taliby 140Похоже, что слухи о готовящихся терактах религиозными экстремистскими группировками в крупных городах Казахстана по окончании священного месяца Рамазан, несмотря на опровержения официальных властей, все-таки подтвердились.

 

Напомним, по поступившей в редакцию нашего сайта информации, ваххабиты планировали совершить серию терактов. Названы были даже конкретные цифры — 20 детей, 30 женщин и 50 мужчин. Однако власти тут же поспешили опровергнуть это сообщение, заявив, что информация не соответствует действительности.

 

Тем временем, как стало известно по сообщениям информационных агентств, на днях правоохранительными органами Атырауской области была пресечена деятельность экстремистской группы, которая планировала теракты и насильственные акции в Атырауской области и в других регионах республики.

 

В ходе спецоперации один из 20 экстремистов был уничтожен, остальные помещены в СИЗО. Двое подозреваемых в подготовке к совершению особо тяжкого вида преступления объявлены ДВД Атырауской области в розыск. Разыскиваемых зовут Кадирбеков Абзал Мендибаевич (1981 г. р.) и Нургалиев Арман Максутжанович (1983 г. р.). Они прописаны в Атырау. Оба мужчины — активные члены религиозного течения «ваххабизм». Уточняется, что у них есть огнестрельное оружие, гранаты и самодельные взрывные устройства. Вероятно, они передвигаются на автомашине марки «Опель-Вектра» черного цвета с госномером Е 170 ККМ. ДВД предупреждает, что с ними могут следовать другие лица.

 

В информации не уточняется, входят ли разыскиваемые в экстремистскую группу, которая была обезврежена накануне. Однако в обоих случаях совпадает формулировка о том, что людей подозревают не за совершенные действия, а за планируемые.

 

Получается, что угроза возможных терактов в стране все еще остается актуальной. Только власти почему-то стараются об этом умалчивать. Ведь точного числа сторонников религиозных экстремистских сект никто не назовет. По понятным причинам они свои воззрения не афишируют, но счет идет на сотни, если не на тысячи. Всплеска их активности надо ожидать в ближайшее время.

 

Но готовы ли наши власти отразить эти новые вызовы террористической угрозы? Насколько реальны крупные теракты в стране? И кому это выгодно?

Мы обратились за комментариями к известным казахстанским политологам.

 

Досым Сатпаев, политолог:

 

— Долгое время уровень террористических рисков в Казахстане был ниже по сравнению с Россией, Узбекистаном и даже Кыргызстаном. Но в последние годы этот тренд увеличился. Речь идет не только о влиянии извне — я имею в виду миссионеров, прибывших на территорию Казахстана из арабских стран. К сожалению, есть и внутренние причины для появления доморощенных экстремистов. И это представляет еще большую опасность. С внешними угрозами еще можно бороться, но с внутренними — практически невозможно. Когда в стране неблагоприятные социально-экономические условия, появляются собственные экстремистски настроенные люди. И ситуация может выйти из-под контроля. Мы ступаем на ту самую тропу, по которой когда-то шел Узбекистан еще в 90-х годах. В те годы большое количество граждан этой страны стали активно участвовать и симпатизировать религиозным экстремистским организациям. В Казахстане мы наблюдаем, к сожалению, такую же картину. Это связано не только с социально-экономическими факторами, но и тем, что большая часть молодежи не видит перспектив в своем будущем. В течение 20 лет Казахстан не сделал самого главного — не создал для своей молодежи идейных ценностей, которые могли бы направить их энергию в позитивное русло. Из-за этого идейного вакуума и отсутствия достойных образцов для подражания многие молодые люди в регионах стали попадать под влияние псевдопророков или других неформальных религиозных лидеров, которые используют их в своих целях, в том числе и террористических. Это большая вина государства. Если внутри страны нет сплоченности, хорошо проработанной идеологической программы и ощущения того, что ты нужен родине, то в таких условиях преступность будет чувствовать себя хорошо. Это станет благоприятным оранжерейным условием для развития экстремистских организаций. А вот кому это выгодно — другой вопрос. Как это ни печально, но у меня возникает ощущение, что кто-то из представителей элиты заинтересован в дестабилизации обстановки в стране, чтобы тем самым подтолкнуть действующего главу государства к уходу со своего поста.

 

Что касается возможных терактов в стране, то я не исключаю, что это может произойти. Но второго Беслана нам не надо. Одно дело, когда теракты проводятся против правоохранительных структур, другое — когда оружие направлено против мирных людей, и особенно детей. Не дай Бог этому случиться. К сожалению, в Казахстане существует большое количество уязвимых зон, по которым действительно ваххабиты могут нанести удары. И это не только школы, но и другие объекты, в том числе и нефтепроводы.

 

Вспомните случай в Актюбинской области, где была обезврежена группа ваххабитов, воровавших нефть. Если бы у них был доступ к нефти, то вполне могли бы взорвать нефтепровод.

 

Но меня во всей этой истории беспокоят две вещи. Последние события в Шубарши показали неподготовленность наших спецслужб с точки зрения превентивных мер. Служба разведки работает очень плохо. У них нет полной информации о религиозных сектах и нет там своей агентуры. И вторая тема, которая меня волнует — это неправильная информационная политика. На фоне слухов и паники властям приходится как-то реагировать на все это. Отсюда и появляются опровержения. Эта информационная каша только дискредитирует наше государство и показывает, что власть не способна защитить своих граждан.

 

Айдос Сарым, политолог:

 

— Каждое общество взращивает своих радикалов и экстремистов. Можно сказать, что нынешние экстремисты — это прямое отражение глубинных процессов в нашей стране, которые связаны с коррупцией, падением духовных и культурных ценностей. Понятно, что из-за неконкурентоспособности нашего Духовного управления мусульман этим начинают пользоваться не только всякие проходимцы, но и те люди, которые искренне верят, что с помощью таких превентивных мер можно изменить все к лучшему. Но когда общество и государство начинает отвергать этих людей, они пытаются противостоять и заявить о себе. Мы знаем, что задача любого терроризма — посеять страх. А поскольку в нашей стране официально еще никто не готов признать того, что у нас есть такие проявления, то понятно, что режим держит это в строгой секретности.

 

Максим Казначеев, эксперт Института политических решений:

 

— Применительно к Казахстану сложно говорить о сформировавшихся религиозных экстремистских силах. Последние события в Западном Казахстане свидетельствуют об активизации криминалитета, пытающегося оправдывать свои действия религиозностью, но не об уже оформленном экстремистском подполье. Сам характер действий «террористов» демонстрирует их непрофессионализм.

 

Потому и о целенаправленном спонсировании этих групп говорить пока не стоит: они получают финансирование не от неких «спонсоров», а от собственной криминальной деятельности. Самофинансирование подобных групп — общий тренд. Так, например, российские спецслужбы давно отмечают, что финансирование терактов на Северном Кавказе обеспечивается доходами экстремистских групп от рэкета местных бизнесменов. Кто за этим стоит? Деятельность криминалитета не предполагает наличия высоких покровителей — скорее это симптом слабой работы правоохранительных органов в регионе. Необходимые выводы уже были сделаны, приняты решения о структурной перестройке работы региональных отделов МВД — восстановлении отделов по борьбе с экстремизмом. Правильность и выверенность этих шагов покажет время.

 

www.guljan.org