arkadii_dubnovАмериканская часть истории «Казахгейта» на этом может считаться законченной. Закончена ли казахстанская ее часть, сейчас никто сказать не может


Американское правосудие признало Джеймса Гиффена агентом ЦРУ. Где он добывал сведения, судья вслух не сообщил Об этом судебном процессе будут написаны книги, поставлены фильмы, а речи адвокатов и выступления прокуроров, реплики судьи и, в конце концов, оглашенный им приговор станут штудировать американские студенты, готовящиеся к юридической карьере.


Этот процесс уже вошел в историю, причем, как минимум, двух стран — Соединенных Штатов Америки и Казахстана. Имя ему «Казахгейт». 19 ноября 2010 года он закончился.


А начался больше семи лет назад, когда в нью-йоркском аэропорту имени Кеннеди в 2003 году был задержан американский бизнесмен Джеймс Гиффен, собиравшийся улететь из США. У него был обнаружен казахстанский дипломатический паспорт. После этого он провел одну ночь в тюрьме, а на следующий день был освобожден под залог в 10 миллионов долларов и подписку о невыезде. С электронным браслетом на ноге он был отправлен в свой собственный дом в пригороде Нью-Йорка.


Главе американского инвестиционного банка «Меркатор» на основании закона США о противодействии коррупции (американских граждан) за рубежом было предъявлено обвинение в даче взяток членам высшего руководства Казахстана. Дело было в середине 90-х, и эту историю пересказывали сотни раз газеты чуть ли не всего мира. Джеймс Гиффен был исключительно эффективным посредником между правительством Казахстана и ведущими западными нефтяными компаниями, начинавшими в те годы борьбу за допуск к дележу богатейшего казахстанского «нефтяного пирога», в первую очередь Тенгизского.


И все было бы для господина Гиффена и этих западных компаний хорошо, и были бы они все эти годы в шоколаде, если бы не перипетии борьбы за власть внутри Казахстана. В 1998 году, на следующий год после отставки премьера Акежана Кажегельдина, заявившего о переходе в оппозицию, казахстанские власти обратились к швейцарским коллегам с просьбой помочь разыскать в своих банках счета на его имя. Это был опрометчивый шаг: вместо кажегельдинских летом 1999 года были обнаружены счета оффшорных компаний, бенефициарами которых были представители руководства Казахстана, члены их семей, а также гражданин США Джеймс Гиффен.


И уже в сентябре того же года известный американский журналист Стив Левин опубликовал об этом статью в «Нью-Йорк Таймс». Так мир впервые узнал о деле, которое впоследствии окрестили «Казахгейтом». Кстати, именно Стив Левин первым в своем блоге в ЖЖ сообщил и об окончании этого, кажется, самого долгого в истории США судебного процесса. Он присутствовал на последнем заседании 19 ноября и довольно сдержанно описал свои впечатления от увиденного и услышанного там.


Что было потом, хорошо известно: дело было передано в министерство юстиции США, а счета оффшоров заморожены. Затем по трехстороннему соглашению между властями США, Швейцарии и Казахстана, подписанному несколько лет назад (от казахстанской стороны его подписал бывший тогда послом Казахстана в США Канат Саудабаев. - А.Д.), 87 миллионов долларов с оффшорных счетов были якобы переведены в благотворительный фонд помощи казахстанским детям, который должен был контролироваться Мировым банком. Почему «якобы», потому что до настоящего времени эти деньги до фонда так и не дошли...


В этой последней истории важно то, что самим фактом соглашения о переводе денег с замороженных счетов на благотворительные цели власти Казахстана вынуждены были признать сомнительное происхождение этих счетов.


А Джеймсу Гиффену семь лет назад угрожало 20 лет тюрьмы и штрафы на десятки миллионов долларов. В этом мало кто сомневался. Однако американская Фемида оправдала эти ожидания наполовину. По словам судьи Уильяма Поули, председательствовавшего на процессе, за время слушания дела бизнес Гиффена потерял не менее $40 млн, а сам он истратил огромные средства на свою защиту. «Это уже стало для него серьезным наказанием», — заявил судья.


Надо понимать американцев, материальные убытки для них – штука весьма существенная. Судья Поули распорядился взыскать с Гиффена лишь 25 долларов в оплату судебных издержек, а его компании «Меркатор» был предписан штраф в 32 тысячи долларов.


Однако главными героями стали адвокаты г-на Гиффена. Как заметил Стив Левин, выбрав весьма «дерзкую» тактику защиты, они одержали победу. Судья согласился с доводами защиты, согласно которым их клиент был очень ценным агентом ЦРУ и действовал в Казахстане с его ведома. Уильям Поули сообщил, что «у него был доступ к сверхсекретным документам, которые кроме него никто не видел, и что эти документы серьезно обосновывают утверждения адвокатов». Обвинение вынуждено было с этим согласиться, хотя и опровергая утверждение, что глава «Меркатора» был штатным агентом ЦРУ, у него с этим ведомством были «доверительные отношения».


В итоге судья Поули объявил в зале суда Джеймса Гиффена «свободным человеком». Фотографии банкира, бывшего советника президента Казахстана, показывали усталого, постаревшего джентльмена.

Американская часть истории «Казахгейта» на этом может считаться законченной. Закончена ли казахстанская ее часть, сейчас никто сказать не может. Ведь если одна страна высоко ценит своего секретного агента, принесшего ей ценные сведения о другой стране, и не считает коррупцией произведенные им выплаты членам высшего руководства другой страны за добытую информацию, то в той другой стране эти выплаты могут быть оценены иначе. Но в этой стране, как известно, с недавних пор существует закон, который не допускает возможности открыто обсуждать эту тему.


Впрочем, законы пишут и принимают люди, они же могут их и отменять. Так что, возможно, точку в «Казахгейте» ставить рано.


Аркадий Дубнов, обозреватель «Время новостей», специально для «Новой» — Казахстан»