FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed


Последние новости


ТОП
 

elitkzВсе большее число казахстанских политиков первой величины приближается к достижению пенсионного возраста.

Пороговое значение возраста играет роль фильтра, через который идет неизбежный и неумолимый отсев в истеблишменте, пишет портал «Саясат». В этом смысле кадровый вопрос выступает существенным фактором в вопросе обеспечения преемственности политического курса и выбора соответствующей модели транзита власти. Вместе с пенсионным отсевом идет трансформация группы, которую условно называли «старая гвардия» и формирование на ее основе новой группы «президентские соратники».

Стареющие тяжеловесы

В ближайшие несколько лет большая группа нынешнего состава истеблишмента достигнет пенсионного возраста. К примеру, в 2017 году 63 года исполнится: Адильбеку Джаксыбекову (июль), руководителю президентской администрации; Кайрату Мами (июнь), председателю Верховного суда; Даниалу Ахметову (май), акиму Восточно-Казахстанской области.

Через год, то есть в 2018 году пенсионного возраста достигнет Крымбек Кушербаев (май) — аким Кызылординской области, а также Рашид Тусупбеков (январь) — председатель Высшего судебного совета. В декабре 2019 года 63-летний порог перешагнет такая знаковая фигура казахстанской политики как Имангали Тасмагамбетов, посол в Российской Федерации. В том же году в «потолок» упрется и Ермухамбет Ертысбаев, ныне возглавляющий дипломатическую миссию в Грузии.

Tasmagambetov e1473784508626
Имангали Тасмагамбетов

Перечисленные персоны являются представителями так называемого поколения пятидесятых, и многие из них по своему опыту, политическому весу и влиятельности составляют действующую управленческую когорту и входят в ближний круг президента


Конечно, после достижения 63 лет они автоматически и одномоментно не выпадут из обоймы. Но, как показывает опыт их предшественников – представителей поколения 40-х годов, начинающих пенсионеров ждет угасание политической карьеры и постепенное выключение из активной политики.

Естественный фильтр

В России проблему высокопоставленных пенсионеров решили повышением предельного возраста для государственных служащих с 65 лет до 70 лет. Соответствующий законопроект был внесен в сентябре 2012 года лично президентом Владимиром Путиным и был принят в начале 2013 года.

В Казахстане же новая редакция Закона «О государственной службе» была введена позже – в январе 2016 года. Но Акорда не стала перенимать опыт Кремля и не увеличила пороговое значение, сохранив за пенсионным возрастом роль естественного фильтра для нахождения во власти.

Однако возможности для тактических маневров все же были оставлены. Так, достижение предельного возраста (63 года для мужчин) не распространяется на политические должности, «для которых Конституцией и законами определены сроки их полномочий».

В иных случаях пенсионер может быть назначен на политическую должность только президентом. Однако с последними конституционными изменениями возможности главы государства по назначению пенсионеров на политические должности сократились. Напомним, касательно исполнительной ветви власти президент сохранил за собой право назначения только трех министров – обороны, внутренних и иностранных дел.

Отсроченная пенсия

Относительно высокопоставленных пенсионеров сложилась и успешно действует определенная модель поведения – глава государства, как правило, своим распоряжением продлевает их полномочия. Так, сегодня на «продлёнке» находятся Амандык Баталов, аким Алматинской области (до 22 ноября 2020 года), Бердибек Сапарбаев, аким Актюбинской области (до 9 февраля 2020 года), Махмуд Касымбеков, начальник президентской канцелярии (до 31 декабря 2018 года). Почти как два года назад пенсионный рубеж перешагнул Касым-Жомарт Токаев, председатель сената.

Tokaev e1487571683988
Касым-Жомарт Токаев

Но, как показывает практика,

продление полномочий скорее носит ритуальный характер для того, чтобы процесс выхода на пенсию был мягким


И после адаптационного периода пенсионер, морально приняв неизбежность заката своей политической карьеры, выходит в отставку. Так, за последние несколько лет из большой политики введены Аслан Мусин, Владимир Школьник, Темирхан Досмухамбетов, Канат Саудабаев.

Последний пример – Сергей Кулагин, которому в декабре 2015 года продлили полномочия акима Акмолинской области до 31 декабря 2018 года, но буквально в марте он вышел на пенсию. К слову, пока ни один политический назначенец, чьи полномочия были продлены в связи с достижением пенсионного возраста, не смог доработать до установленного срока.

Лишь отдельные пенсионеры получают назначения в парламенте и национальных кампаниях. Для примера можно привести – Нуртай Абыкаев (сенатор), Владимир Божко (мажилисмен), Бактыкожа Измухамбетов (мажилисмен), Ахметжан Есимов (НК «ЭКСПО-2017»). И хотя они остаются при должностях и в креслах, но это, скорее, почётная роль, награда за былые заслуги. По сути, это их последняя позиция.

Вместе с естественным отсевом, который сегодня проходит в правящей элите, уходит целая эпоха. Она уходит незаметно, но неизбежно. Вместе с этим идет трансформация группы, которую условно называли «старая гвардия», и формирование на ее основе новой группы «президентские соратники». Этот процесс открывает новые возможности по моделированию транзита власти и преемственности политического курса. В частности, локализация политических пенсионеров в сенате, где у главы государства есть большая квота, придает верхней палате новый институциональный смысл.

365info.kz, 28.03.2017