Серик МЕДЕТБЕКОВ: Я за то, чтобы Алиева судили в Европе

serik_medetbekovРахат Алиев здесь, в Казахстане, имеет определенную репутацию, и репутация эта,  мягко говоря, не очень хорошая. Мало того, что его имя связывают с рейдерством, преследованием предпринимателей, репрессиями против оппозиции и многими  другими вещами, о которых до мая 2007 года было просто опасно говорить вслух, так еще его обвиняют в похищении топ-менеджеров Нурбанка и подготовке государственного переворота.


А теперь, сбежав за границу, пытается доказать, что он борец за демократию и ярый оппозиционер, заявляя о том, что возглавил некий альянс «За свободный Казахстан». Буквально накануне известия об обнаружении тел топ-менеджеров Нурбанка с нами связался руководитель Заграничного бюро казахстанской оппозиции Серик Медетбеков, некогда сам ставший жертвой рейдерства экс-зятя президента.


Что за Альянс?


Серик, как у вас там, за кордоном?


– У нас – хорошо (смеется). Постоянно происходят какие-то глобальные события, которые почему-то  не находят должного отклика в Казахстане. Но там, внутри, я полагаю, проходит своя тихая борьба – людям просто некогда обращать на это внимание.


Рахат Алиев объявил себя лидером некоего альянса «За свободный Казахстан». Что это за альянс такой и как вы относитесь к такому заявлению?


– Нам самим было бы очень интересно узнать, что это за альянс, кого конкретно он представляет, какую «оппозиционную силу», но Рахат Алиев этого не делает. По его заверениям, в этот альянс входит большое количество оппозиционно настроенных людей, в том числе политиков и каких-то организаций.


Но могу сказать одно – заграничное бюро туда не входит. Мало того, мы не имеем никаких контактов с Рахатом Алиевым. Может быть, мы бы и рады были с ним сотрудничать по определенным направлениям – например, по положительным демократическим изменениям, которые могли бы произойти на нашей общей родине, но этого, к сожалению, не происходит. Нам приходится наблюдать за всем со стороны…


Сотрудничать? Каким образом? Вы имеете в виду слив компромата, которым периодически занимается «венский скиталец»?


– Многие вещи из того, что «сливает» Алиев, по большому счету, должны знать казахстанцы. Граждане должны знать, как именно принимаются те или иные решения на самом верху, быть в курсе секретных сделок между правительством Казахстана и другими странами, от которых напрямую зависит будущее нашей страны. В этом большая положительная работа Алиева – это абсолютно объективно. Но это не дает повода считать, что Рахат Алиев внезапно стал политиком – я бы не стал этого делать.


Профессор оппозиционирования


Ну, сам Рахат Мухтарович, наверное, другого мнения…


– Возможно. Приведу пример. В России сейчас пользуется огромной популярностью блоггер Навальный, который, по мнению многих россиян, выражает интересы довольно большой части граждан – поэтому можно сказать, что он политик. А вот Рахат Алиев пока выражает только свои интересы.


А что по «оппозиционированию»?


– В оппозицию нельзя принять или не принять, пригласить, поучаствовать или еще что-то в этом роде. Люди приходят в оппозицию действующей власти по определению, априори так сказать. То есть, если ты открыто выступаешь против тех методов, которыми пользуется власть, то ты уже оппозиционер.


Кто тогда, по вашему мнению, Алиев?


– Рахат Алиев на сегодняшний день – человек, бежавший от казахстанского правосудия. Человек, обладающий огромным количеством компрометирующего действующую власть материала, которую он  порционно публикует. Но политикой как таковой он, повторю, не занимается…


Судить в Европе!


«Свобода Слова» не раз поднимала проблему выдачи Р. Алиева Казахстану, и создалось такое впечатление, что далеко не все в нашей стране желают его экстрадиции. С чем это может быть связано?


– Вы, наверное, помните тот период, когда тогдашний зять президента впал в опалу. Ведь прошло достаточно продолжительное время между тем, как первое лицо в государстве приказало арестовать Рахата Алиева, и тем, когда он бежал за границу. В течение этого времени приказ президента просто саботировался. Выходит, глава государства не обладает той властью, которой думает, что обладает. По большому счету, получается, что Назарбаев сегодня не в состоянии контролировать тех людей, которые ему подчиняются. Более того, никто не станет отрицать, что в стране до сих пор остается немало людей, напрямую связанных с Рахатом Алиевым и его преступлениями. Поэтому они делают все, чтобы он не вернулся в Казахстан в наручниках. Ведь если его экстрадируют и он станет отбывать свои 40 лет строгого режима, я не уверен, что против него не возбудят и другие дела «по вновь открывшимся обстоятельствам». Ведь людей, которым Алиев попросту сломал судьбы, немало. Некоторые сейчас объединяются под эгидой фонда «Тагдыр», но думаю, что далеко не все, мягко говоря, ущемленные Рахатом Алиевым люди будут куда-то обращаться. Не думаю, что это напрямую связано со страхом. Скорее всего, это связано с психологией человека, который просто не хочет связываться с действующей властью – даже против Р. Алиева.


А еще говорят, что в Казахстане нельзя верить судебной системе – мол, поэтому австрийские власти и не торопятся с выдачей Алиева…


– Ну, об этом и вы постоянно пишите. Справедливого суда в Казахстане нет, большинство судей лишь исполняют чьи-то интересы и, чтобы ни говорили «пролоббированные» международные организации, сплошь и рядом применяются пытки – об этом не пишет только государственная пресса. Я бы тоже не приветствовал выдачу Алиева в таких условиях. Я за то, чтобы его судили здесь, в Европе, независимым судом. И в качестве примера хочу сказать, что бывшие охранники Кажегельдина сейчас инициировали уголовное преследование против Рахата Алиева за применение им пыток в бытность одним из первых людей во власти в Казахстане.


Да, мы писали об этом. А чем сейчас занимается Заграничное бюро казахстанской оппозиции? Почему его последнее время не слышно, не видно? С чем это связано?


– О деятельности загранбюро мы поговорим как-нибудь отдельно. Давайте не будем смешивать Рахата Алиева и нашу работу – это совершенно разные вещи. Но отмечу, что мы открыты абсолютно для всех. Нельзя сказать, что мы сотрудничаем исключительно с ДВК, НП «Алга», СоцСопром – мы готовы помогать всем.


Мешок с компроматом


Хорошо – про загранбюро в следующий раз. Тогда «вернемся к нашим баранам» и к  началу нашего разговора. На каких условиях вы бы согласились сотрудничать с Рахатом Алиевым?


– Вопрос немного некорректный – я уже сказал, что загранбюро открыто для всех здоровых оппозиционных сил в Казахстане – для людей, которые реально (подчеркиваю) хотят перемен в стране, а не занимаются внутрисемейными разборками, чем занимается Рахат Алиев.


Рахат Мухтарович и в Австрии не избавился от любви к некой гиперболизации своей  персоны. Сейчас, например, он утверждает, что пользуется популярностью в Европе – мол, его ассоциируют с борцом против режима, а ведущие политики с удовольствием жмут руку. Так ли это на самом деле?


– Он опять выдает желаемое за действительное. Впрочем, да, он здесь личность популярная – о нем очень много пишут газеты разных стран. Но в основном пишут о ситуации с банкирами, о том, что бывшему зятю президента грозит экстрадиция в связи с его преступлениями на родине, о том, что Алиев применял пытки. Что касается того, что он представляется в качестве оппозиционного политика, тут все очень просто – Рахат Алиев европейцами воспринимается как ходячий мешок с компроматом, иногда сомнительного качества. Но не более того. Вот, например, Джулиан Ассанж, основатель «Викиликса», публикует в сотни и тысячи раз больше компромата, но ведь он политиком от этого не стал и не пытается таковым быть. Поэтому публикация компромата и конкретные выпады против Назарбаева и его семьи не делают Рахата Алиева политиком. Это я еще раз хотел бы подчеркнуть и именно это я хотел бы донести до казахстанцев – поэтому и связался с вами.


Беседовал Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

More details
Обычное дело в Центральной Азии: дети президентов во власти

Обычное дело в Центральной Азии: дети президентов во власти

More details
Европарламент жестко раскритиковал политситуацию в Казахстане и призвал ввести санкции

Европарламент жестко раскритиковал политситуацию в Казахстане и призвал ввести санкции

More details