kmasimovПравительство Карима Масимова, судя по всему, войдет в историю не только, как самое "долгое", но и как наиболее провальное.

 

Очевидно, степень доктора экономических наук не идет Кариму Кажимкановичу впрок, ибо такого неумения регулировать госэкономику не демонстрировал еще ни один кабинет, включая ультракризисное правительство Терещенко. Депутаты неоднократно критиковали Масимова и его министров за срыв госпрограмм, сам глава столь же неоднократно грозился "казнить" ленивых и вороватых подчиненных, но сегодня каждый гражданин Казахстана может наблюдать – на родных просторах есть шанс реализации только у редких госпрограмм. Зато успешно и регулярно правительство Масимова срывает исполнение госбюджетов, что тоже стало расхожей претензией к кабинету. Наконец, коррупция при Масимове достигла высот поистине небывалых, столько министров и акимов не пересажали ни при одном из его предшественников.

 

Слабость, бесконтрольность и безответственность нынешнего кабинета отлично видно на примере кровавой катастрофы в Жанаозене. Ни один высокопоставленный чиновник не выполнил свой долг перед жителями края, кабинет упорно игнорировал назревавшую проблему.

 

Напрашивается вывод: хорошо и эффективно премьер и его соратники умеют делать лишь одно – рекламировать себя и выдавать воздушные замки за действительность.

 

Как закопать госбюджет


Известно, что Карим Масимов возглавил правительство в 2007 году – исполнение бюджета этого года было благополучно сорвано. На правах "свеженького" премьера Масимов закатил подчиненным разнос, вероятно, надеясь обрести славу непримиримого борца с халатностью. По словам премьер-министра, на 1 августа недоосвоение бюджетных средств составило 59,8 млрд. тенге, а на 1 сентября – уже 62,2 млрд. тенге. В том числе в Министерстве транспорта и коммуникаций недоосвоение выросло на 3,7 млрд.тенге, по Министерству обороны – на 3,6, Минюсту и КНБ – по 3 млрд. тенге, Минфину – 2,2 млрд.тенге, Минтуризма – 2,7 млрд.тенге, Министерству сельского хозяйства – 1,6 млрд., Управделами президента – 1,4 и т.д.. Та же картина наблюдается и по местным бюджетам. По Алматы и Южному Казахстану рост недоосвоения составил 8 млрд. тенге, в ВКО – 3,5 млрд. тенге, в Астане – 3,2 млрд. тенге и т.д. Такие данные сообщил Масимов в своей речи за сентябрь 2007 года. Далее он распек подчиненных и пригрозил суровыми карами за дальнейшую вакханалию в бюджете. Премьер РК напомнил, что еще с начала года он говорил о персональной ответственности за вверенный участок работы. "Это касается и освоения бюджетных средств", – отметил глава кабинета.


Запомним эту особенную принципиальность и строгость, в следующие пять лет подобные речи станут коньком Масимова. Меняются только "недоосвоенные" цифры, а обещания "уволить и расстрелять", как собственно, и низкий уровень работы тех, кто тратит наши с вами деньги, остаются неизменными. "Сколько мы в этом году ни говорили, результат нас, к сожалению, не радует. Вместо того чтобы улучшать все показатели, у нас они ухудшаются. То есть освоение бюджета оставляет желать лучшего", – это уже несколько более поздняя цитата, впрочем, также не принятая министрами и акимами всерьез. Вот, что изрек Карим Кажимканович уже в июне 2010 года, когда поручил создать рабочую группу по анализу причин неосвоения средств республиканского бюджета-2009.


"Поручаю создать рабочую группу с участием Минфина, канцелярии премьер-министра и других государственных органов. Рабочей группе в течение месяца провести анализ причин всех фактов неосвоения бюджетных ресурсов, установить степень вины всех ответственных лиц и внести предложения об их наказании вплоть до первых руководителей. Я внесу предложение главе государства о наказании ответственных", – сказал премьер. Его, видимо, совершенно не смутил тот факт, что три предыдущих года подчиненные пропускали молнии и громы начальства мимо ушей. В 2009 году неисполнение бюджетных средств составило около 60 миллиардов тенге.


"И нас справедливо за это упрекают. В прошлом году депутатам обещали, что каждый индивидуальный случай будем рассматривать", – покаялся премьер и благополучно о бюджете забыл.


В 2011 году депутаты собрались с духом и выкатили кабинету массу претензий. По их словам, правительством ежегодно занижаются прогнозы макроэкономических показателей, что приводит к уточнению основных параметров республиканского бюджета, влияющих на качество исполнения как доходной, так и расходной частей. Планирование прогнозных показателей осуществляется очень уж странно. Так, согласно прогнозу, развития на 2011-2015 годы, реальный рост ВВП запланирован на уровне – 103,9 к 2014 году. По факту рост ВВП в 2010 году составил 107%. Напрашивается вопрос, может, причина перевыполнения доходной части бюджета носит субъективный характер, сетовали народные избранники. Депутаты парламента неоднократно, на различных уровнях поднимали вопрос о полном освоении бюджетных средств и усилении ответственности должностных лиц, допустивших некачественное и неполное освоение. Но, как и в прошлые годы, в 2010-м правительству не удалось обеспечить полное исполнение бюджета (99,1%), неиспользованными остались 37,5 млрд тенге. И из 41 администратора бюджетных программ только 15 (41%) обеспечили 100% исполнение.


Некоторые "предъявы" депутатов и неумение (нежелание?) их устранить прямо намекают на то, что с экономикой, ее основными регуляторами в правительстве очень и очень плохо. Не дружит кабинет страны, совершающей амбициозные реформы, с финансами и отчетностью. По мнению депутатов от 2011 года, из года в год увеличиваются суммы кредиторской и дебиторской задолженности. При Масимове этот показатель рос, как на дрожжах: 2006 г. – 16,6 млрд тг., 2007 г. – 34,6 млрд тг., 2008 г. – 53,7 млрд тг., 2009 г. – 74,4 млрдтг., 2010 г. – 120,3 млрд тг. Причинами образовавшейся дебиторской задолженности, как правило, являются предоплата за товары и услуги, затягивание претензионной исковой работы и исполнения судебных решений, нарушение договорных обязательств, отсутствие актов выполненных работ за оказанные услуги и т.д., проще говоря – некачественное администрирование бюджетных средств. Это же элементарно, негодовали депутаты. Также, по их мнению, сохраняется практика неправильного помесячного распределения годовых сумм, то есть некачественное составление плана финансирования по месяцам, когда основная часть средств администраторами бюджетных программ планируется на конец финансового года. Кроме того, как и в предыдущие годы, трансферты не в полном объеме освоены местными исполнительными органами, хотя на республиканском уровне целевые трансферты перечислены регионам своевременно и в полном объеме. В результате отдельные объекты социального и производственного назначения не введены в эксплуатацию в намеченный срок. По мнению депутатов, серьезные просчеты в работе по управлению бюджетными средствами допускаются и администраторами республиканских бюджетных программ, нет должного контроля с их стороны за ходом освоения целевых трансфертов. Прямо-таки вечный диагноз действующего правительства.


Ничем иным, кроме хронической забывчивости, демагогии и неумения устранить нарушения в важнейшем финансовом регламенте страны нельзя объяснить то, что летом уже 2012 года бюджетная проблема осталась прежней, а "кары" и оправдания Масимова буквально навязли на зубах. Так, в отчете Счетного комитета в июне нынешнего года указывалось, что несмотря на осуществленные в 2011 году корректировки бюджета, на конец отчетного периода 30-ю администраторами бюджетных программ, или 71,4% от общего количества не освоено 42,3 млрд тенге. Кроме того, в 2011 году остались нереализованными 167 инвестпроектов на сумму 154,4 млрд тенге, Счетный комитет также выявил грубые нарушения в реализации ряда госпрограмм в 2011 году. По данным "счетчиков" сумма нарушений при исполнении республиканского бюджета в 2011г составила 272 млрд тенге. Аппетиты к халатности явно приходят во время еды – при "строгом" Масимове недоосвоения неуклонно росли и побили рекорды всех предыдущих правительств. "Конечно, в чем я соглашаюсь и критика справедливая, в том, что те деньги, которые выделяются из бюджета, должны быть освоены. Я соглашаюсь с тем, что недочеты в этой работе есть. Они были и по прошлому году, и в отчете по этому году", – с заученным фатализмом отчитывался премьер перед парламентом. Разумеется, наказать виновных г-н глава кабинета также обещал. "В конечном итоге иногда недобросовестные исполнители бюджетных программ пытаются подвести под какого-то определенного заказчика. Это большая проблема. Мы совместно с агентством финполиции отдельную программу проработаем, чтобы таких недобросовестных исполнителей наказать", – заявил Масимов. Как мы видим, одна и та же песенка поется в течение пяти лет, но бюджетная проблема лишь усугубляется.


В прошлом парламентском году депутаты фактически отказались принимать от Масимова очередные оправдания – дело запахло отставкой. "Складывается впечатление, что правительство программы принимает, а как она выполнена, никогда не подводит итоги. Подводит итоги только с положительных сторон. А проблемные вопросы, негатив, и делать из этого выводы – я этого ни разу не видела в работе правительства", – к таким выводам, например, пришла депутат Сената парламента РК Светлана Жалмагамбетова.


Сенаторы ругали правительство за провал госпрограммы "Ак булак", неудачи в работе агентства по делам строительства и ЖКХ, больше всего критиковали Минсельхоз за пресловутые кредиты на развитие сельхозпредпринимательства, но к хроническому провалу программ мы вернемся позже. Вот, что высказал в адрес министра финансов и его непосредственного босса сенатор Жумабек Турегельдинов: "270 миллиардов тенге – это бюджет области практически. И недоимка по налогам, 224 миллиарда. Если сложить эти две цифры, это 500 миллиардов тенге мы практически теряем". Достойный итог хозяйствования кабинета Карима Кажимкановича. В этом году при обсуждении бюджета 2013-2014 Масимов вновь обещает всех покарать, любопытно, что кто-то ему еще верит.

 

Раз программа, два программа, сто программ – и все в топку


Карим Масимов и его кабинет прославились тем, что пекли различные госпрограммы просто как блины. Прожектерство – вообще одна из основных черт этого кабинета, да и "закадычных приятелей" г-н премьер выбирать умеет. Вместе с беглым банкиром Аблязовым он восхвалял банковскую систему и призывал к реализации дорогостоящих для бюджета проектов – и совместных с БТА Банком, к тому же. Вместе с другим прожектером – что ныне находится в подчиненном Масимову правительстве – Кайратом Келимбетовым сочинялись сказки об СПК, о 30 корпоративных лидерах, о "народном компьютере", об специальных экономических зонах. Из семи СПК четыре-пять вообще не были реализованы, остальные работали лишь на треть, но средства, выделенные на них, зашкалили за миллиарды тенге. О судьбе корпоративных лидеров Карим Кажимканович теперь стыдливо умалчивает. Народный компьютер и прочие, широко разрекламированные проекты, также предъявить народу невозможно, в виду их фактического отсутствия.


Помпезные задумки прошлых лет благополучно канули в небытие, но кабинет не остановил размах реформ и их крикливого рекламирования. Возьмем наиболее известные проекты, они же и наиболее провальные. На финансирование госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана (ФИИР) только к прошлому году направлено более 1,6 трлн тенге. Как известно, ФИИР охватывает
2010-2014 годы, и в частности, призвана снизить долю сырьевого экспорта, развивать выпуск продукции более высокого передела. Однако эксперты и заинтересованные в реализации лица – а это предприниматели, аграрии и т.д. – весьма скептически воспринимают темпы реализации судьбоносного документа. Например, когда на одном из заседаний парламента был презентован законопроект "О государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности", призванный помочь в реализации программы ФИИР, депутаты обрушились на разработчиков с дружной критикой. Мажилисменам предложенный министерством индустрии и новых технологий документ откровенно не понравился. Депутат Алтай Тлеубердин даже предположил, что "похоже, главной целью разработчиков было узаконивание избегания ответственности в случае провала очередной государственной программы". В частности, депутаты напомнили, что масимовское правительство уже предлагало нечто сходное с ФИИР – только под иными вывесками. Нет нужды подчеркивать, что прожектерские начинания провалились из-за недоработки.


Позвольте представить выдержки из одного экспертного заключения, ранее рассмотренного в профильных комитетах Мажилиса. "Анализ программы ФИИР не позволяет рассматривать ее как целостную программу – комплекс программных мероприятий, объединенных единой целью и направленных на решение поставленных задач, она по существу является простым набором случайных инвестиционных проектов, которые не могут содействовать переходу казахстанской экономики на инновационный тип развития". Схожего мнения придерживался и доктор юридических наук Максут Нарикбаев, заявивший, что "данная программа содержит в себе внутренние системные противоречия и несоответствия, которые напрямую угрожают ее эффективной реализации, а значит, и достижению поставленных президентом целей в "Стратегии-2020". Суть проблемы Максут Наркибаев, как и многие до него, видел в совершенно наглой и системной безнаказанности прожектеров, разбазаривающих народные деньги.


"С 2000 года в Казахстане было разработано и принято множество стратегий и программ развития: стратегия индустриально-инновационного развития, стратегия территориально-пространственного развития, стратегия развития транспортного комплекса, стратегия устойчивого развития, программа "30 корпоративных лидеров Казахстана", программа развития сельских территорий, многочисленные "прорывные" проекты республиканского и областного уровней, кластерные программы. Ни одна из ранее принятых программ не была реализована в полном объеме, про большинство из них уже забыли, так как с принятием новой программы прежние программы практически отменяются. При этом никто не понес персональной ответственности – как моральной, так и материальной – за срыв реализации и дискредитацию принятых решений.


О безосновательности многих пунктов ФИИР, о характерных изъянах высказывались буквально все заинтересованные и компетентные стороны – лишь правительство продолжает делать вид, что все в порядке. "На мой взгляд, главным критерием включения того или иного проекта в программу является не экономическая целесообразность, не его значимость для диверсификации экономики страны, а наличие лобби. Неудивительно, что уже сейчас к числу "прорывных проектов" отнесены те, необходимость которых вызывает сомнения. Так же можно ожидать, что крупный бизнес будет "продавливать" свои интересы, стремиться добраться до бюджетных средств, используя государственные институты чисто в своих коммерческих целях", – подчеркивал Максут Нарикбаев.


Что же касается проблем реализации программы ФИИР в сельском хозяйстве, то можно привести для примера показательный документ, направленный в адрес президента страны "Союзом фермеров Казахстана". "Нынешним руководством Министерства сельского хозяйства ускоренное развитие мясного скотоводства объявлено приоритетным направлением... Но уже сейчас можно констатировать, что огромные бюджетные средства, направленные на строительство откормплощадок, заморожены, а сами предприятия находятся на стадии стагнации или банкротства. А Минсельхоз по ним отчитался, как за успешную реализацию программы ФИИР. Эти факты даже стали предметом рассмотрения на заседаниях партийного контроля НПД "Нур Отан"...", – говорится в обращении.


В сущности, сегодня крайне дорогостоящая и выданная народу и президенту Назарбаеву за гигантский прорыв ФИИР превращается в обычную программу строительства нескольких промышленных и энергетических объектов. Не забудьте отметить – хорошенько пролоббированных близкими к кабинету структурами. "Все упирается в профессионализм управленческого аппарата и в качество управления. Если наши бюрократы не способны грамотно, эффективно реализовывать поставленные задачи, неся за них ответственность, то у нас ни одна экономическая программа работать не будет", – так в свое время прокомментировал стратегию ФИИР аналитик Досым Сатпаев.


Если провал ФИИР в силу ее громоздкости еще не так бросается в глаза, то куда более печальная и очевидная судьба на наших глазах постигает еще два "любимых детища" правительства. Речь идет о программе "Сто школ и сто больниц", а также о программе "Дорожная карта". Зимой 2012 года Агентство Казахстана по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция) выявило огромное число нарушений законности в реализации этих государственных программ. Только по Дорожной карте" за 2010-2011 годы возбуждено 170 уголовных дел. "Больше всего преступлений выявлено в сфере реализации государственной программы "Дорожная карта", которая была направлена на сокращение уровня безработицы и улучшение инфраструктуры регионов. За последние два года возбуждено 170 уголовных дел в этой сфере. Ущерб государству составил почти 178 миллионов тенге", – заявили представители финпола. Основную часть преступлений в рамках программы "Дорожная карта" составили факты хищения бюджетных средств должностными лицами, ответственными за ее реализацию на местах, а также недобросовестными предпринимателями. Помимо хищения бюджетных средств выявлены случаи систематического взяточничества.


По программе "Питьевая вода" органами финансовой полиции в 2010-2011 годах возбуждено 73 уголовных дела с ущербом государству на сумму 484,5 миллионов тенге.


"Как показывает оперативно-следственная практика органов финансовой полиции, хищение государственных средств, выделенных на реализацию госпрограмм, в основном совершается по сговору должностных лиц и подрядчиков", – уточнили следователи
Наибольший же ущерб при реализации государственных программ в сумме свыше 1,5 миллиардов тенге причинен преступлениями в сфере госпрограммы "Строительство 100 школ, 100 больниц". За указанный период органами финполиции в этой сфере возбуждено 34 уголовных дела. В 2010-2011 году также возбуждено 19 уголовных дел по фактам хищения бюджетных средств выделенных в рамках госпрограммы "Продовольственный пояс вокруг города Астана", предусматривающей льготное кредитование сельхозпроизводителей с целью обеспечения продовольственной безопасности столицы.


"По фактам нарушения законности, допущенных в ходе реализации государственных программ, в 2010-2011 годах органами финансовой полиции возбуждено 262 уголовных дела, по которым ущерб государству составил свыше 2,2 миллиардов тенге. За указанный период в суд направлено 184 уголовных дела данной категории, на сегодняшний день осуждено 157 лиц", – сообщили представители финансовой полиции. По сути, ужасающие масштабы коррупционной деятельности – уже приговор кабинету Масимова. Диагноз – систематическое воровство, неумение справиться с работой.


Один из аналитиков, подводя в прошлом году итоги "трудов праведных" масимовского правительства, высказался в совершенно перестроечном духе. Помните: борьбу с пьянство прекратить, ибо это не борьба и это не результат? Если поставить на место "пьянства" слово "программа", то директива обретет современность. "За время пока ФИИР существовала, многие проекты, которые должны были уже заработать в РК, остались лишь на бумаге. Все это связано с тем, что у нас в стране есть два абсолютно разных мира. Первый – госпрограммы, на которые тратятся большие государственные деньги, а второй мир – это тот самый бюрократический аппарат, который должен реализовывать эти программы. Два эти мира имеют разные интересы и приоритеты. Кроме того, непрофессионализм и плохой государственный менеджмент приводят к тому, что реализация программ остается на нуле. А их можно перечислить. Это "Питьевая вода", "Годы аула", "100 школ, 100 больниц" и прочие. Как показывают данные Счетного комитета, по всем программам было очень много нарушений. Среди них нецелевое использование денег, недоосвоение средств и т.д", – припечатал эксперт. Вообще же, по данным Счетного комитета за весну текущего года только по одной только программе "Питьевая вода" неизвестно в чьи карманы перекочевало более пяти миллиардов тенге. Фактически водой удалось обеспечить только половину из почти 7000 населенных пунктов страны.


Государственная программа строительства больниц находилась на грани провала еще весной, о чем откровенно поведала министр здравоохранения Салидат Каирбекова. По ее данным, вместо 103 запланированных в республике к этому дню построили только 59 поликлиник, родильных домов и амбулаторий. Похвастаться стопроцентным исполнением президентской программы могут лишь Атырауская и Павлодарская области, а также Алматы. Во всех остальных регионах, в том числе и в столице Казахстана значительная часть объектов здравоохранения остается недостроенной. Основные причины провала программы – это технологическая сложность проектов, влияние мирового финансового кризиса и значительное удорожание строительства. Не лишним будет упомянуть, что Каирбекова уже третий министр, под началом которого строятся многострадальные объекты госпрограммы. Впечатляющее у г-на Масимова умение подбирать профессиональные кадры. Остается добавить, что за последние годы "100 школ и 100 больниц", а также другие соцпрограммы последовательно срывались в большинстве областей РК, в южных регионов доходило до вмешательство прокуратуры в деятельность акимов. И опять Масимов обещал "расстрелять, уволить, покарать" – и вновь все оставалось по-прежнему.


Это перечисление огрехов лишь в основных и наиболее широко разрекламированных правительственных программ. Столь же успешно была сорвана программа освоения государственного языка – неудивительно, когда один из ее главных кураторов, также подчиненный Масимова, сбежал с деньгами. Завалены программы в поддержку школьного и вузовского образования, и вот уже министр образования Бакытжан Жумагулов грозится ректорам вузов самой страшной расправой – пример шефа заразителен. "Раз спрос есть с меня персональный, я думаю, персональный спрос будет с каждого руководителя, который нарушает бюджетное законодательство", – заявил Жумагулов этим летом. Между тем, образовательная сфера все также остается одной из самых коррумпированных в стране. Припомним и еще одну госпрограмму, которую Масимов и его тогдашний зам, вице-премьер Умирзак Шукеев в начале года обещали выдать "вот прям щас!" Речь идет о программе поддержки моногородов, что после Жанаозена и впрямь приобрело характер срочности. Поддерживать и развивать моногорода нужно было еще десять лет назад, однако все кабинеты, а масимовский – в первую очередь, считали своим долгом просто спихивать проблемы на местные власти. В итоге по упомянутой программе были отобраны 27 городов, тех счастливчиков, которые, по мнению правительства, нуждаются в развитии – и на этом программа предсказуемо замерла аж на девять месяцев. В экспертных кругах щедро делятся сомнениями в стратегии выбора указанных 27 городов, способов их реабилитации, однако, может статься, что рассуждения ни к чему не приведут, и "срочную" программу постигнет судьба предыдущих. Законное сомнения в экспертных и парламентских кругах вызвала холимая и лелеемая Каримом Масимовым административная реформа, прямо называемая некоторыми аналитиками "сомнительной". Так до сих пор четко не выявлены и не пояснены преимущества дублирования полномочий министров ответственными секретарями и прочие изыски правительственного администрирования.


Отдельной строкой идут гигантские срывы в сфере жилищного строительства. Программу государственного жилстроя казахстанская пресса уже называла "провалом 2007 года", потом "провалом 2008", и далее по списку. Правительство ничего не сделало, чтобы переселить рядовых казахстанцев в дешевое и качественное жилье, оно планомерно разоряло честных подрядчиков и также планомерно наживалось на сговоре с недобросовестными строителями – такая критика раздавалась из регионов. Каждый год начинался с неоднократных срывов тендеров и с повальных конфликтов между заказчиками и застройщиками, но несмотря на многократные критические высказывания президента, строительный воз и ныне там. К слову, знаменитая рухнувшая в Караганде многоэтажка в комплексе "Бесоба" также была построена по госпрограмме.


Невозможно умолчать и о сельском хозяйстве и вероятном "любимце" Масимова и Шукеева – профильном министре Асылжане Мамытбекове. Он и его ведомство стабильно плетутся в хвосте всех рейтингов, именно Минсельхоз в ответе за то, что программа по созданию продовольственных комплексов вокруг Астаны и Алматы, призванная спасти столичных жителей от дороговизны завозных продуктов, с треском провалилась. "Нужно отметить, и скрывать тут нечего, что по уровню регистрации коррупционных правонарушений Министерство сельского хозяйства стоит на втором месте после Министерства внутренних дел. Это, конечно, не красит ни министерство, ни работников сельскохозяйственной отрасли. Вы были свидетелями, когда 2-3 года назад здесь привлекали к ответственности руководителей ключевых департаментов, которые были осуждены именно за коррупционные преступления, не говоря уже о том, сколько пересажали в областях и районах", – так охарактеризовал работу Мамытбекова руководитель общественного антикоррупционного совета при партии "Нур Отан" Оралбай Абдыкаримов. Так, по данным Генпрокуратуры, в 2011 году осуждены 35 работников системы министерства, в отношении 45 сотрудников возбуждены уголовные дела, приняты меры дисциплинарного взыскания за коррупционные правонарушения к 80 сотрудникам. В том числе, среди этих лиц 25 человек являлись руководителями того или иного звена. Кроме того, надо отметить, что над полями и нивами министр бдит так рьяно, что который год подряд в отчетах об уборке зерновых пресса пишет так: "пришла беда – опять рекордный урожай". "Отрадно" видеть подобное, совершенно необъяснимое попустительство подчиненному. При нынешнем премьере г-н Мамытбеков, судя по всему, абсолютно не потопляем.

 

Коррупции – зеленый свет


Как известно, правительство Карима Масимова пробыло у власти в течение пяти лет, за это время в нем сменилось порядка 50 министров, а также произошла ротация большого числа областных и городских акимов. Пожалуй, нынешний кабинет по праву заслуживает звание самого коррумпированного из всех: столько ключевых фигур не попадало на скамью подсудимых ни при одном из предыдущих премьеров. Начал обманывать "наивного" босса Виктор Храпунов, который не только "освоил" под носом Масимова квадратные километры принадлежащих государству земель, но и спокойненько погрузил в самолет непосильно наворованное, дабы с пользой пристроить капитал в Швейцарии. За ним последовал Аблязов и его ОПГ, были осуждены министр Доскалиев и глава Казатомпрома Джакишев – уже более чем достаточно для омрачения репутации. Можно еще припомнить скандальное дело в Агентстве по статистике и похищенные средства на проведение республиканской переписи населения. Не забыть и громкие дела начала нынешнего года, когда под суд были отданы акимы и высокопоставленные чиновники на Западе республики, где разыгралась трагедия Жанаозена.


Трудно назвать область, министерство или ведомство, которое не внесло бы посильный вклад в очернение имиджа нынешнего правительства. Так в прошлом году мажилисмен Сат Токпакбаев привел цифры доказывающие значительный рост коррупционных преступлений среди работников министерства транспорта и коммуникации. "Отмечается значительный рост коррупции. По данным правовой статистики, сотрудниками министерства в 2010 году совершено 21 коррупционное преступление, а в 2009 году их было всего 12, рост составил более 40%, среди 39 государственных органов республики министерство транспорта и коммуникации занимает восьмое место по количеству коррупционных преступлений", – сообщил Токпакбаев. По его данным, "практически все коррупционные преступления совершены работниками комитета транспортного контроля". "В 2010 году -19, или 90%, а за два месяца 2011 года уже выявлено 11 фактов, опять все совершены сотрудниками комитета транспортного контроля. Приведенные факты показывают, что в комитете транспортного контроля сложилась нездоровая обстановка, отсутствие спроса с руководителей за коррупционные действия подчиненных прямо противоречит поставленным главой государства установкам об ответственности руководителя за действия подчиненных", – посетовал мажилисмен. Нездоровая обстановка сложилась и в других казахстанских ведомствах, коррупционный рост наметился в МВД, финполе, Минздраве, Минобре, а также в ЮКО, ВКО, ЗКО и т.д.– список можно продолжать фактически бесконечно.


Достаточно привести самые свеженькие нарушения, крайне не лестные для правительства и его главы – ведь это они подбирали и расставляли по постам будущих расхитителей и взяточников. Так летом этого года бывший вице-министр транспорта и коммуникаций Казахстана Дулат Кутербеков, а также ряд должностных лиц министерства и двое руководителей частных фирм осуждены за коррупцию и хищение при проведении государственных закупок в ведомстве. Кутербеков и заместитель председателя комитета автомобильных дорог Минтранскома Нурлан Умирбаев признаны виновными в злоупотреблении должностными полномочиями при проведении государственных закупок работ по разработке технико-экономического обоснования по проекту "Западная Европа-Западный Китай" с ущербом государству на сумму 126,8 миллиона тенге.
Кроме того, Кутербеков признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями при государственных закупках консультационных услуг по концессионным проектам с ущербом государству на сумму 129,2 миллиона тенге.


"Кутербекову назначено наказание в виде трех лет лишения свободы условно. Умирбаев приговорен к 3 годам лишения свободы, однако в соответствии со статьей 4 закона "Об амнистии, в связи с празднованием двадцатилетия независимости Республики Казахстан" от наказания освобожден", – говорится в официальном сообщении. Кроме того, осужден бывший председатель комитета гражданской авиации Мухит Кубаев. Он признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями при государственных закупках работ по реализации второго этапа плана мероприятий по переходу отрасли гражданской авиации Казахстана на европейские стандарты и приговорен к трем годам лишения свободы.


Добавило скандальности и осеннее обострение на Западе страны, где был снят с должности аким Атырауской области Бергей Рыскалиев.

 

После отставки регионального главы в области тут же началась великая зачистка. Так, по официальным сообщениям финпола, в области много лет орудовала целая банда чиновников. "Уголовные дела, возбужденные по фактам злоупотребления должностными лицами акимата Атырауской области полномочиями при приватизации объектов коммунальной собственности и их реализации по заниженной стоимости, а также по фактам хищения бюджетных средств в общей сумме свыше 6,3 миллиарда тенге, выделенных на строительство газопровода и группового водопровода, расследуются. В рамках расследования проверяется причастность к преступлению должностных лиц акимата Атырауской области и руководителей организаций, осуществлявших подрядные работы по строительству", – заявил на днях представитель Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Мурат Жуманбай. Бергей Рыскалиев, кстати, возглавлял область в течение шести лет, почти столько же, сколько занимает свое место Карим Масимов. Что мешало заметить "нездоровую обстановку" в Атырау раньше – остается неизвестным.


Ну, и наконец, нельзя обойти молчанием и многомесячное игнорирование правительством назревающей проблемы Жанаозена. Отказ вмешиваться конфликт в течение практически года можно смело назвать преступным или, во всяком случае, отнести к вопиющей халатности, беззастенчивому равнодушию, демонстративному перекладыванию ответственности. Волнения среди работников нефтяных предприятий начались приблизительно за год до трагедии на День Независимости, последние же 6-8 месяцев многим было очевидно, что добывающие компании и местные власти, невзирая на все усилия, не справятся самостоятельно. А ведь рост протестных настроений на Мангышлаке начался именно с подачи правительства: именно с его молчаливого согласия в Жанаозене и области скопилось огромное число оралманов, именно при попустительстве чиновников социальные проблемы не решались централизовано. Прежде всего, на создание в области ненормальной демографической и социальной обстановки повлияла очередная загубленная программа – на этот раз переселенческая "Нурлы Кош". "Светлому кочевью" неоднократно предрекали провал, поскольку селили оралманов куда придется, совершенно не задумываясь, на какие средства они будут жить, кто будет их кормить, и как присутствие огромного числа неадаптированных людей скажется на обстановке в отдаленных регионах. Такой проблемный город, как Жанаозен, власти должны были держать на особом контроле, но правительство попросту предоставило добывающим компаниям разбираться самостоятельно. За 2011 год, в течение которого назревал протест, на полуостров пожаловал лишь один представитель правительства, и лишь однажды. Ничего не добившись, вице-министр труда и социальной защиты Нурымбетов отбыл восвояси, попросту умыл руки.


Впрочем, удивляться нечему. Социальная политика – еще одно слабое место нынешнего кабинета. Несмотря на неоднократно обещанные населению соцгарантии и помощь, положение перманентно ухудшается, растут цены, тарифы, а вместе с ними и бедность. Стоимость услуг монополистов при нашем "заботливом" и не забывающем выставить себя в хорошем свете правительстве неуклонно повышалась на протяжении всех последних лет. Осенью произошел очередной немотивированный скачок. С 1 сентября тариф на электроэнергию в Алматы и Алматинской области будет повышен на 30%. Для кабинета, не умеющего планировать работу, знающего о законах экономики лишь понаслышке, бесконтрольно разбрасывающего государственные средства, игнорирующего проблемы казахстанцев – весьма закономерное явление.

 

Ренат Байтов, 10 сентября 2012

 

Источник - dialog.kz