computer coffeРоссия стремительно движется по пути обособления в интернете. Спасти россиян от “китайского” или даже “корейского” варианта могут некомпетентность и коррупция, считает Александр Плющев

Госдума, как и ожидалось, 12 февраля приняла в первом чтении закон об устойчивости российского сегмента сети интернет, который задолго до его появления прозвали “законом об автономном Рунете” или даже “об отключении России от интернета”. Задумывающихся людей не проведешь: их опыт подсказывает, что вероятность такого отключения России извне несравнимо ниже, нежели изнутри. С нашими законами так бывало уже неоднократно: принимались под одним предлогом, а применялись - совсем для другого. Так что подозревать, что вместо защиты от внешних угроз нам рано или поздно предложат интранет, вполне уместно.

Борцы с интернетом - ярмарочные петрушки

Принято фокусироваться на депутатах Госдумы, одобривших автономный Рунет, и на инициаторах этой идеи - сенаторах Андрее Клишасе и Людмиле Боковой, депутате Андрее Луговом. Они действительно - яркие фигуры нашего времени, рядом с которыми уже потихоньку меркнут их еще недавно блиставшие коллеги Елена Мизулина или Ирина Яровая. Однако смысла в их обсуждении никакого - разве что порадовать и позабавить тех, кто в действительности стоит за планами автономизации рунета.

Пока окончательно не принят еще один законопроект тех же авторов - о наказании за неуважительное отношение к представителям власти (надеюсь, он не будет иметь обратной силы), позволю себе сравнить их с ярмарочными петрушками, которые, в меру сил и талантов, развлекают людей на рыночной площади. Впрочем, если продолжать аналогию, купить на этом рынке люди ничего не могут, поскольку они лишь массовка, а покупатель здесь один - государство. Да и ассортимент не блещет разнообразием - на прилавках только страх. Разных размеров и видов, но суть продукта одна и та же.

Государство (или, если хотите, лично Владимира Путина) убеждают в том, что его незыблемости, что бы это ни значило, угрожают самые разные опасности. Прежде всего, под ними имеется в виду возможность смены власти. Борьба с такими угрозами требует усилий и связанных с ними затрат, освоить которые моментально находятся желающие. Так это и работает: одни - назовем их условно “силовики” - усиленно запугивают, а другие, пусть они будут “патриотичные бизнесмены”, получают госзаказы на техническое обеспечение борьбы с угрозами. Есть ли на самом деле отличия первых от вторых, как они делят дивиденды от скоординированных действий - несущественные технические детали. Работает все это и в случае с интернетом, который изрядно напугал власти многих государств во время “арабской весны”.

От Пентагона до ЦРУ

Страх трудно продать без обмана, или, если хотите, мифов. Скажем, депутат Луговой рассказывает об организации ICANN (Корпорация по управлению доменными именами и адресами), которая, по его мнению, работает “при министерстве обороны США”. На самом деле, ICANN создавалась при участии американского Минторга. Сейчас это не связанная с правительствами международная НКО, которая обеспечивает конкуренцию в области регистрации доменных имен. В ней есть и вице-президент от России.

Если Владимир Путин действительно считает, что "интернет возник как проект ЦРУ. Так и развивается", то, наверное, ему довольно легко продать "альтернативные" факты, которыми жонглирует Луговой. Но если вынырнуть из альтернативной реальности Путина, то интернет в своем развитии постоянно наращивал децентрализацию и максимальную удаленность от правительств. В той же ICANN они играют совещательную роль и не обладают правом вето. Очевидно, нынешнюю Россию, претендующую на одну из ведущих ролей в мироустройстве, такое положение дел не устраивает. И если она не может повлиять на интернет в целом, то у нее должна быть возможность выдрать себе собственный кусок, где она будет делать все, что захочет.

Самый забавный аргумент касается ключевых элементов интернета - корневых серверов DNS, которые, как рассказал Луговой, находятся в странах НАТО. Дескать, враг может (на самом деле - нет) отключить нас от них, и останемся мы без интернета. Оставим расширение НАТО за счет Швеции и Японии на совести депутата, но вспомним, что в 2014-м году решение о создании корневых серверов в России было принято и исполнено. Теперь их в стране 11 штук. Именно с этим решением эксперты пять лет назад связывали свои подозрения, что Россия нацелилась на автономный интернет. Не ошиблись.

Надежда на коррупцию

Никого не должны смущать постоянные отсылки на обсуждения и консультации со специалистами, экспертами отрасли, ведущими компаниями. Интернет-компании, вслед за всем остальным бизнесом, четко усвоили, что они не являются не только игроком, но и экспертом, к чьему мнению стоит прислушиваться. Все, что они могут - рассчитывать на возможность приспособиться к новым условиям. Именно поэтому они, зная что политическое решение по тем или иным вопросам принято, публично говорят то, что от них хотят услышать, в лучшем случае - что-то неопределенное о необходимых доработках.

Технически закон в нынешних условиях трудно реализуем: нас спасает самостийное и неконтролируемое развитие интернета в России в 90-е годы. Провайдеров много, гигантская паутина линий связи, бессчетное количество серверов - на все это жаловался в своем выступлении Луговой, и становилось понятно, что эта бесконтрольность и есть самый большой страх. Но ключевые слова - "в нынешних условиях". Не так давно принятый "пакет Яровой" может вынудить мелких провайдеров свернуть бизнес, а с оставшимися несколькими крупными построить контролируемую систему будет гораздо легче.

Главная надежда остаться в пространстве свободного интернета у России парадоксальным образом связана с ее, возможно, самой главной бедой - коррупцией. Шансы на то, что распределенная и децентрализованная система окажется устойчивой к усилиям жадных до государственных денег и при этом крайне некомпетентных людей, высоки. Глядя, как один Telegram уже почти год успешно противостоит блокировкам, поневоле приходишь к выводу, что целый интернет как-нибудь с этим справится. Особенно, если выделенные на проект деньги по пути разворуют. Еще у нескольких человек появятся квартиры рядом с Красной площадью, у нескольких десятков - в других, чуть менее престижных районах Москвы. Противно, но, в конце концов, это не самая большая цена за свободный интернет.

Автор: Александр Плющев - журналист радиостанции "Эхо Москвы", автор еженедельной колонки на DW. Telegram: @PlushevChannel, Twitter: @plushev

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

DW, 13.02.2019