FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



 

ashimbaev"Складывается впечатление, что президент устал от борьбы соратников за те или иные должности, и решил расставить на ключевые посты тех людей, которых счел нужным. При этом уровень их соответствия новой должности для самого главы государства является до определенной степени загадкой"

Обзор кадровой политики с политологом, главным редактором биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияром АШИМБАЕВЫМ.


- Данияр Рахманович, перед назначением Алихана Смаилова министром финансов ходили слухи, что эту должность прочили также заместителю председателя КНБ Даулету Ергожину. Почему же выбор пал именно на Смаилова?

- Как известно, Ергожин – это человек Карима Масимова. В последнее время на посту зама КНБ, курирующего службу экономической безопасности, он получил достаточно широкие полномочия в сфере расследования экономических преступлений. Уходить с позиции, где только наладился фронт работы, ему, вероятно, неинтересно.

На пост министра финансов, насколько мне известно, обсуждалась кандидатура нынешнего председателя правления Банка развития Казахстана Болата Жамишева. Также рассматривался вариант назначения на эту должность по совместительству вице-премьера Ерболата Досаева.

Полагаю, что в случае назначения Смаилова совпало желание президента не менять установившийся status quo, и желание Смаилова возглавить министерство. При этом, видимо, премьер тоже был не против кандидатуры Алихана Смаилова. Тем более в пользу последнего говорит фактор землячества – оба, и премьер, и новый министр финансов, уроженцы Жамбылской области.

Думаю, что Смаилов на посту министра финансов на данный момент устраивает практически всех.

- Назначение Габита Байжанова, бывшего шефа Службы внешней разведки, профессионального силовика, но отнюдь не "политического тяжеловеса", вписывается в вашу оценку Совета безопасности как "запасного" органа, роль которого в политической жизни в ближайшие несколько лет преувеличивать не стоит.

- Роль Совбеза, из-за полугодового обсуждения закона о его статусе и возникшего в связи с этим дискурса о транзите власти, действительно была переоценена и излишне политизирована.

Действительно, обсуждался вопрос назначения на эту должность политического тяжеловеса. Например, Адильбека Джаксыбекова в случае его ухода с поста руководителя Администрации президента. Либо Карима Масимова – в таком случае председателем КНБ мог быть назначен племянник президента Самат Абиш, который, будучи первым заместителем, руководит большинством направлений работы органов национальной безопасности.

Однако, видимо, эту конфигурацию решили оставить на потом, тем более, что Масимов, и это заметно, сегодня выпал из публичной политики и в большей степени занят укреплением полномочий вверенной ему структуры. Что, в принципе, не мешает ему из тени руководить множеством процессов и вне комитета.

Назывались разные претенденты на пост секретаря Совбеза, однако в итоге президент предпочел "свою" кандидатуру, из личного кадрового резерва и никем особенно не ожидаемую.

Очевидно одно – ни одно из новых назначений – будь то Асет Исекешев, Бахыт Султанов, Алихан Смаилов или Габит Байжанов – не просчитывалось. Исекешеву прочили позицию первого вице-премьера, Масимову и Джаксыбекову – секретаря Совета безопасности, Султанову – акима Актюбинской или Павлодарской областей.

О Байжанове как претенденте на должность секретаря Совбеза среди множества альтернатив и бурных дискуссий никто, честно говоря, и не вспомнил. В силу того, что с момента назначения на пост руководителя Службы внешней разведки "Сырбар" он мелькал в прессе только в связи с тем, что один или два раза в год его принимал президент.

О деятельности внешней разведки в последние годы практически ничего слышно не было. За исключением тех случаев, когда наши беглые политики и олигархи заявляли, что их травлей занимается "Сырбар". Вне этого контекста о деятельности Службы внешней разведки – ни о ее провалах, ни об успехах – практически ничего неизвестно.

С другой стороны Байжанову не откажешь в опыте – в разведке он работал как минимум последние лет пятнадцать. В этой связи следует отметить, что его полный послужной список так и не был обнародован, а тот вариант биографии, который появился на сайте Акорды, взят из открытых источников и ничего нового к портрету секретаря Совбеза – как профессиональному, так и личному – не добавил.

Видимо, президент решил поставить на этот пост человека, который мало кому известен и в публичной политике является своего рода "темной лошадкой".

Похожие мотивы, к примеру, стояли в свое время за назначением на должность секретаря Совета безопасности Бексултана Сарсекова, который ранее занимал пост вице-министра внутренних дел и вне силовых структур никогда заметен не был. При этом Сарсеков продержался на позиции секретаря Совбеза три года, будучи, повторюсь, совершенно никем не просчитанной и не спрогнозированной кандидатурой.

Еще ранее, в 1994 году, помощником президента по тем же вопросам, что сегодня курирует Совбез, стал молодой полковник Альнур Мусаев, который тоже пришел на эту должность с неравнозначной позиции – начальника Главка МВД – то есть перепрыгнув через, как минимум, 10-15 голов.

Точно также не была просчитана кандидатура Байжанова – президент просто ввел на поле новую фигуру. Каков его потенциал? Каковы его взгляды, убеждения, достижения, характер, по сути, никому не известно.

Впрочем, судя по непубличности Байжанова – заметьте, что сайт "Сырбара" не то, что не обновляется, он не работает уже много месяцев – можно прогнозировать, что Совбез с открытой политической сцены, скорее всего, уйдет.

В ближайшее время, по-видимому, будет обсуждаться указ о создании структуры Совета безопасности, о выделении его из состава Администрации президента. Конечно, если он будет вообще принят: хотя, согласно принятому закону, подразумевается, что аппарат Совбеза является отдельным органов, однако не исключено, что могут возникнуть нюансы, способные воспрепятствовать этому.

Впрочем, строить прогнозы относительно следующих шагов человека, которого никто не знает, кроме узкого круга силовиков и специалистов-международников в Ак Орде, крайне сложно.

Насколько известно, президент поручил Байжанову "изучить нормативно-правовую базу, регламентирующую деятельность правоохранительных и специальных органов, и выработать меры по реализации полномочий Совета безопасности".

Пока складывается впечатление, что никакого существенного политического веса Совбез в его обновленном статусе не получит.

Хотя опять-таки надо дождаться того, как Байжанов проявит себя в должности секретаря СБ. Не исключено, что оказавшись на политической должности, набравшись опыта и некоей публичности, он раскроется с неожиданной стороны в новом амплуа.

- Как бы вы оценили сложившуюся в результате "пяти президентских ударов по кадровой политике" конфигурацию управленческого аппарата?

- Прежде всего, как неожиданную и не просчитываемую. Складывается впечатление, что президент устал от борьбы соратников за те или иные должности, и решил расставить на ключевые посты тех людей, которых счел нужным.

При этом уровень их соответствия новой должности для самого главы государства является до определенной степени загадкой.

Исекешев, к примеру, был неплохим министром, акимом и вице-премьером, но как он покажет себя в качестве главы Администрации президента – спрогнозировать сложно.
Султанов опытен как финансист, но каким он окажется мэром столицы – сказать трудно.

Смаилов не один год проработал в финансовой системе, но соответствует ли его потенциал позиции министра финансов – вопрос.

Еще в большей степени эта трудная прогнозируемость относится к Байжанову.

Возникает ощущение, что президент проводит своего рода кадровый эксперимент, расставляя неожиданных претендентов на неожиданные позиции, наделяя их новыми полномочиями и ломая тем самым игру тем, кто этому противодействовал. Например, убирая некоторых прежних заметных игроков, в частности, Джаксыбекова.
Не исключено, впрочем, что во всей этой комбинации был элемент спонтанности, и президент определился с той или иной фигурой буквально в последний момент.

Ia-centr.Ru, 16 октября 2018