Tokayev prisyga

Экономика в период транзита власти: что стоит за ростом ВВП Казахстана

Казахстанский ВВП, по официальным данным, уверенно растет. А Нурсултан Назарбаев перед уходом с поста президента меняет правительство. Зачем и насколько устойчива экономика страны?

Уход Нурсултана Назарбаева с поста главы государства и сложившаяся в Казахстане после этого ситуация, когда параллельно с новым президентом Касым-Жомартом Токаевым будет работать Совет безопасности, наделенный широкими полномочиями и возглавляемый тем же Назарбаевым, дают повод для многочисленных политических прогнозов. А что же будет с экономикой страны и как относится к демонстрируемому ей росту?

Экономическое наследство Нурсултана Назарбаева

Касым-Жомарту Токаеву придется работать с правительством, переформатированным его предшественником совсем недавно, в конце февраля. Если судить по публикациям казахстанских мейнстримовых СМИ, стабильность экономики страны больших вопросов не вызывает. Что подтверждает и статистика. На исходе января заместитель премьер-министра прежнего правительства Ерболат Досаев сообщил, что ВВП Казахстана по итогам 2018 года вырос на 4,1%. Для сравнения – в России этот показатель за аналогичный период, по официальным данным, составил 2,3%.

Или другой индикатор – объем внешней торговли. В феврале Аскар Мамин, тогда еще первый замглавы Кабмина (через сутки стал его руководителем), сообщил, что внешнеторговой оборот Казахстана в 2018 году вырос на 19,7% (в России – на 17,5%). А экспорт – на 25,7%.

Означает ли это, что казахстанская экономика успешно развивается и что ее рост положительно сказывается на уровне жизни населения? И почему тогда Нурсултан Назарбаев меньше чем за месяц до своего ухода с поста президента отправил в отставку правительство, заявив, что его члены не умеют работать с населением?

Отставка правительства – повод изменить принятый бюджет

«Отставка правительства или, точнее, перестановки в нем (персонально мало что поменялось) – это прикрытие необходимости корректировки бюджета, подготовленного предыдущим кабинетом. А корректировка объясняется необходимостью второго трехлетнего цикла для перевода Национального фонда снова в расходный режим. Нужен был повод, чтобы в начале финансового года резко перекроить бюджет», – уверен казахстанский экономист Петр Своик.

Он напоминает, что после мирового экономического кризиса 2008 года в мировой экономике до 2013 года происходил восстановительный рост. Везде проводилась политика количественного смягчения, экономики многих стран росли. При этом сырьевой экспорт Казахстана (не столько в физическом, сколько в ценовом исчислении) рос до 2013 года включительно. Экономика страны демонстрировала неплохие темпы. Это позволило Нурсултану Назарбаеву тогда, на пике позитивной динамики, объявить о досрочном завершении Стратегии «Казахстан-2030» и выдвинуть новую – «Казахстан-2050».

«Но после Майдана, Крыма, событий на юго-востоке Украины, санкций в отношении РФ и российского контрэмбарго, а затем – падения цен на нефть ниже 30 долларов за баррель к концу 2014-го – началу 2015 года и девальвации рубля почти вдвое Назарбаев, который очень тонко чувствует такую конъюнктуру, выступил с очередным посланием к народу и с новой программой инфраструктурного развития «Нурлы жол». А она перевела Национальный фонд (НФ) из накопительного режима в расходный на три года», – напоминает Петр Своик.

После этого три года шло дополнительное финансирование экономики из НФ. Причем в августе 2015 года тенге был отпущен в свободное плавание и фактически повторил двойное обесценивание российского рубля. «Далее последовало некоторое успокоение после украинских событий и постепенный рост цены на нефть, выход ее на вполне приличный уровень до 60 – 70 долларов за баррель. Все это давало восстановительный и некий подъемный эффект в течение 2015, 2016, 2017 годов», – пояснил экономист. Однако, продолжает он, если наблюдать за доходами населения не в девальвированных тенге, а в долларах, то после максимума в 2013 году все показатели на душу населения все-таки падали.

Статистика и реальность казахстанской экономики

«В республике экономический кризис. Есть много свидетельств того, что степень недовольства в обществе очень высока. Речь о том, как живут люди. На этот вопрос отвечают лучше статистики протесты недовольных многодетных матерей в середине февраля, а также протесты в день съезда правящей партии «Нур Отан» в конце февраля», – так охарактеризовал нынешнюю ситуацию в Казахстане в беседе с DW европейский эксперт по Центральной Азии, попросивший не называть его имени.

«Власть то и дело объявляет некие новые экономические программы. А потом тасует правительство, давая понять, что есть чиновники, виноватые в продолжении кризиса. Главу правительства и главу Нацбанка (фигуру, на которую уже давно возложена значительная доля вины за кризис) можно сместить показательно», – добавил собеседник.

Его наблюдение подтвердил в интервью DW бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин, проживающий в изгнании в Европе. Он напомнил о спонтанных и взрывоопасных «земельных протестах» 2016 года и о вышеупомянутых выступлениях многодетных матерей, поддержанных другими женщинами в разных городах республики. «Эти факты говорят о том, что общество может использовать свое «право улицы», – полагает политик.

В этих условиях Нурсултан Назарбаев осуществляет так называемый транзит власти и предваряет его провозглашением курса на повышение благосостояния населения, отмечает Петр Своик. По его мнению, именно тут кроется основная политическая причина повторного перевода НФ в расходный режим.

«Реальная покупательная способность казахстанцев последнее время стабильно падала, зрело недовольство. Поэтому Назарбаев посчитал нужным перекроить бюджет, в том числе и с целью повышения социальных выплат. И дополнительно бросил на это деньги НФ», – говорит экономист.

От кого зависит состояние экономики Казахстана

Что же касается сравнений статистических показателей с Россией, то, по выражению Своика, у Казахстана экономика более проста, чем у России. И в ВВП доля сырьевого экспорта и импорта, который в основном обеспечивает не потребительский рынок, а тот же самый сырьевой экспорт, существенно выше, нежели в РФ.

«Поэтому и колебания, связанные с международной ценовой конъюнктурой, сказываются на показателях сильнее, чем в России. Поэтому и показатели роста повыше. Это соответствует действительности, экономика растет в такт волнообразным колебаниям нефтяной и металлургической международной конъюнктуры», – указывает Петр Своик.

Но, с другой стороны, продолжает он, в упрощенных категориях соотношение показателей роста ВВП России и Казахстана как раз обратно пропорционально диверсифицированности экономик двух стран – выходит, что Россия почти вдвое меньше зависит от цен на сырье.

«Казахстанская экономика находится в прямой зависимости от внешней конъюнктуры, а государство имеет мало возможностей влиять на нее. Оно при такой зависимости обречено ждать, что внешняя ситуация изменится в лучшую сторону. В первую очередь – экономическая ситуация именно в России», – подчеркивает сотрудница берлинского Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment).

Впрочем, 21 февраля, за день до отставки правительства, Аскар Мамин, говоря о снижении темпов роста экономик основных торговых партнеров Казахстана и о том, что «в ряде наиболее значимых для Казахстана случаев замедление носит весьма долгосрочный характер», привел пример не России, а Китая.

Автор: Виталий ВОЛКОВ, DW
Оригинал статьи: Новая Газета Казахстан


  

 Copyright © 1997 - 2019  IAC EURASIA. All Rights Reserved.    EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom.