ketybaevВ среду в Брюсселе снова говорили о Казахстане. В зале Европейского парламента собрались депутаты, эксперты по Центральной Азии и представители НПО – как западных, так и казахстанских, чтобы обсудить животрепещущую тему – ситуацию с коррупцией в нашей стране и в Узбекистане.


Конференция «Средняя Азия: как предотвратить коррупцию и бороться с ней?» собрала большое число заинтересованных слушателей. Докладчики же не стеснялись в выражениях, называя вещи своими именами. В центре внимания оказались две самые известные в регионе семьи — Ислама Каримова и Нурсултана Назарбаева.


Мы попросили рассказать вкратце о том, как прошло это мероприятие, президента фонда «Гражданская активность» Муратбека Кетебаева.


- Муратбек Камалбаевич, что за мероприятие было в этот раз в Европейском парламенте?


- Это была конференция на тему коррупции в Центральной Азии, организованная европейскими неправительственными организациями: фондом «Открытый диалог» и FLARE. Последняя специализируется как раз на вопросах борьбы с коррупцией.


В зале собралось около полусотни участников, которые в течение двух с лишним часов обсуждали проблему коррупции в нашем регионе.


Открыл конференцию депутат Европарламента Марек Мигальский. Было сделано четыре сообщения, два из которых касались Казахстана и два — Узбекистана. Затем началось обсуждение, в котором принимали участие евродепутаты, эксперты, представители неправительственных организаций.


- О чем были выступления спикеров? Например, Ваше?


- Тема моего доклада была «Коррупция в Казахстане: прошлое, настоящее и будущее». Я начал с того, что принципиально важно, если мы хотим решать проблему, а не просто обсуждать ее, понять, в чем причины распространенности и неистребимости коррупции в нашей стране.


На мой взгляд, коррупция в постсоветском Казахстане неизбежна, а ее размеры определяются не столько субъективными, сколько объективными причинами. И если исходить из обычного понимания коррупции как использования должностными лицами своих властных полномочий и доверенных им прав в целях личной выгоды, то Казахстан обречен стать одной из самых коррумпированных стран мира.


Это связано с тем, что в нашей стране неизбежный и необходимый переход к рыночным отношениям запустил механизм первоначального накопления капитала. В первую очередь процесс передачи общегосударственной собственности в собственность немногих. И поскольку этот процесс проводился сверху, в кратчайшие сроки, в молодой стране, где опыт разделения ветвей власти, демократия как политический навык и гражданское общество как таковое отсутствовали в принципе, то он неизбежно приобрел коррупционный характер.


Но вместе с тем я понимаю, что иного, не коррупционного способа передачи общегосударственной собственности в руки немногих просто не существовало, поскольку сама задача предполагала злоупотребление властью. И логично, что в этих условиях Назарбаев и его приближенные предпочитали зло­употреблять ею в своих, а не в чужих интересах.


Поэтому, не снимая вины с Назарбаева, можно сказать, что он был обречен стать главным коррупционером страны хотя бы потому, что, как глава государства, принимал окончательные решения, в чьи руки будут передаваться те или иные лакомые кусочки, и, соответственно, предпочел, чтобы эти руки были ему не чужие.


Отсюда и выводы, к которым я пришел. Коррупция в Казахстане в прошлом — это неизбежное и закономерное явление в ходе первоначального накопления капитала путем передачи общегосударственной собственности в руки немногих. Коррупция в Казахстане настоящем — это злоупотребление властью с целью сохранения статус-кво и обретения новых богатств.


Но если сегодня коррупция у нас в первую очередь потому, что именно власть в любом ее проявлении рождает собственность, активы, доходы, то это означает, что необходимо разрывать эту взаимосвязь. Для этого нужно провернуть маховик государственного механизма, и лучше сделать это не один раз.


Без этого разрыва взаимосвязи между властью и собственностью победить коррупцию или хотя бы свести ее к минимуму в принципе невозможно. А значит, до тех пор, пока Назарбаев находится у власти и пока у власти будут находиться выросшие около него политики, коррупцию в Казахстане победить нельзя.


Тем более что налицо источник доходов, не полностью еще освоенный и распределенный: доходы от нефтегазового сектора, которые будут расти в силу неизбежного в перспективе роста мировых цен и удвоения годовой добычи нефти в Казахстане.


- Какая реакция была на Ваши слова у евродепутатов и экспертного сообщества?


- Заинтересованная. Все-таки регион Центральной Азии и Казахстана находится на периферии евразийского пространства, поэтому мы обычно попадаем в поле зрения евродепутатов и экспертов только тогда, когда у нас происходит нечто экстраординарное. Коррупция же — это проблема латентная, можно сказать, обыденная, поэтому участники мероприятия с вниманием выслушали доклады и участвовали в обсуждении.


- То есть евродепутаты поддержали тему?


- Евродепутаты приняли активное участие в конференции. В частности, очень интересно выступила Соня Альфано, представляющая Италию. Она входит в группу мониторинга и курирования антикоррупционных расследований и отчетов в Европарламенте и возглавляет Национальную ассоциацию помощи жертвам мафии.


Катарина Неведалова из Словакии обратила внимание на необходимость привлечения к борьбе с коррупцией молодежи. Она — член комиссии по образованию и культурным программам, правам человека и гендерному равенству Европарламента.


Поль Мэрфи из Ирландии оказался самым информированным о ситуации в нашей стране. Он не только поддержал необходимость борьбы с коррупцией в Казахстане, но и поддержал бастующих в Озене и Каражанбасе. Он, кстати, является членом комитета по международной торговле Европарламента и делегации по сотрудничеству ЕС с Южной Азией.


- Какой смысл, по-вашему, в этом мероприятии? Чего пытались добиться Вы и почему это вызывает интерес у Европы?


- Мы пытались привлечь внимание Евросоюза и евродепутатов к тому, что сегодня происходит в Казахстане. И надеемся, что это нам удается, тем более что это уже третье мероприятие в стенах Европарламента с нашим участием.


...Подробный репортаж с конференции и мнения ее участников мы дадим в следующем номере газеты.


Так и сказал. Цитата из выступления на конференции


В нашей стране именно власть рождала и рождает собственность, активы, доходы, а не наоборот. И это понимают сегодня все в Казахстане. Именно поэтому сегодня 90% выпускников школ хотят стать чиновниками, а не предпринимателями.


Не углубляясь в анализ коррупции как таковой, не деля ее на виды и подвиды, скажу, что сегодня основная проблема Казахстана — это коррупция верховной власти, а все остальное — это ее следствие. В том числе коррупция в правоохранительной и судебной системах.


Отсюда и те проблемы, о которых мы постоянно рассказываем, когда приезжаем в Брюссель. Высококоррумпированный бюрократический аппарат и политическая элита, которая его контролирует, заинтересованы в ограничении свободы прессы, подконтрольности судебной системы, ограничении гражданских прав и свобод граждан как раз потому, что сохранение власти в их руках генерирует новые активы и предохраняет от их потери. Коррупция в Казахстане в настоящем — это злоупотребление властью с целью сохранения статус-кво и обретения новых богатств. Причем я считаю, что использование Нурсултаном Назарбаевым государственных структур, в том числе право­охранительных, для подавления гражданского общества, уничтожения своих политических противников — это одна из форм коррупции.


Многие скажут, что Казахстан не одинок на постсоветском пространстве, что подобные проблемы характерны и для России, и для других государств СНГ. Я соглашусь с этим с оговоркой, что в силу фактора масштаба Казахстан по отношению к России — это одна десятая и нашей страны хватает только для одного клана. Думаю, то же самое справедливо и по отношению к нашим центральноазиатским соседям.


Источник: Газета "Голос Республики" №23 (199) от 24 июня 2011 года