

 

Я понимаю, работа у Ертысбаева такая — защищать Назарбаева, а значит нападать на его оппонентов. Но он всегда отличался от других защитников автократии тем, что не опускался до откровенной клеветы. В этот раз, на мой взгляд, он переступил некую грань.

 

Выразив свое несогласие с оценкой Human Rights Watch, что решение суда по «делу Козлова» — это удар по свободе выражения мнения, Ертысбаев заметил, что, дескать, Козлов и другие в течение многих лет жестко критиковали президента и его курс, но им за это ничего не было.

 

Да, критиковали, но насчет того, что им это сходило с рук, советник явно допустил неточность. Уже одного того, что «Алгу» так и не зарегистрировали, достаточно, чтобы уличить его в неискренности. Людям, пожелавшим иметь свою партию, шесть лет (!) не дают участвовать в легитимной политической борьбе, а тут находится умник, который заявляет — нет проблем. А если вспомнить о запретах митингов, арестах и различных административных сроках наказания для активистов оппозиции, преследованиях СМИ, то впору и вообще засомневаться в степени адекватности сие сказавшего.

 

Ссылка на статью 20 Конституции, гарантирующую свободу слова и творчества, наталкивает на мысль, что г-н Ертысбаев не понял, о чем говорили правозащитники из Human Rights Watch. Поясню: «свобода выражения мнений» — это не только свобода критиковать власть в газетах, но и свобода высказываться на митингах, а также свобода выражать свое отношение к забастовкам. Чувствуете, о чем я?

 

Необходимо заметить, что когда Ертысбаев говорит, что в Казахстане статья 20 Конституции реально работает, он говорит только об одной стороне правды. Да, действительно, оппозиционные газеты могут выходить и распространяться в стране. Да, сегодня я, как автор, могу писать и публиковать в этих газетах критическую информацию. Это факт.

 

Но у этого факта есть и оборотная сторона: моя свобода серьезно ограничена. Она не распространяется на теле- и радиоэфир, где таким, как я, появляться запрещено, хотя телевидение — это основной источник информации для казахстанцев. Это значит, что с учетом контролируемых властью печатных СМИ, которые также никогда не берут моих статей, тех, кто может меня прочитать, от силы 5%. То есть, строго говоря, у меня есть право реализовывать свободу слова только на 5% аудитории. На остальные 95% эта свобода для меня ограничена.

 

Вот это и есть вторая сторона правды о «казахстанской свободе слова». И здесь не проходят сентенции типа «пишите так, чтобы вас захотели прочитать не только 5%, но и 25%, и 55% аудитории». Здесь ограничение непреодолимое, обусловленное именно запретом допуска оппонентов режима на телевидение. Доказательство тому — оппозиционный телеканал «К-плюс», который как только появился, тут же стал блокироваться.

 

Но вернемся к обвинениям Козлова. Здесь совсем все грязно. Говоря об оппозиции, г-н Ертысбаев заявляет: мол, одно дело критиковать, но другое — «нападать на органы государственной власти, сжигать здание акимата, призывать к массовым беспорядкам, которые в конечном итоге привели к многочисленным жертвам».

 

В этой фразе содержится прямое утверждение, что Козлов и другие члены оппозиции напали на органы власти, сожгли акимат и призывали к массовым беспорядкам. На каком основании это делает советник? Даже в материалах суда нет такого утверждения. То есть здесь в обвинительном запале он идет даже дальше суда и следствия.

 

Не нападали ни Козлов, ни его соратники на органы государственной власти! Не поджигали они жанаозенский акимат! Не призывали к беспорядкам! Не было этого. А ведь слово не воробей, вылетело — и теперь попробуй поймай!

 

Кстати, кто нападал — известно. Нападали неизвестные люди в черном, о чем, кстати, обмолвился и сам Назарбаев. Но этот факт почему-то забыли и следователи, и суд. Казалось бы, чего проще — найди парочку таких и пускай расскажут, кто их послал. Но нет, исполнители провокации никого не интересовали — судили-то не их, а Козлова.

 

И насчет призывов к беспорядкам клевещет г-н Ертысбаев. Именно в суде было документально подтверждено, что Козлов и его соратники призывали бастующих стоять до конца в своих требованиях. Разницу чувствуете? Между тем, чтобы идти и все громить, и тем, чтобы мирно стоять на площади? Если кто еще не понял, поясняю: первое преследуется по закону, второе — предусмотрено Конституцией страны. Врать вообще нехорошо, а советнику президента это вдвойне непростительно.

 

Куда более выигрышно смотрелся бы советник, воздержись он от прямых обвинений Козлова в организации беспорядков и заведи разговор о том, что поддержка забастовщиков со стороны оппозиции оказала провоцирующее воздействие на забастовку. Мол, если бы не оппозиция, то протест сам собой бы рассосался, а так, почувствовав поддержку со стороны «Алги», а через это — и внимание европейских политиков и организаций, протест обрел новую силу. Ну а сила на силу — вот вам и конфликт.

 

При всей спорности этой позиции в ней есть определенная логика: мол, 50% вины на оппозиции, которая влезла и усугубила ситуацию. По крайней мере здесь есть с чем спорить. Но стоящий на этой позиции не имеет права предъявлять юридических претензий оппозиции. Потому что все ее действия в части поддержки забастовщиков — строго в рамках правового поля. Ну нет у нас законов, запрещающих оппозиции поддерживать забастовщиков!

 

Вдумайтесь вообще в суть произошедшего — политика наказали за то, что он поддержал требования забастовщиков. Поддержал не оружием, не боеприпасами, не боевыми действиями, а тем, что выразил поддержку на словах. Извините, но лично я из этой ситуации делаю вывод: политическую систему, предполагающую такие суды и такие приговоры, надо срочно менять. СРОЧНО!!! Иначе завтра мы все окажемся за решеткой. Вся страна — за одной большой решеткой.

 

Как? Это вопрос технический. На самом деле главный вопрос в другом: как сделать так, чтобы большинство граждан, читая Ертысбаева, научились чувствовать ложь официальной пропаганды, чтобы их начало тошнить от цинизма и бессовестности поступков нынешней власти, от ее бесконтрольности и безнаказанности? Вот главный вопрос текущего момента.

 

Ответ на него такой — нужно, чтобы люди как можно чаще читали Ертысбаева и ему подобных защитников режима. Чем больше, тем быстрее появится тошнота. С нее все и начнется. Так что Ертысбаев в качестве этакого зеркала казахстанского авторитаризма очень даже пригодится.

 

Источник: Газета "Голос Республики" №39 (261) от 19 октября 2012 года