GQ Family 4800x2100

Против всех обычаев восточных правителей президент Казахстана Нурсултан Назарбаев оставил пост по собственной воле. Но оставил ли? И кому?

 ВСЕМ РЕБЯТАМ ПРИМЕР

Друзей и врагов мы выбираем сами, а сосед дается от Бога», – сказал как-то Нурсултан Назарбаев. Хотя об этом вряд ли напишут в учебниках по истории, главный урок жизни казахскому лидеру, судя по всему, преподал Ислам Каримов – президент соседнего Узбекистана. Он довольно наглядно продемонстрировал, как не надо делать, если не хочешь, чтобы над твоим гробом дрались жадные до власти стервятники.

По данным агентства «Фергана», инсайды которого регулярно подтверждаются, бессменный руководитель Узбекистана умер 29 августа 2016 года от инсульта, а все время до похорон, прошедших 3 сентября, его окружение вело подковерную борьбу за право стать основным кандидатом внеочередных президентских выборов. Речи о каких-то конкурентных выборах с реальным, а не ритуальным соревнованием, обсуждением программ и дебатами, конечно, не шло – не тот регион, не та культура.

Народ, который формально считается источником власти, решили вовсе не тревожить.

Поэтому мертвец Каримов уже 31 августа «поздравил» соотечественников с Днем независимости, а Владимир Путин пожелал ему «крепкого здо­ровья».

О самочувствии коллеги Нурсултан Абишевич, судя по всему, знал больше мировой общественности. Иначе как он мог начать собираться на его похороны в Самарканд еще утром 2 сентября, то есть до официального объявления о смерти, сделанного дочерью соседа Лолой? Впрочем, из Шанхая, где в те дни готовился саммит G20, Назарбаев так и не вылетел – иначе причина была бы слишком очевидна, а маршрут президентского борта – в наше время больше не секрет.

Чтобы избежать столь явного цинизма по отношению к себе, придется передать власть самому, вероятно, подумал тогда елбасы (так в Казахстане называют главу государства). И принялся за работу. В начале 2016 года автор этих строк был в казахской столице (носившей название Астана и переименованной теперь в Нур-Султан). Тогда на вопрос о передаче власти видные эксперты отвечали: «Зачем его сейчас обсуждать? Это станет актуальным лет через десять», «Поверьте, я жал президенту руку – он здоровый мужик!» Но уже через год, в марте 2017-го, разговоры о новом руководителе страны шли вовсю: не зря же Назарбаев вдруг решил передать часть полномочий парламенту и правительству. Чтобы преемник, кем бы он ни был, понимал: он вовсе не новый елбасы, за ним ведется постоянный контроль, и в случае попытки проявить своеволие его тут же одернут люди из старой гвардии.

ХОРОШИЙ, ПЛОХОЙ, ЗЛОЙ ЗЯТЬ

GQ Dariga

Нурсултан Абишевич хорошо понимал своего соседа Ислама Абдуганиевича не только как президент, но и как отец. Им обоим, по восточным меркам, повезло куда меньше, чем лидерам Таджикистана и Туркмении. У тех солидные взрослые сыновья, уже успевшие занять государственные посты, как бы намекая на решимость в случае чего не уронить честь отца. Сына туркменского президента даже зовут Сердар – то есть «вождь».

А вот у Каримова и Назарбаева официально есть только дочери. Красивые, талантливые, но едва ли подходящие на роль преемниц. Разговоры, конечно, велись: про старшую – Даригу Назарбаеву, успевшую побывать даже премьер-министром. Но теперь в домыслах на эту тему поставили точку: новый президент страны будет избран уже 9 июня, и Дариги Нурсултановны в бюллетене, скорее всего, не будет. Вероятно, потому, что она далеко не всегда следовала воле отца, заслужила репутацию олигарха (олигархини?) и связала жизнь с человеком, который стал одним из злейших врагов родителя. А ведь когда у властелина нет сына, обычно именно зять становится наследником престола. Такой пример в тюркском мире уже есть – муж старшей дочери турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, Берат Албайрак, считается самым доверенным лицом президента, которому поручают руководить ключевыми министерствами.

О бывшем муже Дариги Нурсултановны – крупном бизнесмене и чиновнике Рахате Алиеве – следует рассказать подробно. Его имя в Казахстане произносить разрешено – как ни крути, внуки елбасы имеют несчастье носить отчество Рахатович. А вот за любую цитату из его книги «Крестный тесть», опубликованной в 2009 году, грозит уголовная ответственность. Официальный представитель генпрокуратуры объяснил это так: в книге есть секретные сведения, к которым массовый читатель не имел права получать доступ, а если вы их все же прочитали или, не дай бог, репостнули, то стали сообщником «преступника Рахата Алиева». Между тем книгу ­давно можно прочитать без регистрации и СМС. «Новая Конституция предоставила единственному гражданину нашей страны возможность быть избранным на президентский пост неограниченное число раз. Этот человек – Нурсултан Назарбаев, действующий президент, мой тесть. В этот день с надеждами на демократическое развитие нашей страны было окончательно покончено, – пишет в первой же главе зять елбасы. – Но когда режим личной власти начал убивать оппонентов, я окончательно понял, что мне с ним больше не по пути. Эту черту я перейти никогда не смогу».


Эти строки зять Назарбаева писал в Европе – со своим тестем он окончательно поссорился 1 июня 2007 года. Рахат Алиев рассказывает, будто тесть закрывал глаза на наркотрафик, организовывал убийства неугодных политиков, получал крупные взятки и не ограничивался официальным браком: кроме жены Сары у него якобы были романы со стюардессой Гульнарой Ракишевой (опять же родившей двух дочерей!) и мисс Казахстан 1999 Асель Исабаевой. На этот раз в дело, судя по книге «Крестный тесть», вмешались турецкие врачи, которые провели экстракорпоральное оплодотворение и отобрали только мужские эмбрионы, что позволило появиться на свет настоящему наследнику. Назвали его, конечно, Нурсултаном Нурсултановичем. А потом, по некоторым данным, у президента родился и второй сын. Правда, рассматривать этих мальчиков в качестве ближайших наследников не стоит – старшему­ сейчас около 15 лет. А еще лет через 20, когда у него появится возможность претендовать на престол, все может измениться настолько, что генетическое родство уже не будет играть роли.

Предполагается, что развод Рахата Алиева с дочерью президента был организован по звонку елбасы. Обычно развод – достаточно длительная судебная процедура, в которой участвуют оба супруга, но Алиев получил уже готовое уведомление по факсу. После этого Дарига Нурсултановна, по ее словам, не общалась с бывшим супругом, а в 2015 году его нашли повешенным в тюремной камере в Вене. «Крестный тесть» потом сказал, что Рахат Алиев «предал не только свою семью, детей, меня, но и страну, перей­дя границы дозволенного».

Кроме Дариги и Рахата Алиева у Нурсултана Назарбаева есть еще две дочери и, соответственно, два зятя. Мужа средней сестры Динары – Тимур­а Кулибаева – раньше всерьез называли наиболее вероятным претендентом на роль преемника. «В случае возникновения чрезвычайной ситуации, ­связанной с внезапным уходом главы государства, именно Кулибаев сможет продолжить стратегический курс президента», – говорил в ин­тервью близкий советник елбасы Ермухамет Ертысбаев. Однако сейчас о нем если и говорят, то скорее вскользь, как о находящемся в «листе о­жидания».

Третья же дочь, Алия, в свое время сыграла самую масштабную свадьбу в истории Центральной Азии, выйдя замуж за сына президента соседней Киргизии – Айдара Акаева. Но этот межгосударственный союз продлился всего четыре года – с 1998-го по 2001-й. Сейчас же она, по официальной информации, замужем за Данияром Хасеновым, который, хоть и занимается экспортом нефти, по первой специальности все же футболист. И если до президентов-комиков мир уже дорос, то до президентов-футболистов пока нет. Правда, по некоторым данным, и этот брак уже успел распасться.

МУКИ ВЫБОРА

GQ NAN

Какие чувства испытывала к мужу дочь грозного елбасы, сказать сложно. «Дарига совместно с Рахатом продумывала перехват власти у Назарбаева. Они вместе обкладывали Назарбаева, встраивая во власть кадры, преданные лично им», – написал полгода назад другой враг казахского президента – живущий во Франции экс-министр энергетики Мухтар Аблязов (незнакомому с казахскими реалиями читателю будет также интересно узнать, что во время эфиров Аблязова в соцсетях интернет в стране при Назарбаеве попросту блокировался. Однако при нынешнем и. о. президента Касыме-Жомарте Токаеве наступила «оттепель», и сигнал больше не пропадает). Согласитесь, человеку, с которым собираешься совершить госпереворот, нужно как минимум доверять. Сам Рахат утверждал, что женился не на дочери президента, а на любимой девушке, и был счастлив до тех пор, пока в их отношения не вмешался елбасы.

Сын Дариги и Рахата – Айсултан Назарбаев (1990 года рождения) – вовсе не собирается отказываться от отца и не боится говорить об этом публично. «При любых обстоятельствах я, как сын своего отца, всегда буду благодарен ему», – писал Айсултан в Facebook, позже признавшись: смерть отца потрясла его настолько, что он стал употреблять наркотики. Из этой ямы его вытаскивал уже дед. «Молодец, что честный, – сказал президент внуку, когда тот рассказал ему правду. – Болезнь трудная, но не ты первый, не ты последний». Но даже пройдя курс лечения и пообещав помогать в борьбе с наркоманией другим, в конце прошлого года Айсултан, похоже, снова попал в передрягу. «Вырвавшись из заключения в частной российской тюрьме, я вернулся домой без своих документов – все было украдено и уничтожено. Туда меня поместили «доброжелатели» из числа близких людей, которым я должен был доверять», – писал он в Facebook, не раскрывая деталей про­изошедшего.

За свое освобождение Айсултан поблагодарил МИД, МВД и ФСБ РФ, а вот казахстанские госорганы жестко раскритиковал.

У Айсултана есть младшая сестра Венера, год назад с помпой сыгравшая свадьбу (приезжал Филипп Киркоров), и старший брат Нурали, оставивший фамилию отца – Алиев. Он крупный бизнесмен, что обеспечило ему место и в списке Forbes, и в «Панамском досье» (одна из самых больших утечек информации об офшорах). Однако как о потенциальном наследнике о нем не говорили никогда. Видимо, возраст 34 года не позволяет даже задумываться о подобном в условиях казахской геронтократии. Что уж говорить о 28-летнем Айсултане.

Таким образом, Назарбаев, несмотря на все разговоры о семейных традициях, так и не смог найти достойного преемника среди членов семьи, пусть даже не самых близких. Конечно, он мог бы отыскать в своем роду кого-то по остаточному принципу. Ведь Ким Чен Ир тоже не от хорошей жизни сделал преемником младшего и болезненного Ким Чен Ына. Однако Нурсултан Абишевич все же не карикатурный азиатский деспот. И поэтому после долгого тасования кадровой колоды он, похоже, принял по-настоящему евразийское решение. От Европы в нем будет то, что наследник Токаев – не «царских кровей», знает три иностранных языка и даже имеет серьезный дипломатический опыт. От Азии – что вторым лицом в стране, по сути, смотрящей за президентом, стала дочь елбасы Дарига. На своем поприще она выглядит вполне органично – должность спикера сената одновременно сдерживает ее излишние амбиции и позволяет, в случае отстранения Токаева, взять руль в свои руки.

Кстати, о Токаеве в книге бывшего мужа Дариги Назарбаевой есть весьма любопытный эпизод. «Токаев не вечен там. При всей его импозантности, – говорил елбасы в 2006 году, обсуждая с зятем неудачи в лоббировании интересов Казахстана в ОБСЕ. – Я завтра этому суке, Токаеву [тумаков] задам».

Такая возможность сохранится у елбасы даже после выборов 9 июня. Потому что он остается пожизненным главой Совета безопасности республики, сохраняя при этом огромное неформальное влияние. И, разумеется, если хоть одна из деталей этого хитрого механизма вдруг покажется елбасы ненадежной, он моментально заменит ее другой – и так до тех пор, пока сам не станет частью вечности.

Источник статьи:   GQ