Министр экономики и бюджетного планирования Казахстана Ерболат Досаев не исключил, что правительство республики увеличит свой пакет акций в Евразийской корпорации природных ресурсов (Eurasian Natural Resources Corporation Plc, ENRC). На брифинге в Службе центральных коммуникаций Досаев заявил, что кабмин намерен как минимум сохранить тот пакет в корпорации, которым он владеет сейчас (11,65%), а при возможности и «прирастит» его.

 

 

Напомним, что в начале июня этого года один из крупных акционеров ENRC Александр Машкевич сообщил прессе, что фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» передал Комитету государственного имущества и приватизации Министерства финансов пакет из более 58 миллионов акций компании Kazakhmys Plc (по данным Казахстанской фондовой биржи - 11%). В результате после завершения транзакции комитет стал владельцем более 139 миллионов акций (25,99%) Kazakhmys.

 

В сообщении пояснялось, что целью передачи акций являлось упрощение структуры государственного владения акциями Kazakhmys на фоне подготовки предложения о выкупе акций ENRC, которое будет включать оплату акциями Kazakhmys.

 

До этого консорциум в составе трех крупных акционеров - основателей ENRC (АлександрМашкевич, Патох Шодиев и Алиджан Ибрагимов, владеющие по 14,59% акций компании), а также правительства и фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» предложил миноритариям 2,6 фунта стерлингов за акцию ENRC.

 

В частности, акционерам было предложено за акцию ENRC по 1,75 фунта стерлингов наличными деньгами  общей сложности приблизительно $ 1,6 миллиарда) и 0,231 акции медной корпорации Kazakhmys Plc. Однако независимый комитет совета директоров ENRC отверг это предложение, назвав его «существенно недооценивающим компанию».

 

Очередное предложение консорциумом должно быть сделано до 24 июня. В руках миноритариев сосредоточено около 19% акций ENRC.

 

«Прирастем» евразийцами

 

Разумеется, на брифинге с участием главы МЭБП вопрос о том, что ждет правительство от ситуации вокруг ENRC, всплыл одним из первых - не потому, что журналисты считают Досаева осведомленнее других, а потому, что «другие» либо вообще их отбривают с этим вопросом (как главный исполнительный директор корпорации Феликс Вулис, который перед последним горнометаллургическим форумом «Майнекс» начал свою пресс-конференциюс объявления о том, что на вопросы о сделке не отвечает), либо говорят общие слова (какминистр финансов Болат Жамишев на брифинге в СЦК, пообещавший держать всех в курсе, когда это станет возможно).

 

Досаев в этот понедельник оказался чуть более благодарным по отношению к аудитории оратором, чем Вулис и Жамишев.

 

- По предполагаемой сделке, которая еще не закрыта, мы считаем, что сохраним тот минимум, пакет, который мы имеем в этой компании, - сказал глава МЭБП. - Если возможность будет, мы прирастимся, но окончательное решение будет после подтверждения предложения, которое было сделано частными акционерами ENRC.

 

Государство рассматривает ENRC как один из самых важных горнодобывающих активов страны, особо отметил министр, поэтому предполагается активное участие государства в этой компании.

 

- Мне постоянно говорят: «Когда завершится сделка?», я говорю: «Мы еще в сделку не вступали». То есть мы находимся на пути, есть предварительные предложения, которые поступили в правительство, и правительство дало свои комментарии. А о том, когда будет предложена конечная структура, мы вам сообщим. Думаю, что официальное заявление правительства будет. Но мое личное мнение, если вы о нем спрашиваете, то в ENRC доля государства сохранится, и мы будем активно участвовать, наверное, в развитии и контроле самой компании.

 

На вопрос: «Есть ли вероятность, что доля правительства увеличится?» - Досаев ответил следующее:

 

- В какой-то мере, думаю, есть, потому что сегодня возможные обмены акциями происходят в рамках и ENRC, и «Казахмыса», и так далее. Предполагается, наверное, возможность сильного увеличения нашей доли в ENRC. Но еще раз говорю, это рыночная сделка, и, наверное, когда будет определен вопрос рыночной цены и всего остального, будет принято окончательное решение.

 

В чьих интересах сделка?

 

В связи с этим у нас возникли закономерные вопросы: кто конкретно будет принимать это окончательное решение и зачем? Точнее, в чьих интересах? Дело в том, что практика распоряжения госсобственностью в нашей стране свидетельствует, что правительство не только плохой менеджер, но и отвратительный собственник.

 

Потому что, как правило, продает государственные активы в момент, когда рынок начинает расти, и приватизируемые активы дорожают, и наоборот выкупает у частников, когда рынок падает, и деприватизирируемые активы дешевеют.

 

Не стала исключением и ENRC. Пока она приносила своим акционерам гигантские прибыли, наше государство хранило гордое молчание. Желающие могут проверить приводимые нами цифры.

 

Так вот, выручка от реализации по ENRC составляла: в 2009 году - $3831 миллион, в 2010 году - $6605 миллионов, 2011 году - $7705 миллионов. Прибыль до налогообложения соответственно: $1439, $2977, $2755 миллионов. Чистая прибыль соответственно: $1062, $2197, $1986 миллионов. А теперь сравните эти цифры с выручкой от реализации за 2012 год в размере $6320 миллионов и чистым убытком в $852 миллиона.

 

Еще более разительным выглядит эти цифры с точки зрения акционеров ENRC: в 2011 году доход на каждую акцию составлял 153 цента, а в 2012 году он сменился убытком в 62 цента на акцию. Именно поэтому Совет директоров принял решение рекомендовать акционерному собранию не выплачивать дивиденды за 2012 год, тогда как по итогам 2011 года они были выплачены из расчета 27 центов на акцию.

 

Ну а аналитики отметили, что финансовое положение ENRC резко ухудшилось: отношение финансового долга к собственному капиталу на конец 2012 года составило 0.55 по сравнению с 0.14 на конец 2011 года, отношение среднего финансового долга к скорректированному показателю EBITDA в 2012 году составило 1.97 по сравнению с 0.47 в 2011 году.

 

Причины, по которым евразийская тройка миллиардеров решила выкупить акции у миноритариев и покинуть Лондонскую фондовую биржу по-английски, не попрощавшись, очевидны. Видимо, рискованные инвестиции в развивающихся странах и готовность идти на скрытые договоренности с местными царьками довели ENRC до такого состояния, что любое объективное расследование со стороны британского регулятора смерти подобно.

 

Но зачем это нашему правительству? Да, оно является крупным акционером, но какой смысл тратить государственные деньги на помощь частной корпорации?

 

Тем более что Казахстан уже потерял значительную сумму в результате обесценения акций ENRC. Мы не возьмемся определить какую, но «Казахмыс», владеющий 26% акций ENRC по итогам 2012 года уменьшил собственную капитализацию на $2,22 миллиарда как раз по вине ENRC. Если быть точнее, то к концу 2012 года рыночная стоимость 26‑процентной доли Казахмыса в ENRC рухнула до $1,55 миллиарда с $3,29 миллиарда в конце 2011 года.

 

Мы допускаем, что наше правительство рассчитывает докупить акции ENRC по дешевке сейчас, чтобы потом компенсировать свои потери и даже заработать на последующем росте рыночной стоимости этой корпорации. Но тогда получается, что оно не в курсе ни того, как неблагоприятно развиваются события вокруг ENRC, ни даже не читало годовой отчет корпорации. А ведь там есть и описание рисков.

 

Лично нам кажется, что если правительство все-таки решится увеличить госпакет в ENRC, то оно вместо прибыли получит сплошные убытки - и денежные, и политические, и моральные. Ну а мы получим возможность утверждать, что оно не только плохой менеджер и отвратительный собственник, но и сумасшедший инвестор.

 

Так что впору еще раз задать вопросы: кто примет окончательное решение по ENRC и в чьих интересах? Неужели только Машкевича - Шодиева - Ибрагимова?

 

Respublika.KZ


  

 Copyright © 1997 - 2019  IAC EURASIA. All Rights Reserved.    EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom.