FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

 

1 48«Один вопрос – один ответ» – информационный проект Акежана Кажегельдина

Социальные сети сделали политиков открытыми для журналистов, которые могут теперь задать вопросы, обсуждаемые в казахстанском обществе и социальных сетях. Ответы политика-эмигранта первой волны Акежана Кажегельдина, который всегда отличался компетентным и обстоятельным мышлением, особенно интересны нашим читателям. Сегодня свой вопрос экс-премьер министру задает известный казахстанский журналист Розлана Таукина.

– Президент Назарбаев дал поручение Агентству по противодействию коррупции еще сильнее бороться с коррупцией. Предыдущие годы результатов не дали. Недавно Вы рассказали, что регулярно информируете президента о том, где конкретно надо искать выведенные из Казахстана деньги коррупционеров. Вы первым упомянули о примерно полумиллиарде на зарубежных счетах С. Мынбаева. Насколько реально вернуть такие существенные суммы, чтобы экономика Казахстана вышла из нынешнего состояния глубокого обморока?

– Давайте сравним два подхода к борьбе с коррупцией. Назовем их «агентский» и «королевский». На днях оба эти способа показали очень разную результативность. Кайрат Кожамжаров доложил президенту, что за 10 месяцев 2017 года в суды была передана ровно одна тысяча дел о коррупции. Согласно им государству, благодаря Агентству, возвращено 11 миллиардов тенге. Разделите 11 миллиардов на тысячу дел и получите средний экономический эффект одного дела – 11 миллионов тенге в каждом случае. То есть тридцать три тысячи триста тридцать три доллара США. И еще тридцать три цента. Это – ничто, фикция, имитация борьбы с коррупцией.

А вот «королевский» подход: в Саудовской Аравии за 10 дней одиннадцать принцев под угрозой уголовного преследования согласились передать в казну 800 миллиардов долларов США. Это всё деньги от нефти – других источников дохода в королевстве нет.

Простая арифметика: Казахстан добывает нефти в 8 раз меньше, чем Саудовская Аравия. Если даже не брать в расчет другие природные ресурсы, которые добываются и разворовываются в Казахстане, то от ареста 11 казахских «принцев» казна должна получить минимум 100 миллиардов долларов.

Кайрат Кожамжаров не торопится арестовывать счета С. Мынбаева. Вместо этого он ловит инспекторов пожарного надзора и заместителей районных акимов… Еще раз предлагаю Агентству по противодействию коррупции: свяжитесь с тремя вам известными банками в Швейцарии, Германии и на острове Мэн, арестуйте счета нашего министра-капиталиста и привезите в бюджет разом 165 миллиардов тенге!

Меня спрашивают, зачем я обращаюсь к Нурсултану Назарбаеву, он все равно уже не сможет разобраться с коррупционерами: возраст, семья, усталость, страх перемен… Возраст сам по себе – не помеха. Король Салман старше президента Назарбаева на 6 лет. И все принцы там – буквально члены его семьи. Но тяжело больной старый король воодушевлен идеей превращения своего королевства из сырьевого придатка в динамичную державу. А разве первому президенту Казахстана не хотелось бы войти в историю в этом же качестве?

Миллиарды долларов казахских коррупционеров хранятся в зарубежных банках. Эти деньги все равно скоро отнимут – или новые власти Казахстана, или западные правительства. Назарбаев мог бы провести репатриацию казахских миллиардов «в щадящем режиме», по-семейному.

Дарига Назарбаева, Тимур Кулибаев, остальные дочери и зятья – все они будут, в конце концов, благодарны главе семьи за то, что он даст им и их детям уверенность в безопасном будущем. Понятно, что в таком случае антикоррупционное ведомство должен возглавить не Кайрат Кожамжаров, а сам президент.

Еще пример того, что возвращать казахские капиталы надо срочно, потому что их найдут американцы и все конфискуют: в США разгорается скандал вокруг компании Uranium One, которая в свое время выкупила казахстанские запасы этого стратегического сырья. В результате той сделки у всех одни неприятности: Мухтар Аблязов в бегах, Мухтар Джакишев сел в тюрьму, Билл и Хиллари Клинтон отбиваются от обвинений. Зато семья Владимира Школьника обзавелась своим миллиардом долларов.

Отец всю жизнь провел на госслужбе, но сын и другие родственники казахского чиновника вдруг стали очень богатыми людьми. На деньги от продажи казахских природных ресурсов они приобрели активы и недвижимость в Канаде, США, в Европе и в России. Например, Омский нефтеперерабатывающий завод.

Не дожидаясь американского суда, казахским следователям надо направиться на Кипр и в Сингапур, чтобы разобраться, в каких банках хранятся деньги за казахский уран, как дети Владимира Школьника управляются с компаниями Mydinami Finance Ltd., Sermules Enterprises Ltd., Banald Traiding Ltd., Truetech PTE.

Я обращаюсь к коллегам из Загранбюро казахстанской оппозиции с просьбой помочь Агентству по делам государственной службы и противодействию коррупции с информацией о крупных состояниях казахских «принцев» и «принцесс» за рубежом. Она циркулирует в кругах международных экспертов. Как сказал по такому же поводу председатель КНР Си Цзиньпин, бить надо не по мухам, а по тиграм.

Записала Розлана ТАУКИНА

Новая Газета Казахстан, 29.11.2017