За свою 10-летнюю историю Uranium One пережила не один крутой поворот, пройдя пусть от близкой к банкротству компании, занимающейся разведкой месторождений золота, с листингом на бирже в Йоханнесбурге, до гиганта с капитализацией 8 миллиардов долларов, акции которого торгуются уже на бирже в Торонто, и в итоге до превращения в компанию, полностью принадлежащую российскому правительству. 6 марта акционеры Uranium One поддержали консолидацию 100% акций российской государственной уранодобывающей компанией "Атомредметзолото".



История Uranium One началась в начале 2003 года, когда компания New Kleinfontein Mining Company Limited, управляемая южноафриканским инженером Нилом Фроунманом, была приобретена компанией Afrikander Lease (Aflease) посредством обратного поглощения с последовавшим листингом на фондовой бирже в Йоханнесбурге. На тот момент у небольшой компании были лишь незначительная добыча золота и ограниченное количество средств на счетах, однако она владела месторождением Dominion Reefs: на нем уже более ста лет добывалось золото, однако было известно и об обширных запасах урана. В тот момент он мало кого интересовал и Фроунман сильно рисковал, решив развивать Dominion Reefs в качестве уранового рудника. Закрывая золотодобычу, он потратил последние средства с кредитных карт на проведение международного роудшоу в надежде получить финансирование для проекта по уранодобыче. Ставка сыграла, он привлек инвестиции, и компания вновь встала на ноги.

Так все и началось.

В 1997 году только что получившая листинг канадская компания-юниор Southern Cross Resources приобрела законсервированное уранодобывающее предприятие Honeymoon. В планах был его повторный запуск, расширение производства и добыча урана на месторождении Goulds Dam с запасами 15 миллионов фунтов. Предполагалось, что промышленная добыча на уровне 250 000 фунтов в год начнется в 1998 году, однако она стартовала только в 2011 году. Aflease в то время находилась в поиске новых урановых активов, а также изучала возможность расширения базы инвесторов. В июле 2005 года Aflease и Southern Cross объявили о слиянии в одну компанию с причудливым названием sxr Uranium One, возглавил которую Нил Фроунман. Так началась кампания по приобретению активов, набиравшая обороты на протяжении двух лет.

В Ванкувере финансист-миллиардер Фрэнк Джустра искал возможность для входа в набирающий обороты урановый бизнес. Обнаружив, что обширные запасы урана находятся в Казахстане, он решил выйти на этот рынок. При поддержке экс-президента США Билла Клинтона, который вел переговоры от его имени, Джустра стал владельцем долей в ряде государственных уранодобывающих предприятий. Он собрал эти активы в новую компанию UrAsia Energy . Взамен Джустра "пожертвовал" сначала 30, а впоследствии еще 100 миллионов долларов в фонд Уильяма Дж. Клинтона. В сентябре 2005 года компания UrAsia Energy прошла листинг на фондовой бирже Торонто, сумев привлечь дополнительное финансирование в размере 300 миллионов долларов. А уже 16 месяцев спустя компании UrAsia и sxr Uranium One слились в рамках новой суперсделки.

Летом 2004 года в США команда геологов, ожидавших наступления "уранового бума", начала приобретать большое количество месторождений по всей территории западных штатов Вайоминг, Нью-Мексико, Колорадо, Юта, Южная Дакота, Аризона и Орегон. Возглавляемая геологами Полом Матишеком и Биллом Шерифом компания сменила название на Energy Metals Corp . Кампания по приобретению дала свои плоды. Менее чем за три года было сформировано портфолио из десятков месторождений в семи штатах с оцениваемой сырьевой базой более 250 миллионов фунтов. Этот пакет оказался слишком заманчивым для sxr Uranium One с ее ненасытным аппетитом к росту. После отмены сделки по покупке американского уранового портфеля Rio Tinto SXR в июне 2007 года объявила о приобретении активов Energy Metals Corp за 1,9 млрд. канадских долларов. Затем компания сменила название на Uranium One .


В результате за 4 года из рядового золотодобытчика Aflease выросла в компанию, входящую в десятку крупнейших мировых производителей урана. После лета 2007 года кампания по приобретению активов стала замедляться. Цены на уран, успевшие взлететь с уровня ниже 20 долларов за фунт в 2004 году до более 135 долларов за фунт в 2007 году, также начали корректироваться. В огромной массе урановых активов постепенно начали возникать проблемы. Пожалуй, наиболее серьезными оказались производственные сложности на месторождении Доминион Рифс в Южной Африке. Задержки поставок и рост издержек негативно сказались на имидже компании. Сильно пострадали котировки акций Uranium One , упав с уровня более 18 долларов за акцию в мае до менее 9 долларов к концу 2007 года, и Нил Фроунман превратился в козла отпущения (в 2008 году цена акций упала до 0,6 доллара). Изначально присутствовавшие золотодобывающие активы были выведены в новую компанию Gold One . Фроунман вернулся в Южную Африку, чтобы возглавить Gold One . В итоге после списаний на сотни миллионов месторождение Доминион Рифс было продано частной индийской компании за 30 млн. долларов.


Тем временем возрастающий интерес к Uranium One стало проявлять российское правительство. В июне 2009 года оно приобрело 17% долю в Uranium One, нарастив ее еще на 3% позднее в том же году. В июне 2010 года доля в капитале была увеличена до 51% после передачи Uranium One других российских урановых активов в Казахстане. В следующем году российское правительство помогло компании получить месторождение Mkuju River стоимостью свыше 1 миллиарда долларов, частично расположенное на территории охотничьего заказника Селу в Танзании.

Более того, русские смогли добиться изменения границ объекта всемирного наследия ООН, чтобы обеспечить там возможность добычи урана. На прошлой неделе русские в итоге смогли получить главный приз, консолидировав всю компанию по оценочной стоимости 2,9 млрд. долларов. Долгосрочная стратегия АРМЗ предполагает добычу урана за пределами России для обеспечения топливом клиентов экспортной программы по поставке реакторов Росатома. Уран для реакторов внутри страны будет добываться в России. Эта сделка также попутно делает российское правительство владельцем большинства американского производства урана.

После бешеной 10-летней гонки, включавшей эффектные слияния, привлечение финансирования в размере сотен миллионов и международные политические скандалы, в конечном итоге Uranium One добилась своей первоначальной цели, став четвертым по величине производителем урана в мире.

22.03.2013.


Кэнон Брайан

Источник - НГ-Экономика


  

 Copyright © 1997 - 2019  IAC EURASIA. All Rights Reserved.    EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom.