FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

akazhegeldin 150Информационный проект Акежана Кажегельдина: Один вопрос – один ответ

Вопрос газеты «Дат»:

Год назад президент Назарбаев объявил о предстоящей политической реформе и передачи части своих безграничных полномочий парламенту. Недавно вместо парламента он предложил создать, по сути, «Верховный Совет безопасности» под собственным пожизненным председательством.

Может ли неконституционный орган, которому должны подчиняться все ветви власти, оказаться «коллективным преемником» президента Назарбаева или он задуман как коллективный гарант передачи власти ненайденному пока наследнику?

Совет безопасности в обычных странах занимается вопросами безопасности государства и граждан. В нашей стране он озабочен безопасностью тех, кто находится во власти или собирается захватить её в момент ухода нынешнего президента. Эти люди надеются, что с помощью еще одного бюрократического органа они смогут «решить вопрос» без участия народа Казахстана

Окружение Н. Назарбаева, включая родственников, готовится к предстоящей схватке за власть. Но они никогда не скажут этого прямо. Наоборот, они делают вид, что ищут средство укрепить статус нынешнего президента, обеспечить его власть вне зависимости от состояния здоровья, обезопасить его потомков и со-ратников. Но в этом «Совете собственной безопасности» под председательством Нурсултана Назарбаева будут сидеть те же самые люди – зависимые от него, им назначенные и сменяемые, обогатившиеся благодаря ему, лишенные собственного мнения, избегающие ответственности… Они и в лучшие времена никаких проблем решить не могли. Почему вдруг смогут, когда президент тяжело заболеет или уйдет с поста по иным обстоятельствам?

Очевидно, что Нурсултан Абишевич изнурен абсолютной властью и разочарован результатом многолетнего правления. Он впадает в отчаяние, которое не может скрыть. Президент постоянно дает указания премьеру, председателю Центрального банка, Верховного суда, генеральному прокурору, акимам, имамам, врачам, учителям, военным, дорожным рабочим, архитекторам, многодетным матерям… Он пишет программы на будущее своему народу и всему мировому сообществу. Но никто их не исполняет. От того, что его указания будут провозглашаться на «Суперсовете безопасности», ничего не изменится.

Новый орган, по мысли советников, должен восстановить ощущение безопасности у ближайшего окружения и высших чиновников, которые ошеломлены разоблачениями государственной коррупции и арестом 27 миллиардов долларов из Казахского суверенного фонда в судебной тяжбе с одним из иностранных инвесторов. Неглупые люди ожидают новых разоблачений, исков и попыток обиженных инвесторов получить компенсации из этого фонда.

Огромные внебюджетные фонды служили кубышкой режима, гарантией его платежеспособности – хотя бы для своих. Все уже забыли, что изначально фонд объявлялся «неприкосновенным запасом для будущих поколений». Но потом оказался в единоличном распоряжении президента, который бесконтрольно направляет многомиллиардные суммы в пользу бизнесов, принадлежащих его родственникам. Когда западные суды узнают об этом, они рассматривают фонд как личный актив Н.А. Назарбаева.

Визит президента Назарбаева в США усугубил ощущение надвигающейся финансовой катастрофы, поскольку стало понятно, что многолетний директор фонда «Самрук-Казына» находится там под расследованием ФБР в связи с отмыванием средств через строительные проекты в Нью-Йорке. Средства эти вложили люди из высоких астанинских кабинетов. Включая кабинет в Акорде.

По-хорошему тем, кто к этим преступлениям причастен, надо кинуться на поиски лучших в мире адвокатов и насмерть бороться против обвинений. Но умы заняты одним: кто станет преемником Н. Назарбаева и как бы не вылететь из обоймы. Или как бы так вылететь, чтобы ничего не потерять, начиная со свободы…

Мне уже доводилось обсуждать эту проблему и предлагать варианты ее решения – в том числе президенту. Поэтому повторю свою позицию предельно четко: преемником Назарбаева не сможет стать никто. Ни дети, ни приближенные, ни демократы-оппозиционеры, ни беспартийные моральные авторитеты. Нурсултан Назарбаев останется в истории Казахстана первым и единственным президентом. Еще одного президента наша страна не может себе позволить. Казахстану в XXI веке нужен полноценный однопалатный парламент из 150–200 профессиональных депутатов, избираемых напрямую в одномандатных округах без квот и партийных списков.

 FJYZ6dOOU3EbrybDKNe65wЛи Куан Ю


В более молодые годы президент Назарбаев сравнивал себя с Ли Куан Ю, многолетним президентом Сингапура. Очевидно, что в нынешних обстоятельствах Н. Назарбаев представляет себя уже Дэн Сяопином, который оставался председателем Центральной военной комиссии компартии Китая, уйдя со всех остальных постов. Генсеки и премьеры занимались реформами экономики и общественной жизни, Дэн гарантировал неизменность курса, безопасность руководителей и плановую сменяемость власти. При этом он не вмешивался в дела корпораций, не ездил с зарубежными визитами и не утомлял сограждан своими поучениями.

Переходные схемы Акорды, наоборот, заточены на прямо противоположные цели: обеспечение несменяемости власти, недопущение реформ, сохранение контроля над экономикой для детей и внуков. То есть Нурсултану Назарбаеву прописывается быть тормозом развития и преградой на пути страны в благополучное будущее.

Суперсовбез под председательством Назарбаева при каком-то новом президенте – это верный способ свести с ума чиновников и олигархов. Каждому придется решать, где выразить свою полную преданность – в аппарате Совбеза или в администрации президента? Чьи указания выполнять в первую очередь? С кем согласовывать схемы и кому платить дань?

Эти вопросы парализуют министров и акимов, приведут к подпольной войне кланов. Поэтому первое, что сделает новый президент после ухода своего предшественника, – ликвидирует Суперсовбез, разгонит его «постоянных членов». Дай бог, чтобы обошлось без арестов и расправ. Но опыт других транзитов авторитарных режимов свидетельствует, что не обойдется.

С коллегами в международном сообществе мы пришли к выводу, что два фактора играют важнейшую роль при транзите авторитарной власти: уровень коррупции и намерение передачи власти по наследству. При низком уровне коррупции народ может согласиться с назначением приемника.

Примеры этого: Сингапур, Малайзия, возможно, когда-то – Белоруссия. И, наоборот, при высоком уровне коррупции народ соглашается только с передачей власти через свободные выборы. Примеры: Тунис, Бразилия, Грузия… Даже в Саудовской Аравии наследник и действующий монарх вместе решили, сохраняя наследование, заранее избавиться от самой вызывающей коррупции и «раскулачили» принцев правящей династии, не дожидаясь волнений.

В тех случаях, когда коррумпированный режим авторитарного президента делает ставку на «наследника», независимо от степени родства, происходит восстание или дворцовый переворот. Примеры: Украина, Египет, Ливия, Зимбабве, Южная Африка…

Казахстан не должен оказаться в этом ряду. Тут очень многое, почти всё зависит от Нурсултана Назарбаева. Муамар Каддафи получил в управление стабильное государство, но оставил руины и поле межплеменной битвы на многие годы.

Поэтому важнейший общенациональный лозунг на ближайшее будущее: никакого наследника или преемника! Немедленная подготовка новой конституции, созыв Конституционного совещания под председательством самого Назарбаева, реальное обсуждение важнейших положений конституции. Прежний Основной закон не следует брать в расчет: за 20 лет над ним надругались, при этом многократно переписывали и извратили все демократические нормы. В новой конституции фундаментальные гражданские права и политические свободы должны быть закреплены статьями прямого действия, без отсылок к каким-то будущим законам.

Среди важнейших положений новой конституции должны быть:
1. республиканская парламентская форма правления;
2. разделение властей;
3. независимость судов;
4. свобода прессы, запрет государственным органам учреждать и финансировать СМИ внутри страны;
5. многопартийность, свобода создания партий и объединений;
6. запрет на государственную идеологию, свобода собраний и митингов;
7. независимость и выборность местного самоуправления;
8. свобода ведения бизнеса и гарантии конкурентности в экономике;
9. запрет на куплю-продажу земли;
10. право граждан на владение огнестрельным оружием.

Это – мои предложения для обсуждения на Конституционном совещании. Готов развивать и обосновывать их.

Перечисленные десять пунктов довольно обычно для конституций современных демократических государств. Но в нашей конституции должно быть одно важное положение, касающееся Нурсултана Назарбаева лично. В переходных положениях необходимо специально описать его роль как первого и единственного президента Казахстана, который занимает этот пост пожизненно. С одной стороны, это будет данью его заслугам в обретении независимости и многолетней службе на государственном посту. С другой, обеспечит переход власти к парламенту и правительству.

В период между принятием новой конституции и уходом с поста президент Нурсултан Назарбаев будет исполнять почетные представительские функции: открывать сессии парламента, принимать верительные грамоты, вручать награды. Он не будет контролировать правительство и силовые структуры, не станет вмешиваться в экономику, откажется от любой партийной деятельности.

320huancarlos

Король Испании Хуан Карлос I подписал акт об отречении от престола в пользу своего сына, принца Фелипе

В этом качестве президент Назарбаев будет похож на своего друга – бывшего короля Испании Хуана Карлоса, который сыграл важную роль при переходе от диктатуры к демократии и добровольно согласился отказаться от авторитарной власти ради демократического развития своей страны.

По новой конституции президенту будет гарантирована неприкосновенность и иммунитет от преследований за все предшествующие действия на государственном посту. Какая защита может быть надежнее?

«Казахгейт» в свое время вызвал к жизни «Закон о Первом президенте», который должен был защитить Н. Назарбаева и его семью от преследований за коррупционные преступления.

Но теперь уголовные расследования идут по всему миру: во Франции – по поводу взяток («Казахгейт-2»), в США – по отмыва-нию средств, в Великобритании – по недвижимости на офф-шорных компаниях, в Нидерландах – по взяткам за частоты мобильной связи. Не говоря уже о незаконных доходах от торговли нефтью. Тут не приходится надеяться на «Закон о Первом президенте» или «Закон о Совете безопасности».

Нурсултана Назарбаева сможет защитить только собственный народ. Но для этого ему надо действовать в интересах народа. Вопрос о переходе к парламентской республике – это не столько о судьбе Н. Назарбаева, сколько о судьбе Казахстана, его целостности. После почти тридцати лет авторитарного правления региональные элиты (в широком смысле слова «элита») больше не доверят свою судьбу одному человеку. Они не согласятся на нового суперхана. Попытка избрать или назначить преемника приведет к открытым протестам и подъему сепаратизма на исто-рических территориях как минимум двух жузов – Восточного и Западного.

Надо признать, что Западный Казахстан испытал много несправедливостей от Астаны, особенно – при распределении нефтегазовых доходов. Новое поколение местных лидеров не согласится на те крохи, которые достаются их регионам. В этом они получат поддержку всего населения.

Свои обиды есть и у Восточного Казахстана, где были сокращены исторические области ради того, чтобы ослабить и подчинить местные элиты. Культурная и социальная деградация городов Восточного Казахстана на фоне вызывающей роскоши Астаны – актуальная тема в разговорах на Востоке. Со временем, если не обеспечить политикам, представляющим Восток, пропорциональное представительство в центральных органах власти, протест выплеснется на площади.

Эту тему замалчивают из суеверного страха перед «духом сепаратизма». Но замалчивание болезни не ведет к излечению. Болезнью является кадровая политика, которая со временем складывается у любого правителя: сначала он отдает предпочтение бывшим друзьям и коллегам, с возрастом больше доверяет землякам, а потом уже – одним только родственникам и приближенным слугам. Казахстан сможет избежать рецидива этой болезни, если упразднить сам институт президента.

Мы были бы плохими казахами, если бы при этом не думали о наших русских и русскоязычных согражданах. Парламентская демократия даст им возможность быть представленными во власти. Они должны получить право выдвигать в органы власти своих авторитетных представителей, а не «мурзилок» из фольк-лорной ассамблеи народов.

Русские депутаты, акимы, судьи, министры – выдвинувшиеся не по квоте, а по заслугам и по голосам избирателей – усилят устойчивость политической системы Казахстана. Если бы на Украине русскоязычные граждане могли свободно решать свои вопросы в парламенте, некоторым из них не пришлось бы браться за оружие.

Сильная президентская власть сама по себе не служит гарантией целостности государства, зато провоцирует произвол и коррупцию. Коррупция плюс авторитаризм создают такую агрессивную среду, что все конструкции государства ржавеют и пре-вращаются в труху.

Важно зафиксировать в новой конституции независимость и выборность всех органов местного самоуправления. Казахи имеют богатый исторический опыт добровольного объединения, опыт степной демократии и выборности руководителей. Если это по-лучалось у наших предков, то неужели мы, образованные и продвинутые, не сможем выбрать себе достойных акимов областей и районов, мэров городов?

Все эти предложения и идеи необходимо собрать и обсудить на Конституционном совещании. В нем примут участие представители не только зарегистрированных партий, общественных организаций и групп, активисты, интеллектуалы. Собрать их – непростая задача. Чтобы всё общество согласилось с правилами формирования Конституционного совещания и его регламентом, необходимо будет привлечь на постоянной основе экспертов из «Венецианской комиссии» Совета Европы. Официально она называется «Европейская комиссия за демократию через право». Этот консультативный орган занимается мониторингом и анализом конституционных законов и процессов. Нам удастся договориться с Советом Европы о том, чтобы на время подготовки Конституционного совещания в Казахстане работала специальная миссия Венецианской комиссии.

Но созвать Конституционное совещание должен сам президент Назарбаев. Он в трудные моменты уже попытался сделать что-то отдаленно похожее: то совещание по демократизации, то комиссию по Закону о земле. В прошлом году Нурсултан Назарбаев даже объявил о каком-то подобии конституционной реформы… Но всякий раз, когда угроза ослабевает, он забрасывал свои начинания. Теперь такое ему не позволяется.

11843 6 nursultan nazarbaev ko ru
Созвать Конституционное совещание должен сам президент Назарбаев.

Новая конституция нужна всем нам, нашим детям, внукам. Но детям и внукам Нурсултана Назарбаева она нужна еще больше. Только конституционный закон защитит их от преследований недоброжелателей, от мести пострадавших от преследований и от банального рэкета. В послепрезидентском Казахстане не будут допустимы сведения счетов и захват собственности.

Китайцы говорят: иногда тени прошлого накрывают будущее. Надо помнить о судьбе «ташкентской принцессы», которая по странному совпадению тоже пела, вела огромный бизнес и одновременно находилась на госслужбе.

Чтобы разорвать порочную цепь, нами разработаны такие условия амнистии и возвращения капиталов, которые обеспечат интересы народа, но также дадут гарантии собственности тем, кто прошел через амнистию, и их наследникам. Все, кто вывез капитал за границу и теперь с тоской ожидает, когда за них возьмутся иностранные следственные органы, должны умолять президента Назарбаева о такой амнистии как можно быстрее. Ведь богатые тоже стареют. Они хотят оставить потомкам разумное наследство и быть уверенными, что его не конфискуют в будущем как преступно нажитое, что детей и внуков богатых людей не затаскают по судам и арбитражам.

Предыдущие амнистии капиталов чиновники устраивали для самих себя, поэтому они не принесли пользы. Новая амнистия предусматривает возвращение капиталов из-за границы и привлечение их для финансирования экономического возрождения страны. Государственные гарантии и высокая доходность этих инструментов будет гораздо привлекательней условий зарубежных банков. Деньги из Казахстана банкиры едва терпят, поскольку знают об их преимущественно коррупционном происхождении и боятся санкций за их хранение.

Народная мудрость говорит, что сердце купца там, где его деньги. Мы поможем не только деньгам, но и сердцам олигархов и чиновников вернуться на родину. Все эти меры продиктованы заботой о безопасности страны и ее граждан. Альтернативой управляемому процессу конституционных преобразований является массовые беспорядки, гражданское неповиновение, вооруженные выступления. До сих пор власти уже пришлось столкнуться с ними в Жанаозене, в Актобе, некоторых других местах. Но если не проводить преобразований, несчастья случатся снова.

Единственное, что точно известно о революциях и переворотах, – это то, что никто не знает, когда они случатся. Поскольку в Казахстане нет вооруженного подполья, основная угроза власти исходит от самого окружения президента. Примеров предательства в нашей собственной истории было немало, врагами становились родственники и даже собственные дети… Предыдущий руководитель советского Казахстана потерял власть из-за интриг соратников… Последний казахский хан тоже умер не своей смертью…

Государственную безопасность надо искать в цивилизованных законах и совершенных политических институтах, а не в дворцовых заговорах и бюрократических конструкциях. Хочется верить, что президент Нурсултан Назарбаев всей душой поддер-жит конституционную инициативу своего народа и возглавит её реализацию. Он обещал оставаться на своем посту до 2020 года, и ещё может успеть.

Этого времени должно хватить на то, чтобы созвать Конституционное совещание, обсудить, принять и ввести в действие новый Основной закон. По нему предстоит провести свободные и честные выборы парламента, который затем сформирует правительство. Президенту Назарбаеву представится уникальная воз-можность передать правительству свои полномочия и этим величественным жестом подвести черту под тридцатилетним единоличным правлением.

Несомненно, на эту церемонию приедут главы многих стран, она будет освещаться мировыми СМИ и войдет в историю как пример государственной мудрости и достоинства на весь XXI век.

Информационный проект Акежана Кажегельдина: Один вопрос – один ответ

«Общественная позиция» (проект «DAT» №8 (420) от 01 марта 2018 г.