nazuniverУченый из Токио Нацуко Ока, исследователь Института развивающихся экономик (Institute of Developing Economies), последние 20 лет часто бывает в Казахстане.

Предмет ее недавнего исследования — так называемые теневые практики в казахстанском образовании. Темой коррупции в образовательной сфере Нацуко Ока заинтересовалась в 2011 году, когда прибыла в Казахстан для работы по другому научному проекту. Японский ученый говорит, что ей нередко доводилось слышать от казахстанских знакомых рассказы о взятках и распространенности мздоимства. Так пробудился интерес к изучению коррупции. Итогом многолетней работы стало исследование Grades and Degrees for Sale: Understanding Informal Exchanges in Kazakhstan’s Education Sector («Оценки и степени в продаже: к вопросу неформальных обменов в сфере образования в Казахстане»).

Азаттык побеседовал с Нацуко Ока о том, как коррупция пустила корни в системе образования и почему куплей-продажей оценок в учебных заведениях уже мало кого удивишь.

Азаттык: Госпожа Нацуко Ока, расскажите о своем исследовании. О чем оно? Насколько тема коррупции в казахстанском образовании будет интересна японскому читателю?

Нацуко Ока: О том, как казахстанцы решают вопросы неформально, с помощью денег или связей. На данный момент я готовлю монографию (название еще не определено) на японском языке, которая будет издана в этом году. В этой книге я не просто показываю, как, когда и почему люди вынуждены давать и сами дают деньги и используют связи. Я пытаюсь объяснить японским читателям, как распад Советского Союза и быстрый переход к рынку изменили образ жизни, человеческие отношения и менталитет простых казахстанцев. В советское время из-за дефицита связи были важнее денег, да и отношения к деньгам были другие, так как все были обеспечены работой, пенсией, бесплатной медициной и обучением.

В результате рыночных реформ произошла «монетизация» советского блата: если раньше люди обменивались услугами (не всегда, но часто) без денег, теперь в общем надо «отблагодарить» человека за полученную помощь. К тому же при капитализме жизнь идет быстрыми темпами. Люди предпочитает «ускорить» всякие процессы, чем тратить время и нервы на что-то. В свою очередь, те, кто оказывают услуги, часто не хотят ждать ответной услуги в будущем и предпочитают сразу получать «вознаграждение».

В сфере образования тоже наблюдается проникновение рыночных принципов. Например, существует определенная цена за экзамен, сессию и дипломную работу, и стоимость зависит от уровня оценок. Почти все студенты знакомы с такой ставкой. Самая серьезная пагубность коррупции в системе образования состоит в том, что формируются искаженные ценности среди молодежи: деньгами быстро и легко можно решать всё. Те студенты, которые «разводят» сессию, не обязательно являются лентяями или двоечниками. Для них проще и даже рационально покупать оценки неинтересного предмета или дипломную работу, к которому нет времени готовиться. Это влияет и на неплатящих студентов, ведь они видят, как другие получают неплохие оценки без усилий. В ходе интервью меня удивили слова шестилетней девочки. По рассказам ее бабушки, маленькая первоклассница хорошо училась и получила пятерки по всем предметам, за исключением музыки. Ее мама (дочь моего респондента) ее жалела и обращалась к школе с просьбой поменять оценки. Благодаря усилиям матери девочка в конце концов получила пятерку. А первая ее реакция: «Мам, ты заплатила?» Этот эпизод показывает, что с такого раннего возраста дети привыкают к тому, что оценки можно покупать. И это, конечно, настораживает.

В то же время я вовсе не имею в виду, что только деньги всё решают и личные связи утратили свою важность.

Коррупция в образовании. Официальные данные

По данным антикоррупционной службы Казахстана, за 11 месяцев минувшего года в сфере образования было зафиксировано 163 коррупционных правонарушения. Это около 9 процентов от всего объема зарегистрированных коррупционных правонарушений. Власти Казахстана в конце прошлого года заявили, что число выявленных коррупционных преступлений идет на спад, в сфере образования их стало меньше на 23 процента (за 11 месяцев 2018 года).

В Индексе восприятия коррупции Transparency International, представленном в феврале 2018 года, Казахстан расположился на 122-м месте среди 180 стран мира. Верхние строчки этого индекса занимают государства с наименьшим уровнем коррупции, нижние – страны с высоким уровнем коррупции и низким уровнем прозрачности.

Азаттык: В рамках исследования вы провели 80 бесед с разными людьми. Считаете ли вы это достаточным для того, чтобы делать заключение о системе казахстанского образования в целом?

Самая серьезная пагубность коррупции в системе образования состоит в том, что формируются искаженные ценности среди молодежи: деньгами быстро и легко можно решать всё.

​Нацуко Ока: В социальных науках существуют два метода исследования — количественный и качественный методы. Целью качественного исследования является получение глубокой, развернутой информации о предмете исследования. В отличие от количественного метода, в качественном анализе нет фиксированных размеров для определения объема необходимых данных. Зато в процессе сбора данных важным моментом является «теоретическая насыщенность». Это ситуация, когда содержание беседы с респондентом повторяется и исследователь не может выделять новые понятия из дальнейших данных. Тогда можно сделать вывод, что он уже собрал достаточное количество информации, чтобы теоретически объяснить данное явление.

Цель моего исследования состоит в том, чтобы рассматривать, как люди достигают своей цели неформальным путем, с помощью денег или связей, и выяснить, почему они прибегают к таким способам и как это воздействует на общество. Я не осуждаю тех, кто решают вопросы неформально, и не даю нравственную оценку таким действиям. Моя первая статья «Неформальные платежи и связи в постсоветском Казахстане» (Informal Payments and Connections in Post-Soviet Kazakhstan) вышла в журнале Central Asian Survey в 2015 году. Вторая работа под названием «Оценки и степени в продаже: к вопросу неформальных обменов в сфере образования в Казахстане» (Grades and Degrees for Sale: Understanding Informal Exchanges in Kazakhstan's Education Sector) была опубликована в мае 2018 года в журнале Problems of Post-Communism. Скоро выйдет новая статья по неформальным платежам за медицинскую помощь в англоязычном журнале.

Азаттык: Насколько ситуация в Казахстане уникальна или неуникальна? Знаете ли вы примеры реформ в других странах, благодаря которым ситуацию удавалось улучшить?

Если у нас такое явление скорее исключение, чем правило, то в Казахстане многим людям часто приходится сталкиваться с коррупцией в повседневной жизни или по работе.

​Нацуко Ока: Безусловно, коррупция существует во всех странах, в Японии в том числе. Например, недавно стало известно, что в одном токийском медицинском университете в течение нескольких лет отдавали предпочтение абитуриентам, родители которых обещали пожертвовать крупные суммы. Некоторые поступили туда с помощью «рекомендации» депутата — выпускника данного университета. Но если у нас такое явление скорее исключение, чем правило, то в Казахстане многим людям часто приходится сталкиваться с коррупцией в повседневной жизни или по работе. Наверное, подобные факты и схемы коррупции наблюдаются и в некоторых других странах бывшего СССР. Касательно коррупции в системе образования в России и Украине опубликовано достаточно много исследований. Эксперты оценивают образовательные реформы в Грузии как успешный пример борьбы с коррупцией.

Азаттык: Были ли среди ваших респондентов люди, которые отвечали, что никогда не давали взяток?

Нацуко Ока: Да, были, но крайне мало.

Гульбану Абенова пишет для сайта Азаттык с августа 2008 года. Окончила исторический факультет Московского гуманитарного университета, училась на театрального критика в Национальной академии искусств, окончила магистратуру Евразийского национального университета по специальности «Социология». Член Союза журналистов Казахстана с 1999 года.

Радио Азаттык, Январь 23, 2019