В минувшем феврале в австрийской столице прошла пресс-конференция, организованная Заграничным бюро казахстанской оппозиции и посвящённая новым искам, которые готовятся против казахстанского олигарха Рахата Алиева. В ней принимал участие и немецкий предприниматель Касым Пашанбегович. После ареста Алиева австрийскими правоохранительными органами по подозрению в организации убийств и вымогательства мы попросили господина Пашанбеговича ответить на несколько вопросов.

 

Господин Пашанбегович, как вы попали в Казахстан и какой бизнес вели в этой стране?

 

В 1992 году на территории Алматинской области в посёлке Карабулак фирмой «Вернер и Пфляйдерер» было смонтировано оборудование для производства печенья «Крекер». Но работа так и не была завершена из-за распада СССР и невозможности оплачивать иностранных специалистов. В 1993 году руководство Карабулакского сахарного комбината, структурным подразделением которого как раз и была фабрика по выпуску печенья «Крекер», заключило с моей фирмой «Унимонт ГмБХ» контракт на завершение всех пуско - наладочных работ. Так я начал свой бизнес в Казахстане, ещё не представляя, что меня ждёт встреча с Рахатом Алиевым.

 

Когда у вас начались проблемы?

 

Где-то году в 1998. Так как иностранная фирма не имела тогда возможности владеть земельными участками в Казахстане, то мне пришлось зарегистрировать две фирмы в Алма-Ате, в том числе, ЗАО «Евро Бискуит Интернационал». Вскоре некие люди стали требовать, чтобы я переписал на них весь свой бизнес. Начались откровенные угрозы, высказываемые как в личной форме, так и по телефону, предвзятые проверки правоохранительных органов. Домой приходили полицейские начальники, требуя отдать все уставные и другие юридические документы на фирмы.

 

А вам говорили, кто стоит за всеми этим неправомерными действиями?

 

Конечно мне рассказали, что мой бизнес хочет прибрать к себе Рахат Алиев. Один из его подручных однажды прямо сказал мне: «Ты вообще представляешь, кто тебе противостоит? Ты знаешь, что бывает теми, кто идёт против Рахата Алиева». Тогда я понял, что на кону стоит моя жизнь. После очередного обыска, произошедшего в моей квартире, я принял решение в 1999 году уехать из Казахстана.

 

А какую должность занимал тогда Алиев?

 

По моему, он был первым заместителем начальника Главного управления налоговой полиции Государственного налогового комитета Республики Казахстан. То есть именно тем лицом, которое по идее и должно стоять на защите экономических интересов государства. На деле же, Алиев думал прежде всего о своём собственном кармане.

 

Когда вы смогли вернуться в Казахстан?

 

Только лишь в 2007 году, когда Генеральная прокуратура РК санкционирована арест Рахата Алиева. Я забрал тогда спрятанные в Казахстане юридические документы. В минувшем феврале я направил письмо казахстанским властям, в котором потребовал компенсации за имущество, отобранное у меня Алиевым. Речь идёт о 90 миллионах долларов США.

 

Сейчас Алиев сидит в венской тюрьме, он обвиняется австрийскими следственными органами в убийствах и вымогательстве. Собираетесь ли вы подавать в суд против него лично?

 

Я рассчитываю на замораживание всех активов Рахата Алиева в Западной Европе и на возмещение таким образом ущерба от потери собственности и моего преследования в Казахстане. Думаю, что в судебном порядке буду требовать от Алиева и возмещения морального ущерба. Ведь все проблемы в Казахстане создал мне именно Алиев.

 

Записала Александра Светлова

 

№ 29, 2014. Дата публикации: 25.07.2014

 

 

Комментарий руководителя Загранбюро казахстанской оппозиции Серика Медетбекова


Очевидно, что арест Алиева в Австрии трудно признать результатом деятельности казахских органов юстиции, которые уже 7 лет безуспешно пытаются поймать бывшего высокопоставленного чиновника Казахстана.


Загнать Алиева в венскую тюрьму удалось благодаря настойчивым усилиям тех, кто в своё время оказался жертвой Алиева, попав под каток алиевских репрессий. Нельзя забывать, что Рахат Алиев расправлялся не только со своими менеджерами, но и с независимыми журналистами и целыми оппозиционными газетами, с политическими оппонентами, конкурентами в бизнесе и просто с состоятельными гражданами, имуществом которых ему захотелось завладеть.


Первым процесс против Рахата Алиева выиграл Петр Афанасенко, бывший руководитель охраны премьер-министра Акежана Кажегельдина. В венском суде он получил удовлетворение своего требования материальной компенсации за пытки и незаконное лишение свободы, которые Алиев учинил против офицера, отказавшегося оболгать своего шефа.


Тогда Рахат Алиев и его адвокаты сообразили, что вслед за этим иском последуют десятки других. Поэтому преступник перебежал из Австрии на Мальту, а решение суда было отменено, так как ответчик уже не проживал в Австрии.


Петр Афанасенко и его коллега, такой же пострадавший от рук Алиева офицер охраны Сатжан Ибраев, не остановились перед препятствиями. Их адвокат доктор Лотар де Мезьер, бывший премьер-министр ГДР, друг и представитель Акежана Кажегельдина в Европе, организовал преследование Алиева на Мальте. Там Алиеву грозит многолетнее заключение за применение пыток. Один из ближайших помощников Алиева был арестован за неявку в суд, имущество семьи Алиева заморожено по решению суда. В гражданстве Мальты власти острова в конце концов ему отказали – после того, как доктор де Мезьер и бывшие охранники Кажегельдина лично прилетали на остров и встречались с членами кабинета министров.


С Мальты Алиев бежал на Кипр, где тоже попытался за счёт многомиллионных инвестиций получить гражданство и убежище от преследования. Доктор Лотар де Мезьер написал письмо властям Кипра, предупредил, что обвинение в пытках будет предъявлено ему и там. Киприоты не захотели повторения мальтийской судебной саги и просто приказали Алиеву уехать. Точно так же потом поступили, вероятно, власти Греции. И адвокаты Алиева поняли, что бежать ему уже некуда.


Параллельно с преследованиями со стороны Петра Афанасенко и Сатжана Ибраева по следу рахатовских миллионов шли адвокаты Рафика Соткимбаева, предпринимателя из Семея, у которого бывший зять президента отнял многомиллионный алкогольный бизнес, а его самого бросил в тюрьму. Адвокатам удалось обнаружить огромные счета в разных странах мира и наложить на них арест. К сожалению, сам Рафик Соткимбаев погиб недавно в Алматы при таинственных обстоятельствах. Но он, предвидя возможную смерть, передал многие важные сведений тем, кто продолжит разыскивать деньги Алиева и возвращать их законным владельцам.


Почему Алиев предпочел вернуться в Австрию, откуда бежал несколько лет назад? Я связываю это с фигурой Вольфганга Брандштеттера, многолетнего адвоката и сообщника Алиева, который стал министром юстиции Австрии. Брандштеттер прятал семью Алиева и его подельников у себя дома, он обеспечил им незаконное получение австрийских паспортов, он до недавних пор управлял имуществом Алиева через офшорные компании.


С помощью такого министра кому-то кажется, что отбиться от обвинений из Казахстана, будет не так сложно. Но Загранбюро казахстанской оппозиции не собирается мириться с таким ходом событий. Ещё в апреле 2014 г. на конференции ОБСЕ по борьбе с пытками я сам поднял вопрос о пособничестве В. Брандштеттера и его коллеги О. Дитриха в сокрытии преступлений Алиева. Эта тема имела резонанс не только в австрийской прессе, но и в политических кругах. Мы продолжим её обсуждение не только в Австрии, но и в структурах Европейского союза.


Насколько я знаю, П. Афанасенко и С. Ибраев вновь готовятся подать заявления в австрийские органы о расследовании преступлений Алиева по отношению к ним. Точно так же наследники Р. Соткимбаева и другие жертвы рэкета со стороны Алиева намерены подать иски и требовать многомиллионных компенсаций.


Я сам в своё время стал жертвой алиевской алчности: он похитил мои медиа-активы, в том числе радиостанцию «Русское радио – Казахстан». Потом Алиев под присягой несколько раз заявлял, что это он сам лично создал эту радиостанцию. Любой, кто знает его, будет долго смеяться, представив, как этот профессиональный палач и рэкетир что-то «основывает», кроме подразделений по прослушкам, пыткам и убийствам в КНБ.


У австрийских судов будет возможность выслушать десятки и сотни свидетелей, которые воссоздадут картину полного произвола и безнаказанности Рахата Алиева, выстраивавшего свою бизнес-империю. Загранбюро казахстанской оппозиции призывает всех, кто пострадал от Рахата Алиева, подавать иски на возмещение ущерба. К нам уже обратились несколько человек, в том числе и Касым Пашанбегович, которого Алиев изгнал из страны после того, как инвестор вложил миллионы долларов. И, конечно, мы направим наблюдателей на процессы над Рахатом Алиевым, чтобы дать казахстанцам возможность проследить, как восторжествует западное правосудие.

 

Russkaja Germanija