med-centrСкандальные откровения бывшего гендиректора Национального центра материнства и детства


В самом конце правления в Минздраве Жаксылыка Доскалиева летом прошлого года в частных структурных подразделениях-конгломератах медицинского ведомства вспыхнул настоящий скандал с участием иностранных граждан. Речь идет об АО «Национальный медицинский холдинг» (НМХ) и его «дочке» – АО «Национальный научный центр материнства и детства» (ННЦМД). Оба эти бастиона здравоохранения в Астане потряс конфликт в руководстве, который НМХ и Минздрав попытались спрятать за семью печатями. Однако он все равно всплыл, и сейчас мы расскажем, как это было.


Пепел справедливости стучит в сердце


Дело в том, что из ННЦМД ушел, громко хлопнув дверью, ни много ни мало генеральный директор этого медицинского учреждения, привлеченный казахстанскими властями австрийский специалист Айбе Хинрикс. Гражданин Австрии руководил Национальным центром материнства и детства как представитель нанятой Нацмедхолдингом австрийской управляющей компании VAMED («ВАМЕД»). Сейчас его место занял другой австриец Лукас Якубец.


Так вот Хинрикс не просто ушел из казахстанского здравоохранения: он довольно педантично и скрупулезно изложил все, что думает о наших реалиях не только в медицине, но и шире — в государственном управлении страны. А также, подкрепляя фактами, живописал, как австрийцу работалось с казахстанскими чиновниками.


Окольными тропами это письмо попало и в нашу редакцию. Полное название документа: «Объяснительная по поводу решения Совета директоров НМХ о замене генерального директора ННЦМД другим сотрудником «VAMED». Он содержит 11 обстоятельных пунктов или глав-обоснований, почему Айбе Хинрикс не согласен с увольнением его под общей формулировкой «неэффективная работа».


Текст объяснительной представляет собой «катехизис» взглядов просвещенного европейца на глубинные проблемы казахстанского госаппарата. Многие из современных начальников узнают в нем себя. Хотя основной короб обвинений в интригах и самодурстве достается председателю правления АО «Нацмедхолдинг» бывшему вице-министру здравоохранения Елжану Биртанову.

Справедливости ради отметим, что мы отправили Елжану Амантаевичу официальный запрос редакции, где попросили его прокомментировать наиболее острые признания бывшего гендиректора ННЦМД Хинрикса, а именно: коррупцию и преступные указания отправлять тяжелобольных детей умирать дома, чтобы не портить положительную статистику центра материнства и детства. Надеемся, что услышим хоть что-то в ответ.


А сегодня мы приступаем к вводной части откровений Айбе Хинкрикса, которые затрагивают общие вопросы нашей бюрократии. Скажем, это незамутненное мнение европейца о некоторых тонкостях отечественных взаимоотношений «в стаде».


Шымкентская медицина


— Часто возникает чувство, что профессию врача в Казахстане выбирают только для того, чтобы иметь источник дохода, — делится впечатлениями австриец. — Часто слышишь, что многие врачи заплатили за сдачу экзамена. То же наблюдается и с медсестрами. В одном случае это даже подтвердилось. Президент РК знает ситуацию. Он не так давно закрыл медицинский факультет в Шымкенте из-за таких «покупок» экзаменов. Несколькими месяцами ранее он подтвердил по национальному телевидению, что «у медсестры из Австрии образование лучше, чем у казахстанского врача».


«Совок» — это диагноз


— Бюрократизация администрации и процессов в Казахстане взяты из советского времени, — продолжает Хинрикс. — Они неэффективны, неэкономичны по времени и отчасти нагружены двойной работой. НМХ и его представители постоянно ссылаются на казахстанский закон. При этом понятно, что закон тоже можно толковать по-новому — для этого есть возможности. Это не допускается НМХ и ответственными казахстанскими сотрудниками ННЦМД. Наоборот: ссылками на казахстанский закон оправдывается почти все, что соответствует старым временам, которые уже не вернуть. Мнения НМХ и МЗ (Минздрав) являются базисом этих действий. Создаются препятствия для успешной работы компании VAMED и ее команды. Если же настроиться на успех, то тогда нужно рассчитывать еще и на другие иностранные фирмы. А это для многих казахстанских ответственных работников, которые думают по-старому, как бельмо на глазу.


Обожествление власти


Далее австриец Хинрикс обращает внимание на культурно-мировоззренческие особенности народа, проживающего в Казахстане, особенно тех, кто занят госслужбой. И довольно жестко и без обиняков, почти как великий Абай, «проходится» с критикой по недостаткам и порокам чиновников и общества:

— У некоторых казахстанских ответственных работников, кроме того, есть вера в высшие инстанции, которая сродни чему-то религиозному. Что говорит орган власти — всегда правильно, всегда закон. Такой образ мысли чужд каждому европейцу, который скорее перепроверит решения. Здесь налицо различия в культурах, которые очень сильно влияют на менеджмент VAMED. Но приглашенные менеджеры VAMED не обязаны изучать казахстанский менеджмент — и они отклоняют его, так как образ мыслей казахстанского менеджмента НМХ из прошлого времени. Современные казахстанские менеджеры либо больше не живут в стране, либо из страха молчат.


«Умные» бегут из Казахстана


— Неоднократно налагаются взыскания и поступают обвинения со стороны управления Холдинга, а также со стороны Минздрава и других учреждений. Есть такие ответственные лица, которым нравится и которые только и занимаются тем, что любят раздавать распоряжения и наказывать других, — продолжает сетовать на местные реалии иностранный топ-менеджер. — Команда VAMED, и в особенности генеральный директор не признают подобный авторитарный стиль управления. Такой стиль управления подошел бы Советскому Союзу, но он совершенно непригоден для того, чтобы руководить современным предприятием.


— Нужно руководить в команде и посредством убеждений, а не посредством «приказов» и «бутербродов» (метод кнута и пряника), — убежден Хинрикс. — Наряду с этим идет «игнорирование советов», которое объясняется заинтересованностью в получении собственной финансовой выгоды.


— Такой стиль управления НМХ привел в результате к «побегу» очень образованных руководящих кадров. Умные люди не позволяют чрезмерно себя опекать и диктовать им что-либо. Они просто уходят на другое предприятие или уезжают в другие страны. Это — фатальное развитие, которое по-прежнему сохраняется. Так, например, 50% стипендиатов из Казахстана по программе Болашак после успешного окончания бакалавриата или магистратуры, несмотря на давление на их семьи, не возвращаются в Казахстан. Они остаются в США или Европе, где начинают новую жизнь. Это то обстоятельство, о котором в Казахстане многие говорят, и из-за этого несчастны.


Прозаседавшиеся


Интересно, что помимо прочего иностранный управляющий центра материнства и детства подметил столь важную деталь отечественной бюрократии, как постоянные бессмысленные заседания и обсуждения по поводу и без него. То есть ту самую притчу во языцех, которая легла в основу устного народного творчества: что будет делать житель Европы и «совок», если перед ними поставят одинаковую задачу — выловить рыбу в реке. Первый возьмет удочку и пойдет ловить рыбу, а второй станет собирать ежедневно совещания, на которых десяток человек станут обсуждать, что нужно сделать для того, чтобы выловить рыбу...


— Постоянные заседания, сдача отчетов и проверки приводят к тому, что менеджмент VAMED с трудом доходит до собственно оперативных задач руководства. Как следствие — постоянная сверхурочная работа и работа в выходные дни. Так как казахстанское трудовое право знает 7-дневную неделю, то же самое ожидает и НМХ. Заседания проводятся и в выходные, при этом сотрудники вызываются на работу из дому; потом выясняется, что это было не так срочно.


Это метод и намерение, чтобы не привести нашу команду к успеху. И, к сожалению, очевидно, что это будет достигнуто...


Продолжение следует

Валерий Сурганов


www.guljan.org