bespredel pagГенеральная прокуратура посягает на конституционные права граждан! К такому выводу пришли эксперты, ознакомившись с проектом нового Уголовно-процессуального кодекса (УПК), авторство которого принадлежит главному надзорному органу.

 

Мы уже писали об этом документе ("Полицейских научат торговаться", "Мегаполис" от 10 сентября 2012 г.) Речь идет о том, что Генеральная прокуратура намерена отказаться от стадии доследственной проверки, впрочем, как и от термина "возбуждение уголовного дела", заменив его на расплывчатое понятие досудебного производства. Кроме того, прокуроры хотят практически упразднить институт понятых, который на практике превратился в чистую формальность.

 

К слову, само намерение Генеральной прокуратуры посягнуть на УПК у опытных юристов вызывает чуть ли не священный ужас:

– История права знает, что Уголовный кодекс мы можем менять очень часто, а УПК – это как Конституция, он должен даже реже меняться, чем основной закон страны, – говорит министр юстиции Берик Имашев.

 

– Это очень важный документ в судьбе нашей страны. С кондачка его принимать ни в коем случае нельзя, – вторит министру юстиции президент Союза адвокатов Ануар Тугел.

 

По поводу доследственной проверки, которую прокуроры почему-то считают излишней процедурой, мнения экспертов разделились. Член комиссии по правам человека при президенте, юридический советник при ДВД г. Астаны Владимир Левин, к примеру, считает, что это прогрессивная новация:

 

– Сегодня доследственная проверка дает полицейским простор для коррупции. Они получают возможность вести переговоры со сторонами, решают – возбуждать уголовное дело или нет. И случается так, что под конец доследственной проверки факты бывают так извращены, что до истины уже не докопаться! – говорит Владимир Левин.

 

Секретарь комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса Светлана Бычкова также указывает на одно явное преимущество отказа от доследственной проверки:

 

– Все мы знаем, как тяжело сегодня возбудить уголовное дело по заявлению гражданина. Все на усмотрение правоохранительных органов, которые решают, надо или не надо возбуждать дело. С принятием нового УПК с этой практикой мы распрощаемся, – говорит депутат.

 

А вот президент Союза адвокатов Ануар Тугел видит в этом прямое посягательство на конституционные права граждан:

 

– Чем больше регламентирован уголовный процесс, тем в большей степени он гарантирует права и свободы граждан. В УПК должно быть четко прописано, в каких ситуациях, каким образом и для чего будут проводиться те или иные процессуальные действия. Кроме того, в случае нарушений их всегда можно обжаловать в прокуратуре или в суде. А разработчики нового УПК собираются упразднить целый этап следствия! – не скрывает возмущения Ануар Тугел. – Помимо этого они намерены отказаться от постановления о возбуждении уголовного дела, заменив его аморфным понятием досудебного производства. Представьте себе: поступает заявление, что сосед у меня украл курицу.

 

И вот без проверки, была ли вообще у соседа курица, дееспособен ли этот гражданин, либо он психически невменяем – на основании только одного заявления начинаются следственные действия. Что это означает? Что следователь может проводить допросы, обыск, выимку, осмотр места происшествия. Приведу статистические данные: сегодня порядка 70% заявлений в правоохранительные органы отказные – уголовные дела по ним не возбуждаются за отсутствием состава или события преступления. А здесь без доследственной проверки только по одному заявлению полицейские получат возможность проводить процессуальные действия, которые в той или иной мере нарушают конституционные права граждан.

 

Помимо этого Ануар Тугел сообщил нам, что в проекте нового УПК речь идет о существенном сокращении сроков досудебного производства. На все про все следователям будет отведено... 20 дней (за минусом доследственной проверки).

 

– Как за 20 дней можно полноценно расследовать уголовное дело? Ведь у наших следователей в производстве по 20–30 дел. В каком тогда виде они будут уходить в прокуратуру и суд? Есть ли в прокуратуре штат сотрудников, которые будут перелопачивать дела? – задается отнюдь не риторическими вопросами президент Союза адвокатов.

 

Разошлись мнения экспертов и относительно упразднения института понятых. Напомним, что заместитель генерального прокурора Иоганн Меркель заявил, что некоторые следователи обзавелись чуть ли не штатными понятыми – так трудно по нынешним временам найти постороннего человека, готового принять участие в уголовном процессе. Министр юстиции Берик Имашев недоумевает, почему прокуратура сдается без боя:

 

– Надо было к уголовной ответственности попривлекать таких следователей! Каленым прокурорским надзором все это выжечь! И спокойно норма действовала бы, – уверен министр.

 

Светлана Бычкова считает, что понятые – это анахронизм. Уж лучше укреплять материально-техническую базу правоохранительных органов и шире использовать видеосъемку: дескать, объектив камеры – это лучший и беспристрастный понятой. Ануар Тугел ей возражает:

 

– Все мы знаем, до чего дошел технический прогресс – любую видеосъемку можно сфальсифицировать, – строит мрачные прогнозы эксперт.

В общем, выводы президент Союза адвокатов делает неутешительные:

 

– Делается все для того, чтобы облегчить работу правоохранительных органов, а отнюдь не для того, чтобы усилить гарантии прав и свобод граждан, – резюмирует Ануар Тугел.

 

Жанар ТУЛИНДИНОВА

 

Источник - Мегаполис