kazhegeldingakАкежан Кажегельдин отвечает Гульжан Ергалиевой: Каждый, кто прочтет эту статью, запомнит и объяснит остальным: у нас есть законное право искать и возвращать эти деньги. 

Потому что, в конце концов, все миллиарды получены в последние 25 лет от добычи и продажи ископаемых богатств Казахстана, данных стране богом и природой. Они добыты из казахской земли, отвоеванной и защищенной когда-то нашими далекими предками, разведаны и разработаны поколениями наших дедов и отцов. Каждый казах имеет право на свою долю национального богатства.

 

Одно из самых опасных состояний для отдельного человека и целой нации – отчаяние. В тяжелые времена, на войне и в голод надежда позволяла выжить, сохранить семью, род, страну. Безнадежность даже в сравнительно легких ситуациях приводит к беспомощности, покорности, поражению. Это надо помнить.


В телефонном разговоре с Гульжан Хамитовной Ергалиевой о возвращении казахских капиталов в страну меня порадовало отсутствие даже намека на безнадежность. Наоборот, она уверена, что казахский народ своего добьется. Главное – понять, каким образом.


В этом был смысл обращенных ко мне вопросов: где искать многие миллиарды, ушедшие в «жирные годы» далеко за рубеж и осевшие там? Когда найдешь, как направить их в экономику страны и превратить их в мотор развития на долгую перспективу?


У меня есть ответы на эти вопросы. Готов ими поделиться. Но для начала хотел бы, чтобы каждый, кто прочтет эту статью, запомнил и объяснил остальным: у нас есть законное право искать и возвращать эти деньги. Потому что, в конце концов, все миллиарды получены в последние 25 лет от добычи и продажи ископаемых богатств Казахстана, данных стране богом и природой. Они добыты из казахской земли, отвоеванной и защищенной когда-то нашими далекими предками, разведаны и разработаны поколениями наших дедов и отцов.

 

Каждый казах имеет право на свою долю национального богатства.


Я сам принимал участие в разведке и разработке одного из крупнейших в стране Каражиринского месторождения энергетического угля. За что получил Государственную премию Казахстана из рук президента Назарбаева. Помнится, Нурсултан Абишевич как-то в сердцах говорил, что «нашел меня в угольном карьере». Сам он в этом карьере оказался тогда потому, что новое месторождение должно было стать одним из двигателей экономического развития Семипалатинской области. Наша компания была зарегистрирована в Семее, там платила налоги, там мы получали свои доходы.


Потом это месторождение было у нас отнято. Новые владельцы, получившие его с помощью Рахата Алиева, свои капиталы хранят за рубежом, сами давно там живут, используют офшорные компании для того, чтобы укрыться от налогов. Их дома, самолеты и яхты давно стали символом бессмысленных и бесконтрольных трат.


Кто посмеет отрицать право казахстанцев на справедливое и разумное использование средств, полученных за этот уголь и уголь других месторождений? За нефть и газ, металлы, уран?..


Пример того, как надо искать собственность, скрытую под паутиной офшорных компаний и именами подставных директоров, показали недавно английские общественники из негосударственной организации «Глобальные свидетели». Они проанализировали данные из регистра лондонской недвижимости и вычислили, что большой дом на Бейкер-стрит в центре города был куплен офшорными структурами Рахатом Алиевым в бытность его государственным служащим высокого ранга – послом и замминистра иностранных дел.

 

Официальный доход зятя президента тогда не позволил бы ему даже снимать квартиру в таком доме, не то что купить его целиком за 140 миллионов фунтов стерлингов.


То обстоятельство, что в этом доме как будто жил сыщик Шерлок Холмс, наверное, особенно возбуждало Алиева и придавало в его глазах дополнительную ценность дому. Но оно же сослужило ему дурную службу: «Шерлок Холмс и доктор Шораз» – для английских журналистов и политиков это сочетание стало особенно раздражающим фактором. Даже премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон возмутился по поводу злополучного дома на Бейкер-стрит. Он пообещал восстановить справедливость и взять под контроль многочисленные дорогостоящие дома и поместья, которые накупили в Лондоне коррумпированные политики и чиновники, а также приближенные к ним олигархи из Африки, Латинской Америки и постсоветских республик.


Мы могли бы просто радоваться хотя бы такому восстановлению справедливости. Но за ним может последовать настоящая несправедливость – «дом Холмса и Алиева» будет конфискован по решению местного суда, и доход от его продажи поступит в бюджет Великобритании. Деньги, похищенные в Казахстане, навсегда будут потеряны для страны.


Для того, чтобы этого не произошло, власти Казахстана должны сами заявить о претензиях на недвижимость Алиева. Причем не только на Бейкер-стрит, но и по другим известным адресам. Не только в Великобритании, но повсюду, где недвижимость преступной группы Алиева-Шоразовой обнаружена. Пусть суды рассмотрят сущность этих претензий и в конце концов удовлетворят их. Потому что кроме коррупции, рэкета и контрабанды никаких иных источников богатств Алиева не было.


Пример ответственных и эффективных действий казахскому руководству может дать правительство Перу, которое пришло на смену диктатору Альберто Фухимори. У Фухимори был свой Алиев – руководитель спецслужб с запоминающимся именем Владимиро Ленин Монтесинос Торрес. Который тоже пытал людей, преследовал оппозицию и безудержно обогащался – за счет бюджета, от рэкета и незаконных бизнесов.


После падения Фухимори последовало бегство Владмиро Монтесиноса из страны. Перуанские правоохранительные органы довольно быстро добились его выдачи из Венесуэлы, осудили на 25 лет заключения, а потом занялись поисками сокровищ. Только на пяти банковских счетах в Швейцарии у Монтесиноса нашлось 114 млн. долларов. Многомиллионные счета обнаружились также в Лихтенштейне, на Каймановых островах, в Мексике и в США. Все средства были возвращены в бюджет Перу, потому что власти страны добросовестно сотрудничали с антикоррупционными ведомствами этих стран и доказали независимым судам преступный характер доходов шефа охранки.


Отсюда вывод: как бы ни были активны общественники и пресса, Астана должна добросовестно сотрудничать с зарубежными властями. Законы Казахстана и их применение должны убеждать зарубежных судей и прокуроров в том, что здесь не имеет места «выборочное правосудие» по принципу: своим – безнаказанность, а чужих – по всей строгости. Иначе западная юстиция не станет помогать юстиции казахстанской, чтобы не оказаться инструментом в чужих руках.


Не слышал пока, чтобы на выставке ЭКСПО-2017 был запланирован павильон «Коррупция». И напрасно – он бы пользовался огромной популярностью не только у наших земляков. Один из стендов там можно было бы посвятить коррупции в оргкомитете выставки. Никого еще из руководителей нацкомпаний не арестовывали с таким шумом и звоном, как главу «Астана ЭКСПО-2017» Талгата Ермегияева. Следствие подозревает его во взятках или хищениях на 22 миллиона долларов.


Очевидно, что молодой Ермегияев оказался недостаточно «своим» для такого проекта. В то же время у одного из ключевых и многолетних министров нынешнего кабинета западными экспертами обнаружены счета более чем на 400 миллионов долларов. В 20 раз больше, чем вменяется Т. Ермегияеву! Этого министра должны были бы преследовать в 20 раз суровее, чем молодого «коллегу». Но не делают этого... Власти западных стран, осведомленные об источниках богатства министра, слушают его рассуждения о вреде коррупции на международных конференциях – и всё понимают.


Некоторые казахстанцы до сих пор удивляются тому, что Швейцария предоставила убежище семье бывшего мэра-акима-министра Храпунова. Казахские власти давно просят швейцарских коллег арестовать активы семьи Храпуновых и вернуть стране хотя бы деньги. Однако с Храпуновым швейцарская федеральная прокуратура явно «тормозит». Причина в том, что, хотя казахские коллеги просят помощи, но сами отказываются сотрудничать в расследовании подозрительных счетов, принадлежащих Тимуру Кулибаеву и его бизнес-партнерам.


Без взаимности не может быть правовой помощи. Астанинские прокуроры рискуют тем, что капиталы Храпунова в конце концов всё же будут конфискованы судом, но пополнят бюджет не Алматы или Усть-Каменогорска, а кантона Женева. Где, кстати, живет и семья Т. Кулибаева.


Надо сказать, что у казахской общественности в борьбе за вывезенные из страны деньги на Западе есть не только союзники, но и серьезные соперники. По-английски они называются whistleblower – «свистуны». Это доносчики-инсайдеры, которые много лет работают в компаниях и осведомлены о коррупционных бизнес-схемах своих боссов. С недавних пор не только в США, но и в Великобритании в случае успешного завершения дела, открытого по доносу «свистунов», им полагается доля из конфискованного. Во многих случаях она достигает десятков миллионов долларов.


Неужели кто-то думает, что в компаниях, принадлежащих нашим официальным и подпольным олигархам, нет «свистунов»? Год от года их становится больше, число заявлений будет расти. И в этом смысле вывезенным из Казахстана капиталам грозит серьезная опасность.


С ней столкнулся тот же Тимур Кулибаев и его «соратник» Арвинд Тику, когда акционер скандально известной компании Nelson Resources Говард Миллер подал на А. Тику в лондонский суд. Предметом претензий Миллера, если судить по его заявлению в суд, были манипуляции с акциями этой компании, которая волшебным образом получила нефтяные месторождения в Казахстане и вдруг стала очень дорогой. Но до этого акции Миллера успели приобрести А. Тику и его родственники. По мнению Г. Миллера – практически обманом и за небольшие деньги.


Г. Миллер требовал от ответчиков 30 млн. долларов компенсации. Т. Кулибаев заявлял, что не имеет отношения к этой истории, А. Тику клялся, что всё было «по чесноку». Но в последний момент он заключил с Г. Миллером сделку и, по сведениям журналистов, заплатил истцу отступных, по оценкам, от 20 до 25 миллионов долларов.


А. Тику, выпускник казахстанского Политеха, ставший бизнес-партнером Т. Кулибаева. Он не был до того известен у себя на родине в Индии в качестве наследника миллиардного состояния, а теперь управляет активами в 2,5 млрд. долларов, если верить интернет-сайту его инвестиционного фонда «АТ Кэпитал» в Сингапуре. Очевидно, ему повезло в жизни...


Примерно так же, как повезло братьям Хорани, когда один из них женился на сестре Рахата Алиева. После этого братья тоже быстро стали мультимиллионерами. Теперь казахское правосудие и жертвы Алиева вынуждены преследовать их в западных юрисдикциях, добиваясь возвращения денег, переданных им Алиевым «на сохранение».


Братья Хорани клянутся в судах и арбитражах, что заработали свое состояние благодаря инвестициям в казахскую экономику. Кто и когда видел эти инвестиции, откуда у них взялся капитал, как он заводился в страну и как выводился?.. На все эти вопросы предстоит искать ответы в судах Британии и США, где обнаружены активы Хорани.


Что-то подсказывает, что за возвращение казахских капиталов, переданных в управление «индийскому инвестору», нашей общественности и прокурорам со временем придется судиться в сингапурских судах.


Высокопоставленные госслужащие, которым по закону запрещено заниматься бизнесом, давно используют иностранных «фронтменов». Эта практика чревата тем, что в критический момент услужливое «подставное лицо» может заявить, что знать не знает своего покровителя, ничего от него в доверительное управление не принимало и все миллионы нажило честным трудом. Конечно, специализированным расследователям, таким, как «Глобальные свидетели», финансовым ведомствам США и других стран, а также «свистунам» изнутри компаний удастся доказать происхождение капиталов этих «прокси-миллионеров». Но что в результате этих процессов получит многострадальный казахский бюджет?


Бюджету ничего не достанется, если казахское государство и общественность будут стоять в стороне и наблюдать за происходящим. Но достанется очень многое, если они активно вступят в процессы и будут сотрудничать с западным следствием. Казахстан получит всё – если развернет движение за добровольное возвращение капиталов в страну без репрессий и конфискаций.


Идея заключается в добровольной репатриации национальных богатств и возрождения экономики страны на новых основах – модернизации, инновациях и технологической революции ХХI века.


Никто из нас не хочет социальных и классовых столкновений, разжигания страстей вокруг больших состояний. Наша страна, только-только обретя независимость, не может позволить себе затяжных судебных процессов. Но без решения проблемы бежавших капиталов тоже невозможно двигаться дальше. Мы уже уперлись в падение зарубежных инвестиций, собственного бюджета едва хватает на социальные обязательства.


Внутри казахского общества гораздо проще достичь общенационального консенсуса по вопросу возвращения капиталов, чем в России или на Украине. При кажущейся разобщенности казахское общество можно мобилизовать общенациональной идеей. В нашей недавней истории имеется опыт такого успешного общенародного движения. Подобного ему не было нигде в СНГ.


Я имею в виду движение «Невада-Семипалатинск», которое добилось от советского правительства невероятного – прекращения испытаний ядерного оружия и закрытия Семипалатинского полигона. Гульжан Ергалиева была одним из создателей и лидеров этого движения. Кому как ни ей применить свой опыт в развертывании движения за возвращение казахстанских капиталов в экономику страны?


Мне представляется, что основой движения должна стать инициативная группа граждан, озабоченных экономическим положением страны. При том, что ряды движения будут открыты и для политиков, само оно не должно иметь никакой партийной ориентации. Зная марионеточный характер нынешних официальных партий, нельзя допустить чтобы они отравили его своим цинизмом. Перефразируя название известной книги, движение за возвращение капиталов должно включать «и правых, и левых».


Если в последние годы экономика страны демонстрировала сомнительные чудеса, то теперь пришло время добиваться подлинного «экономического чуда», которое будет стоять в одном ряду с экономическим чудом Малайзии и Сингапура.


Возвращаясь к параллели с движением «Невада-Семипалатинск», надо признать, что тогда народу противостоял гораздо более сильный противник – советский военно-промышленный комплекс, обладающий огромными ресурсами и властью в стране. Новому движению за возвращение капиталов будут противостоять лишь разрозненные коррумпированные чиновники, которым будет негде спрятаться, если они вступят в конфликт с обществом.


В конце 80-х власть поддалась силе убеждения казахстанских интеллектуалов, поддержанной угрозой многотысячных демонстраций и забастовок. В конце концов на сторону активистов встал республиканский Верховный Совет.


На этом важном моменте следует заострить внимание. Не случайно я уже обращался поименно к нескольким депутатам мажилиса с предложением включиться в работу по возвращению капиталов. Депутаты парламента при всей их зависимости от власти все же обладают неизмеримо большими возможностями, чем министры или акимы. В преддверии радикальной политической реформы многие из депутатов не могут не искать для себя реальный политический профиль. Возвращение капиталов станет повесткой дня для любого будущего парламента. Невозможно будет стать политическим лидером завтрашнего дня, не заняв вполне определенной позиции по этому вопросу.


Если среди депутатов нынешнего созыва не окажется ни одного смелого и дальновидного политика, то и это не станет неодолимым препятствием для движения. При нынешнем уровне развития интернета из массы активистов выдвинутся лидеры, которые решатся бросить вызов старой гвардии. Они победят, потому что идеи экономического прогресса и социальной справедливости побеждают всегда. Мандат народа гарантирован тем, кто возьмется за это дело всерьез.


Новая организация с самого начала не будет парить в «правовом вакууме» или призывать к беззаконным акциям. Ей следует обратиться к закону об амнистии капиталов, попросить юристов тщательно проанализировать его и сделать предложения по адаптации.


Правда в том, что этот закон никогда не работал иначе как для обеления средств нескольких приближенных к высшей власти чиновников. Но изменив его под цели модернизации национальной экономики, можно заложить правовую основу этого процесса. Правильно переписанный закон, да еще с продуманной системой гарантий, вызовет доверие обладателей зарубежных состояний. Они смогут поверить в то, что репатриация принесет гораздо большую безопасность капиталам и даст уверенность в будущем.


Мы помним, как быстро движение «Невада-Семипалатинск» стало международным, какую поддержку получало за рубежом. Точно так же новому движению будет гарантирована поддержка международных и национальных неправительственных организаций, правительственных агентств по борьбе с отмыванием из стран Запада и Юго-Восточной Азии, журналистов-исследователей со всего мира.


Такая международная коалиция не может проиграть битву. Встанет ли казахстанская власть и политический класс на сторону народа? – Думаю, да. Власти нельзя отказать в умении подключаться к общенародному движению, когда становится ясно, что его невозможно побороть.


Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН

 

«Общественная позиция» 

(проект «DAT» №29 (300) от 03 сентября 2015 г.