terror pozhВсе больше людей задается вопросом о природе насилия, которое в последнее время все чаще проявляется в нашей стране. Стрельба, взрывы, ликвидация банд преступников, а теперь и нападение на полицейских. Ощущение, что откуда-то снизу поднимается волна сопротивления, которая все чаще проявляется в откровенно экстремистских формах.

 

Выскажу предположение, что указанные случаи насилия — это реакция на террор силовиков со стороны тех, кто устал его терпеть. А как вы хотели? Полиция хватает первых попавшихся, унижает их, пытает, выбивает признательные показания, сажает в тюрьмы на основе высосанных из пальца и недоказанных обвинений — что это, если не откровенный террор?

 

От голубого террора к черному...

 

Это называется «государственным террором» (или «голубым террором» — по цвету официального флага), который кое-кто по ошибке называет борьбой с преступностью. Мой личный опыт свидетельствует, что примерно четверть всех отбывающих наказание в местах лишения свободы — люди невиновные, оказавшиеся там по беспределу следователей. Что означает, что наши следователи и судьи вот уже 20 лет куют кадры потенциальных экстремистов, подрывая основы государственной безопасности.

 

У большинства людей, прошедших «голубой террор» нашей правоохранительной и пенитенциарной систем, затаенная злоба на людей в погонах, на тех, кто в нарушение всех правовых норм сделал их преступниками. Наверняка среди этих десятков тысяч людей, безвинно наказанных, униженных, есть такие, кто жаждет отмщения. Они просто ждут своего часа. И тот факт, что нападений на правоохранителей пока мало, говорит только о том, что этот час еще не настал.

 

Нападения на силовиков прогнозируемы и логично вытекают из порочной практики сажать невинных людей. Полицейский и судейский террор с неизбежностью должны были привести к созданию общей атмосферы ненависти к полиции, сотрудникам КНБ, судьям и, как следствие, к ответным мерам — нападениям на представителей силовых ведомств. Что и происходит. Так что нынешний экстремизм, проявляющийся в нападениях на полицейских, — это вполне естественная ответная реакция. Это можно назвать «черным террором», который будет тем сильнее, чем больше полиция, КНБ, суды будут допускать неправовых методов в своей деятельности.

 

...и к красному террору

 

Другой аспект проблемы — неадекватная реакция властей на проявление социального недовольства со стороны населения. Власти, напуганные «бархатными революциями» в других странах, жестко контролируют любые проявления гражданской активности. Дошло до того, что мирно проходящая забастовка нефтяников Жанаозена была расстреляна властями. Люди, попавшие в русло событий Жанаозена, по сути, испытали на себе неприкрытый террор со стороны правоохранительных органов. Людей увольняли, запугивали, разгоняли, расстреливали, арестовывали, пытали, сажали в тюрьмы. Это тоже один из вариантов «голубого террора».

 

А ведь забастовщики не нападали на полицейских, не громили и не убивали, не собирались свергать власть и менять конституционный строй. Их вина только в том, что они требовали справедливости в оплате своего труда. Но за это их терроризировали и терроризируют по сегодняшний день.

 

Однако рядом со страхом всегда ходят ненависть и озлобленность. Было бы удивительно, если бы после всего, что устроили в Западном Казахстане силовики, там наступили мир и спокойствие. Напротив, жанаозенские события подогрели ситуацию до такой степени, что зревшее до этого недовольство в людях стало проявляться уже в форме стрельбы в полицейских.

 

Все очень логично: чем больше власти загоняют недовольство в подполье, тем больше будет этого подполья. Теперь люди уже в подполье вынуждены искать способы изменения ситуации. Насилие порождает ответное насилие. В итоге власть, не желающая выслушивать людей на мирных публичных собраниях, не признающая право людей на протест, рискует в качестве аргументов получать пули и бомбы. В нашей палитре насилия это будет называться «красным террором». Он определяется остротой социально-экономических проблем и неспособностью властей грамотно реагировать на эти вызовы.

 

...а затем и к зеленому

 

Наконец, третий аспект — исламистская угроза. В стране растет число людей, исповедующих нетрадиционный ислам. Понятно, что растет не на пустом месте.

 

Во-первых, этому способствует общая социально-экономическая ситуация, порождающая массовое недовольство официальной политикой, тотальной коррупцией власти, отсутствием перспектив для улучшения жизни.

 

Во-вторых, этому содействуют активно действующие проповедники-исламисты, с которыми, по большому счету, никто и не борется. Трудно назвать борьбой эту откровенно топорную профилактическую работу, аресты людей, читающих запрещенную литературу, и превентивные убийства людей, объявленных террористами. На самом деле это не борьба, а, напротив, подталкивание людей к исламизму.

 

В-третьих, власти старательно зачищают политическое поле от легитимной оппозиции, которая в значительной степени аккумулирует протестные настроения и направляет их в легитимное русло. Мощные административные заслоны для любого легитимного проявления недовольства и выражения мнений, расходящихся с официальными, препятствуют включению людей в общественную деятельность.

 

Это, а также нежелание и неумение властей вести диалог с простыми людьми, приводит к тому, что все больше людей разочаровываются в легитимном решении своих жизненных проблем. Не видя выхода, они обращаются к проповедникам, обещающим им решение проблем в религиозной плоскости.

 

И наконец, четвертая причина — жестокая расправа над забастовщиками Жанаозена. Устроенная в Жанаозене «охота на ведьм» с пролитием крови, арестами, пытками и «выкручиванием рук» подследственным, осуждением тех, кого не застрелили 16 декабря, для части жителей западного Казахстана — мощнейший импульс в пользу исламизма.

 

Все вышеуказанные причины заставляют все большее количество людей задуматься над выбором идеологического вектора своего жизненного пути. Либо двигаться в русле светской, насквозь лживой, продажной и коррумпированной жизни нынешней автократии, которая исключает надежды на достойную жизнь. Либо следовать идеалам исламистской этики, что, по словам проповедников, позволит очистить землю Казахстана от нынешней скверны и обеспечит достойную и честную жизнь в исламском халифате.

 

В ситуации полной безнадежности «исламистское предложение» кое-кто воспринимает как подарок судьбы, как шанс попробовать изменить свою жизнь, а в перспективе и жизнь страны. В результате число исламистов изо дня в день растет. К слову сказать, процесс этот идет не только на западе Казахстана, но и в целом по стране. Другое дело, что на западе эти процессы идут с опережением.

 

Обращение людей к радикальному исламу — это следующая угроза насилия. Она пока не актуализировалась в Казахстане в качестве действующего субъекта политического процесса. Сегодня она пока представлена как идеологическая составляющая, публично еще не заявившая о себе, но активно наращивающая мускулы, привлекая под свои знамена все новых и новых последователей.

 

Учитывая политическую заданность исламистов на халифат и то, что в своем стремлении достичь результата они не побрезгуют применением насилия, можно с полной уверенностью говорить об опасности «зеленого терроризма», которого пока нет в Казахстане, но который при нынешней бездарной политике Акорды может о себе заявить уже в ближайшие годы.

 

Проиграют все!

 

Таким образом, совмещение двух процессов, с одной стороны, роста недовольства антинародной политикой власти, особо рельефно проявляющейся на фоне нефтяных богатств региона, и с другой — роста исламистских настроений, обусловило остроту ситуации в западном Казахстане. Плюс ко всему это усугубилось событиями в Жанаозене, а в последнее время было существенно подогрето «зачисткой» руководства Атырауской области.

 

Имея такой набор причин, работающих на дестабилизацию ситуации, можно смело предположить, что стрельба и взрывы могут стать привычным явлением на просторах западного Казахстана. В этом смысле, если завтра полицейских и КНБшников начнут отстреливать и взрывать уже пачками, я лично не удивлюсь. Это будет наглядным доказательством прописной истины, что всякое пренебрежение к правам людей, всякое насилие порождает ответное насилие.

 

Это аксиома, и история полна тому примеров. Жаль, что история не учит. Каждая автократия, уверовавшая в свою вседозволенность и возомнившая себя непогрешимой, наступает на одни и те же грабли. Наша власть — не исключение.

 

Но самое ужасное, что это не только проблема власти. В войне, на которую власть, возможно, сама того не желая, провоцирует отдельных своих граждан, проиграют все. Террор мстителей против террора власти — ужаснее не придумаешь.

 

Это самая дикая разновидность гражданской войны, когда воюют единицы идейных, а гибнут сотни ни в чем не повинных. Достанется всем! Именно поэтому принципиально важно уже сейчас обозначить главное: если это случится, то виновными в этом ПРЕСТУПЛЕНИИ ПЕРЕД НАРОДОМ КАЗАХСТАНА будут те, кто положил начало беззаконию и насилию.

 

Respublika-KZ