arkadii_dubnov_1Цахиагийн Элбэгдорж, знающий себе цену наследник оставшейся в истории великой степной империи, дает советы Бараку Обаме: помогать друзьям, разделяющим ценности демократии, но не за счет бомб и американских войск


Монгольский путь к демократии, между прочим, это ведь еще и азиатский путь


«А когда появлялся убийца, или, говорят сегодня, террористическая нация, мы были дланью божьей, которая ее умиротворяла. А бедным странам мы помогали».


Прочел эти строчки и подумал, до чего ж счастливая была жизнь...


И никогда бы не догадался, чьему перу принадлежат эти сладостные воспоминания, если б обнаружил их прежде имени автора.


Имя, впрочем, выговорю с трудом. Но это уже мои проблемы. Зовут этого человека Цахиагийн Элбэгдорж. Он работает президентом Монголии. И рассказывает о временах Чингисхана. Его собеседник – корреспондент газеты Washington Post Эндрю Хиггинс, и разговаривают они в войлочной юрте, установленной на территории официальной резиденции главы монгольского государства в Улан-Баторе.


Не могу тут удержаться от воспоминаний 30-летней давности. Приехавший из Монголии служивший там в советском гарнизоне товарищ с восхищенным умилением рассказывал о традициях этой страны. Восторг его был связан с ритуалом, которым обставлялся процесс продолжения рода. Именно об этом речь, а не каком-то там дежурном супружеском сексе. Вполне современные молодые и образованные муж с женой, живущие в городской квартире, когда решали, что пора завести ребенка, занимались этим не в обычной постели своей спальни, а уходили в юрту. А если не было такой возможности, просто делали это под кроватью. Можно вспомнить и знаменитую «Ургу» Михалкова, он снимал там влюбленных, уходивших, когда нужно, в степь, втыкавших там в землю палку, что означало: не подходить и не мешать...


Скажете, к чему это все? Отвечу: к уважению традиций, которые втравлены в историческую память, но не делающую ее носителей напыщенными болванами и шовинистами.


Эндрю Хиггинс встретился с президентом Монголии перед визитом последнего в Вашингтон, где его ждало рандеву с Бараком Обамой. Цахиагийн Элбэгдорж, учившийся еще в СССР на военного журналиста, как пишет о нем американский корреспондент, а затем ставший лидером демократической революции в Монголии в 1990 году, гордится прошлым своей страны. По его словам, она «своими мускулами поддерживала торговлю на Великом Шелковом пути и обеспечивала исполнение писаных законов». И наказывала тех, кто их нарушал. Здесь Элбэгдорж как раз и приводит параллели с нынешними террористами...


Монгольский президент трезво оценивает нынешнее место в мире своей страны, давно уже вышедшей из зенита своей мировой славы и величия. Тем не менее, он уверен, что «верящие в демократию люди из Китая и России смотрят на нас как пример». Он демонстрирует уверенность, утверждая, что мог бы «прочитать великолепную лекцию» на Ближнем Востоке, объясняя живущим там людям, что после свержения диктатуры «они будут страдать как минимум 10 лет, однако им нельзя поддаваться искушению и поворачивать назад».


Думаю, не надо бы ездить выпускнику московского вуза и Гарварда так далеко, чтобы объяснять удобства и описывать горести демократии. Он мог бы прочитать свои лекции по соседству в Киргизии или в Казахстане. В первой из этих стран, впрочем, боюсь, его бы не поняли. Там научились свергать диктатуру, но не привыкли терпеть и уважать законы. Во всех остальных соседних странах, наоборот, умеют мужественно терпеть. Кое-где это мужество возведено в добродетель. Кто знает, может, оно так и есть...


В зажатой между Китаем и Россией, неподалеку от авторитарных республик Центральной Азии, Монголии впору мало бы чем отличаться от соседей, с волками жить, как говорится...


Однако все не так. В стране свободная пресса, разрешена деятельность оппозиции, причем не созданной и разрешенной «сверху», а самой натуральной, нацеленной на приход к власти (и не боящейся быть обвиненной по этой причине в подготовке государственного переворота) через выборы и даже иногда делающей это.


Цахиагийн Элбэгдорж, знающий себе цену наследник оставшейся в истории великой степной империи, дает советы Бараку Обаме: помогать друзьям, разделяющим ценности демократии, но не за счет бомб и американских войск. Бывший военный журналист, кажется, говорит о самых болезненных для Обамы вещах, как применять «мягкую силу» там, где после долгих лет демонстрации жесткой силы Америка утеряла доверие.


Монгольский путь к демократии, между прочим, это ведь еще и азиатский путь. Про который чаще говорят, что к «храму» демократии он не ведет. Много ли мы знаем таких успешных, подобных монгольскому, экзерсисов? То-то же.


Завидовать не будем.


Будем знать, что он есть.


АРКАДИЙ ДУБНОВ, ОБОЗРЕВАТЕЛЬ «МОСКОВСКИХ НОВОСТЕЙ», СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ «НОВОЙ» — КАЗАХСТАН»