nanzaТретьего апреля в Казахстане состоятся очередные президентские выборы. Победу в них без сомнения одержит Нурсултан Абишевич Назарбаев.


Это случится четвертый раз подряд, на протяжении без малого двадцати лет его правления. При этом Казахстан считается страной, относящейся к демократическому лагерю, если точнее, к его азиатской, нелиберальной части.


Чтобы почувствовать особенность политической ситуации в Казахстане, нужно представить себе условную шкалу демократичности постсоветских режимов. Казахстанская система власти, правила бюрократической конкуренции весьма похожи на уменьшенную копию России. Однако по уровню плюрализма мнений Астана с Алма-Атой далеко отстает от политических центров России. В Мажилисе, парламенте страны, заседает исключительно одна партия, казахстанские СМИ имеют куда более жесткий прессинг, чем в России, оппозиция существует в виде клубов и отдельных изданий, но практически не видна в качестве субъекта местной политики. Если ее специально не разглядывать в микроскоп, внутри власти вы не увидите конкуренции идеологии и различных платформ развития. Вся аппаратная борьба подчинена одной генеральной задаче – получить доступ к телу Елбасы («национального лидера» – так в Казахстане называют Назарбаева). Или к тем людям, кто входит в число его близкого окружения.


К чему вообще сравнивать Россию и Казахстан? Напомню, что около десяти лет назад казахстанская модель реформ выглядела образцом качества постсоветской модернизации. Казахстан ранее всех государств СНГ добился удивительных достижений в области банковских реформ, реформы пенсионной системы, снижения налогообложения, в социальной сфере и здравоохранении. Произошла серьезная модернизация транспортной инфраструктуры. Одним словом, Назарбаеву удалось провести важные и не всегда в других странах выполняемые действия в рамках модернизационного проекта. Трудно сказать, является ли модель авторитарной модернизации более оптимальным маршрутом развития для Казахстана, чем следование принципам либерализации политической жизни. Но оборотной стороной безальтернативного правления Назарбаева явились окукливание власти, стагнация правящей элиты, которая с неизбежностью приведет к вырождению и извращению достигнутых результатов, выпуск энергии в абсурдные пропагандистские акции.


Одно из последних представлений местного политического театра вылилось в фарс. В конце года по стране прокатилась кампания по продлению полномочий Назарбаева до 2020 года. Казахстанская интеллигенция в приступе верноподданничества просила Назарбаева остаться у власти, по сути, навсегда. Менее чем за два месяца инициативной группой было собрано 5 млн. подписей в поддержку референдума о продлении правления. Центральная избирательная комиссия всего за пять дней подтвердила их достоверность. И лишь перед торжественным финалом этой феерии истинные организаторы решили отказаться от данного сценария. В Казахстане гадают, какая роль в этом спектакле была у Назарбаева. Одобрил ли он эту инициативу как самую оптимальную или соблюдал дистанцию, наблюдая за происходящим со стороны? Согласно второй версии, в Астане боролись два проекта по продлению полномочий. Первый продвигал референдум, второй – досрочные президентские выборы.


В любом случае в рамках рационального рассуждения непонятно, зачем нужны досрочные выборы, все эти смехотворные по драматизму коллизии, если Назарбаев мог спокойно дождаться очередных выборов в 2012 году.


Есть три основные версии задач этого спектакля. Первая – экономическая. Вероятно, советники Назарбаев увидели некие серьезные трудности в деле обеспечения стабильности казахстанской экономики в предстоящем предвыборном году, поэтому предложили варианты досрочных выборов. Вторая – психологическая. Если посмотреть на историю президентства Назарбаева, то мы увидим, у него было крайне мало нормальных выборов. Смотрите сами: плебисцит 1995 года о продлении президентских полномочий до 2000 года был проведен взамен выборов 1996 года, а выборы 1999 и 2005 годов состоялись на год раньше положенного. Видимо, несмотря на фактически абсолютное доминирование, он опасается различных форс-мажоров, примером которых служат события в Египте и арабских странах.


Третья версия – готовится новый виток аппаратных войн. Вся казахская политика происходит в режиме подковерной аппаратно-клановой борьбы, на поверхность всплывают исключительно специально подготовленные компроматы. Возможно, досрочные выборы дают Назарбаеву резерв времени для проведения очередных кадровых чисток, после которых он расчистит маршрут для своего преемника. Однако, судя по характеру Назарбаева, он вряд ли уйдет до срока и будет править, пока хватит сил, до 2020-го или далее (советник Назарбаева Ермухамет Ертысбаев уверен, что шеф будет баллотироваться в президенты и в 2016 году). В эти годы мы вновь услышим о новых войнах внутри казахстанских элит, о новых судебных процессах, о переделах сфер влияния и собственности.


Последний вопрос – останется ли Назарбаев верным союзником Москвы? Вероятнее всего, он по-прежнему будет декларировать приверженность совместным с Россией интеграционным проектам, при этом наращивая связи с Китаем. И Москва по-прежнему будет решать свои экономические вопросы, не обращая внимания на характер режима в Казахстане.


Об авторе: Александр Валерьевич Караваев - заместитель гендиректора Информационно-аналитического центра МГУ.


"Независимая Газета"