FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



 

kuandykbishВ Казахстане коррупционеров сажают регулярно, но на масштабы этого явления суровые судебные приговоры почему-то если и влияют, то незначительно.

Мэры, губернаторы, вице-министры, министры, руководители нацкомпаний и даже экс-премьер признаны виновными в коррупционных преступлениях.

Есть мнение, что как только доберется казахстанский чиновник до кресла мэра или вице-министра, он уже готовится сесть — договаривается с судьями, руководством колоний, определяется, чем займется во время вынужденного отпуска в колонии: йогой, к примеру, или книжек хороших почитает, или здоровье поправит. Поговаривают также, что сидят высокопоставленные заключенные в довольно комфортных условиях: в отдельных камерах, с обслуживающим персоналом, с доступом к интернету. Быть может, так оно и есть.

Нередко экс-чиновники успевают уехать из страны задолго до начала судебных процессов. И никто их, что удивительно, не останавливает. А потом становятся бывшие казахстанцы легально богатыми людьми на своей новой родине и издалека наблюдают за тем, как в Казахстане их судят, выносят приговоры. Забавная, в общем-то, ситуация. Но давно уже никого не удивляющая. Такова система.

Мухтар Аблязов — сегодня главный оппонент действующей власти. Причем оппонирует он издалека, так как проживает во Франции. А когда-то Аблязов был частью государственного аппарата: в 1997 он возглавлял Казахстанскую компанию по управлению энергетическими сетями (KEGOC), а с 1998 по 1999 годы руководил Министерством энергетики, индустрии и торговли. В 2002 экс-министр получил свой первый срок: за махинации в КЕГОКе его приговорили к 6 годам заключения. Однако уже через год президент Нурсултан Назарбаев помиловал бывшего подчиненного, и тот вышел на свободу.

В нулевых Аблязов занимался политикой и бизнесом — организовал оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» и возглавлял БТА банк. В 2009 году обвиненный в незаконном выводе средств вкладчиков банка олигарх бежал за границу.

В июне 2017 года политика заочно приговаривают в Казахстане к 20 годам лишения свободы за создание ОПГ, растрату чужого имущество, легализацию незаконно полученных денег и другие преступления.

В конце 2017 года киллер Муратхан Токмади заявил, что именно Аблязов был заказчиком убийства банкира Ержана Татишева в 2004 году. Причастность беглого олигарха к этому делу пока еще расследуется.

Серик Ахметов — пожалуй, самый высокопоставленный из казахстанских заключенных. С 2012 по 2014 год он занимал пост главы казахстанского правительства, также был в разные годы министром обороны и министром транспорта и коммуникаций. В 2015 году Ахметова приговорили к 10 годам заключения по обвинению в коррупции. Уже после приговора родственники и друзья Ахметова компенсировали государству причиненный ущерб в размере 2,2 млрд тенге (400 млн рублей), после чего апелляционная коллегия уменьшила срок заключения до 8 лет. Но и этот срок коррупционер не отсидел — он вышел на свободу по амнистии в 2017 году, спустя два года после вынесения приговора.

Талгат Ермегияев — экс-министр туризма и спорта, сын политика Амангельды Ермегияева. За решеткой он оказался в период подготовки к масштабной международной выставке Экспо. Ермегияев руководил национальной компанией, которая занималась организацией выставки. 9 июня 2016 года суд признал экс-председателя правления председатель АО «НК «Астана ЭКСПО-2017» виновным в получении взятки в особо крупном размере и в хищении чужого имущества в особо крупном размере. Бывшего министра приговорили к 14 годам лишения свободы, сейчас он отбывает этот срок.

Любопытно, что сын Ермегияева Казыбек учится в военной академии в США. И 20 января 2017 года он в числе избранных кадетов принял участие в инаугурации Дональда Трампа. Парень торжественно ехал верхом и держал в руках флаг США.

Жаксыбек Кулекеев в нулевых был министром экономики и торговли, а затем образования и науки. В 2007 его назначили руководителем национальной компании «Казахстан темир жолы» («Казахстанская железная дорога»), а в 2008 осудили за превышение должностных полномочий и злоупотребления на посту президента КТЖ. Кулекеев получил три года, но уже через год освободился условно-досрочно, а через два года устроился на работу в квазигосударственный сектор — управляющим директором Казахского института нефти и газа, на тот момент дочернее предприятие национальной компании «КазМунайГаз».

Министр охраны окружающей среды Нурлан Искаков — еще один официально признанный коррупционер. Сразу после его отставки с поста министра в 2009 году Искаков был арестован. Суд приговорил его к 4 годам за пособничество в хищении бюджетных средств в сумме 1,172 млрд тенге.

Глава Минздрава Жаксылык Доскалиев в августе 2011 года был приговорен к 7 годам лишения свободы в колонии общего режима. В феврале 2012 года президент помиловал Доскалиева, снизив срок наказания до 2 лет лишения свободы, спустя месяц экс-министр вышел на свободу.

Министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева называли «золотым мальчиком». Сын ректора университета, Бишимбаев умудрился к 20 годам получить три высших образования, в том числе одно — в университете Джорджа Вашингтона в США. И со всеми этими дипломами парень отправился на госслужбу — работал в квазигосударственном секторе и в госорганах. В 27 лет Бишимбаев стал вице-министром, а в 36 — министром. Стремительный взлет по карьерной лестнице был прерван накануне новогодних праздников в конце 2016 года, когда президент отправил «золотого мальчика» в отставку из-за проводящегося в отношении него расследования. Сразу после новогодних гуляний, 10 января, Бишимбаева арестовали, а в марте 2018 года признали виновным в получении взятки, присвоении или растрате вверенного чужого имущества и назначили наказание в виде 10 лет лишения свободы.

Разумеется, воруют в Казахстане не только министры и судят не только министров. Коррупция, словно ржавчина, поражает все сферы деятельности в Казахстане. Мы же здесь привели самые громкие примеры и самых высокопоставленных коррупционеров. Министров за решеткой побывало так много, что из них можно было бы сформировать полноценный кабинет, даже премьер-министр имеется.

В 2011 году назад ныне покойный экономист Канат Берентаев говорил, что в Казахстане сформировалась «система ценностей коррупционера», коррупция стала нормой, ее не считают аморальной. В экономической сфере вместо конкуренции по качеству товаров и услуг наблюдается, по выражению Берентаева, «конкуренция на рынке взяток». С тех пор мало что изменилось.

Амина Джалилова, Алма-Ата

Eadaily.com, 10.08.2018