nazarПоверить, что три депутата Мажилиса парламента решили самостоя тельно инициировать законопроекты о присвоении Нурсултану Назарбаеву звания и полномочий «лидера нации», а также законодательно обеспечить ему и членам его семьи пожизненную неподсудность и безнаказанность, – значит верить в то, что куклы-марионетки могут ожить и начать действовать без участия кукловодов.


Отставим это неблагодарное и бесперспективное занятие искренним сторонникам Назарбаева — надеемся, что они действительно существуют в нашей пока еще республике. Мы же, обогащенные десятилетним опытом политической журналистики и испытавшие на себе почти все прелести «управляемой демократии» по-назарбаевски, уверены: происходящее сегодня было задумано давно и происходит с санкции «ноль первого».


Доказательством тому — ссылки инициаторов скандальных законопроектов на мнение избирателей. Наши читатели наверняка помнят, как в прошлом году мы смеялись над предложениями появляющихся, как чертики из бутылки, представителей народа о присвоении Нурсултану Абишевичу звания «лидер нации».


Ну и, конечно, доказывает это стремительное прохождение законопроектов через парламент. Тем и отличается казахстанская модель «управляемой демократии», что в ней подобные вольности невозможны в принципе. Поэтому раз законопроекты появились и скоро превратятся в законы, значит, Назарбаеву они нужны.


Что нас ждет


Но давайте поразмышляем, к чему вся эта законодательная вакханалия приведет. Мы имеем в виду непосредственные последствия для общественности.


Во-первых, будет надет жесткий намордник на независимую казахстанскую прессу, которая без пиетета относится к Назарбаеву, его политике, деяниям и авторитету.


Введение уголовной ответственности за препятствование законной деятельности лидера нации, порчу его изображений, искажение фактов его биографии означает, что нельзя будет писать про «Казахгейт» и другие вызывающие вопросы моменты в биографии первого президента или давать ему нелицеприятную оценку.


К тому же искажать можно только то, что каким-то образом уже оформлено и узаконено. А это означает, что будут созданы канонические биография и оценка всей жизнедеятельности Нурсултана Абишевича, нечто вроде «Краткого курса истории ВКП(б)», публичное отклонение от которых будет само по себе формировать состав преступления.


Равно как и использование фотографии или портрета Назарбаева для карикатур или, например, вывешивание в Интернете телефонных разговоров главы государства с его последней женой — ведь это всегда можно оценить как воспрепятствование его законной деятельности, оскорбление достоинства или раскрытие особо охраняемых государством тайн.


Во-вторых, в Казахстане появятся осужденные по политическим мотивам. Ведь теперь каждый, кто публично поддержит точку зрения Мухтара Аблязова и других оппозиционеров, что коррупция в Казахстане произрастает сверху и что именно Назарбаев является «отцом» этой системы, рискует сесть на скамью подсудимых только за это.


В результате реинкарнации знаменитой 58-й статьи УК сталинских времен сильно упростится процесс борьбы с инакомыслящими. Теперь будет достаточно видео- или аудиозаписи выступления, в котором говорится, что Назарбаев покровительствует ворам или виноват в произволе, бездеятельности, нераспорядительности чиновников или госаппарата в целом, чтобы оратора можно было на полном законном основании брать за руку и вести в суд.


Ну а приравнивание «посягательства на жизнь лидера нации» к терроризму дает возможность уничтожать на корню протестантов в буквальном смысле этого слова. Ведь при нынешнем «расширенном» подходе прокуратуры и судов к определению состава преступлений в политически мотивированных процессах достаточно, чтобы в ходе пьяного разговора кто-то пожелал Назарбаеву провалиться сквозь землю — и, пожалуйста, на двадцать лет в колонию.


В-третьих, начнется кампания по «обеспечению стабильности» в стране, которая неизбежно затронет широкие массы граждан. Ведь на чужой роток не набросишь платок, поэтому правоохранительные органы волей-неволей будут вынуждены по приказу Астаны начать преследовать тех, кто не в восторге от Нурсултана Абишевича и считает его источником нынешних проблем для страны и себя лично.


А ведь сказанное в компании даже двоих можно расценивать как покушение на честь и достоинство «лидера нации», к тому же полицейские и сотрудники спецслужб будут заинтересованы в провоцировании подобных высказываний для того, чтобы выслужиться или заработать на непривлечении к уголовной ответственности.


У страха глаза велики


В связи с этим возникает закономерный вопрос: а зачем все это понадобилось «солнцеподобному»?


То есть звание и полномочия «лидера нации» понадобились Назарбаеву, чтобы законодательно получить иммунитет от возможных преследований в будущем и сохранить контроль над госаппаратом при любых вариантах развития событий или, наоборот, новые привилегии и полномочия стали следствием нового статуса?


Депутаты Мажилиса, инициировавшие законопроекты, и те, кто стоит за их спинами, придерживаются второй версии. Мы — первой.


Дело в том, что внутриполитическая ситуация в Казахстане ухудшается, особенно после того, как широко распространилась информация о том, как хорошо зарабатывают и процветают отдельные близкие родственники Нурсултана Абишевича.


Плюс события в соседнем Кыргызстане, где граждане продемонстрировали, что народ действительно является источником власти, а Конституция, президент, парламент и прочие атрибуты и институты существуют, пока им это позволяют граждане.


Еще раз отметим, что, по нашему мнению, подготовка к принятию скандальных законопроектов началась давно. И они, скорее всего, являются составной частью плана «СуперХан», главная цель которого — сохранение Назарбаева у власти даже после того, как закончатся его полномочия главы государства.


Другое дело, что, возможно, и сам Назарбаев не знает, как будет использовать звание «лидер нации» и полномочия, которые оно дает. Он, как опытный режиссер политических процессов, вывешивает в середине представления ружье на стенку, чтобы затем была возможность использовать его и как угрозу в адрес инакомыслящих, и как дубинку против политических оппонентов, и даже как украшение своего имиджа (дескать, как уважает народ, раз дал ему право стрелять без ответственности за содеянное).


Власти много не бывает


Еще один вопрос: действительно ли присвоение звания «лидер нации» и очередное расширение эксклюзивных прав есть подготовка к тому, что Нурсултан Абишевич собирается оставить свой пост и передать бразды правления преемнику?


Конечно, нет. Это означает то, что «главноуправляющий» казахстанским государством готовится к подобному развитию событий, но не то, что он готов добровольно отдать свою ограниченную только временем власть.


Кыргызский опыт, особенно апрельские события этого года, ясно продемонстрировал, что никакая государственная машина, никакие правоохранительные структуры не способны устоять, когда поднимаются широкие народные массы.


Как опытный политик, Назарбаев это понимает и готовится к подобному варианту развития событий жестким подавлением-преследованием любого мало-мальски протестного политика, общественной организации, мероприятия.


Но при таком варианте любые законодательные защитные меры бесполезны — госаппарат и политическая система сметаются народным гневом, сносятся до основания и воссоздаются вновь. Поэтому принятые депутатами законопроекты рассчитаны скорее на противодействие «дворцовому перевороту».


Поскольку в этом случае происходит только смена отдельных лиц, максимум — групп влияния у власти, любой преемник Назарбаева окажется связанным по рукам и ногам вновь принятыми нормами Конституции и законодательства. А чтобы получить полный контроль над госаппаратом и отменить связывающие его нормы, ему потребуется много времени и усилий.


Мы уверены, что Нурсултан Абишевич будет держаться за кресло до последнего вздоха, до последней возможности. Он прекрасно понимает — две бараньи головы в одном котле не увариваются, даже политическом. Поэтому он отдаст власть только тогда, когда уже не сможет ее удерживать, но при этом постарается сделать так, чтобы его преемник полностью зависел от него или его наследников, но уже не политических, а... семейных.


То есть последние поправки — это очередное завинчивание крышки на кипящем котле с целью не допустить того, чтобы протестные настроения вырвались наружу и заодно не выкинули из кабинета президента его нынешнего квартиранта.


Но решая тактическую задачу сохранения себя во власти и у власти, Назарбаев не решает стратегических проблем. Ни свою, ни страны, ни народа.


Даже если казахстанский парламент примет закон о бессмертии первого президента и «лидера нации», как ему ехидно рекомендуют анонимные комментаторы на интернет-сайтах, все равно человек не вечен.


Что же касается страны, то когда основной функцией государства становится охранительная, а усилия госорганов в первую очередь направляются на то, чтобы сохранить действующую политическую систему и внутриполитическую стабильность, что невозможно без подавления гражданского общества и гражданской активности, она обрекается на застой и уже не способна не то чтобы войти в число пятидесяти самых конкурентоспособных государств мира, но и даже на то, чтобы эту конкурентоспособность имитировать.


В результате Казахстан в нынешнем состоянии обрекается на то, чтобы стать неким третичным гособразованием, вроде банановых республик в Латинской Америке и Африке. При полном наборе демократических госинститутов, формальном суверенитете и независимости они являются жертвами более сильных соседей и влиятельных западных держав.


Что касается казахского народа, то в Казахстане он, как самый неконкурентоспособный социально и экономически, окажется еще в худшем положении, чем сегодня. У других этносов есть возможность уехать на «историческую» родину, где их, может быть, уже и не ждут, но где у них есть возможности адаптироваться, в том числе по языку. Казахам же без знания русского или другого иностранного языка деваться некуда.


Но самое поразительное заключается в том, что принятие законопроектов не пойдет на пользу и самому Нурсултану Абишевичу. У него и так избыток власти, которая из блага становится все больше вредом. Но, видимо, такова человеческая натура — власти, как и денег, много не бывает.


В результате казахстанские политическая система и государственный механизм становятся все более моноцентричными. К чему это приведет в стране с большой территорией и постоянно усложняющимся хозяйственным механизмом в условиях ускоряющегося научно-технического прогресса, продемонстрировал Советский Союз. Напомним, он проиграл политическое и социально-экономическое соревнование Западу и рыночной экономике не в последнюю очередь по вине сверхцентрализованной, негибкой, плохо реагирующей на внешние и внутренние воздействия и вызовы системы управления.


«Медные трубы» не прошел


Но в результате присвоения звания «лидер нации» Назарбаеву не удастся уйти от проблемы, когда на его личный политический счет записываются не только победы, успехи и достижения, но и поражения, проблемы и провалы.


И, увы, как ни печально для Назарбаева, вместе со званием «лидер нации» он теряет почетное право на место в новейшей истории Казахстана. Если до последнего времени Нурсултан Абишевич при всех своих ошибках мог претендовать на звание первостроителя казахстанской государственности, то теперь будет обречен оставаться всего лишь первым президентом.


А возможно, даже и последним главой авторитарной политической партии, который после развала СССР и Компартии смог захватить власть и удерживать ее двадцать с лишним лет благодаря демократической риторике, массовому обману граждан, репрессиям и нефти.


С исторической точки зрения Назарбаев обречен. При любом раскладе его личный авторитет и образ точно не переживут его самого и его время. И как только исчезнет то, на чем они держатся, — угроза государственного насилия, деньги или политическая пассивность казахстанцев, роль, значение и результаты трудов первого казахстанского президента подвергнутся капитальному пересмотру.


Увы, Нурсултан Абишевич, выдержав испытание «огнем» и «водой», не выдержал испытания «медными трубами». И сравнения даже с первым президентом России Борисом Николаевичем Ельциным он тоже не выдерживает.


Тот не просто был одним из тех, кто свалил авторитарный политический режим и принес своему государству независимость и суверенитет (напомним, Назарбаев лишь воспользовался результатом развала СССР), но и вовремя ушел с политической арены, отдав власть новому поколению политиков, которые отнюдь не развалили страну, а, наоборот, дали ей новые импульсы развития и, кстати, категорически отказались от продления президентских полномочий неконституционным путем, хотя тот же Нурсултан Абишевич прямо в лицо рекомендовал Владимиру Владимировичу использовать его личный опыт.


В этом смысле показательна судьба музеев первого президента, которые есть и будут созданы в Алматы, Астане и на исторической родине Назарбаева. Они после того, как он останется всего лишь «лидером нации», перейдут в его личную собственность. Но, увы, если госсобственность в Казахстане еще удается кому-то приватизировать, с историей и исторической оценкой такого не проходит.


И если Нурсултан Абишевич считает, что тот, кто контролирует прошлое, владеет будущим, он сильно ошибается. Это знаменитое выражение родилось в период, когда не было глобализации, всеобщей информатизации и других процессов, которые полностью преобразовали земной шар в последние десятилетия. Сегодня же мир совершенно другой.


...У любой политической системы, как и конкретно-исторической общности людей, есть своя внутренняя логика развития. И политические системы, как люди, рождаются, растут, мужают, стареют и умирают. Так вот, казахстанская модель «управляемой демократии» по-назарбаевски на пороге смерти. И нужно совсем немного времени, чтобы она ушла в историю вместе со своим главным архитектором.


Но это — проблема Назарбаева. Наша же проблема и задача - чтобы она не возродилась вновь под руководством очередного «лидера нации», «отца казахов» или «солнцеподобного» руководителя.


Из песни слов не выкинешь!


«Руководитель не должен десятилетиями занимать один и тот же высокий пост... любой авторитаризм в Казахстане — это путь в никуда. Только свободное демократическое общество будет гарантом нашей стабильной счастливой жизни в недалеком будущем», — эти слова, сказанные Нурсултаном Назарбаевым в 1987 году, резко диссонируют с реальной сегодняшней ситуацией.


Зато история знает факты привлечения к уголовной ответственности диктатора Пиночета в Чили, Стресснера в Парагвае, двух президентов в Южной Корее обвинили в коррупции; за последние двадцать лет судили глав государств Перу, Уганды, Филиппин; перед судом представал экс-премьер Франции Доминик де Вильпен. Таким образом, правящая элита государств мира не боится жестких оценок своего правления в будущем и не прячется за конституционные нормы собственной неприкосновенности. И ряд просвещенных авторитарных режимов и даже жестоких диктатур, придавших своим странам модернизационный импульс, специально не страховали себя от суда будущих поколений.


Источник: Газета "Голос Республики" №17 (148) от 14 мая 2010 года