FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

Госаппарат живет в эпоху феодальной раздробленности: акимы мнят себя сюзеренами регионов, а министры рассматривают министерства как свои вотчины

Перераспределение полномочий от президента парламенту и правительству, разрекламированное год назад, я сравнил с желанием подарить двум лысым расческу, которым она не нужна в принципе. Расширенное заседание правительства с участием главы государства на прошлой неделе лишь подтвердило эту метафору.

Игра на публику

Результатом заседания стала отставка министра труда и социальной защиты населения РК Тамары ДУЙСЕНОВОЙ.

В начале прошлого года, когда громогласно объявили о перераспределении полномочий, было сказано, что состав правительства отныне будет формироваться при участии парламента.

Даже внесли поправку о его праве заслушивать отчеты членов кабмина и обращаться к президенту об освобождении их от занимаемой должности.

То есть по логике вещей, уже год не президент должен метать громы и молнии в министров, а депутаты.

Именно они обязаны были оценить работу Тамары Дуйсеновой и принять решение по поводу ее карьерной судьбы.

Но несмотря на очевидные провалы некоторых министров, парламент даже не поставил перед президентом вопрос об их отставке.

Которую честно заработал, например, глава Минэнерго Канат БОЗУМБАЕВ из-за топливного кризиса. Или руководитель Минздрава Елжан БИРТАНОВ - из-за скверной проработки механизма введения обязательного социального медицинского страхования.

Все говорит о том, что в условиях сверхпрезидентской системы любые попытки что-то кому-то перераспределить – это не более чем игра на публику.

Парламент и правительство будут продолжать, как флюгеры, пытаться ловить ветер из Акорды.

При этом сама публика не получает от этой игры ни удовольствия, ни какой-то конкретной пользы. И самое главное, все эти телодвижения никоим образом не решают главную проблему действующей власти, а именно - низкого общественного доверия к тому, что она делает и говорит.

У кого "крыша" круче

Как и раньше, логика кадровых перестановок в бюрократическом аппарате Казахстана чаще связана не с оценкой профессиональных качеств конкретного чиновника, а лишь с его аппаратным влиянием.

Это объясняет, почему на вылет ушла, например, Дуйсенова, а не Бозумбаев, у которого, скорее всего, "крыша" покруче, хоть и она "протекает".

Власть традиционно не показывает четкие критерии причин отправки того или иного чиновника в отставку или же сохранения за ним кресла.

Поэтому одним президент делает "выговоры, равносильные увольнению", но не указывает на дверь, а другие вылетают из правительства, как пробка из бутылки.

При этом уход Тамары Дуйсеновой вызывает немало вопросов, ведь проблема самозанятых, на которой она споткнулась, стоит ребром десятилетия, пока государству было выгодно прятать за этим понятием скрытую безработицу.

И, по справедливости, за провал в сокращении числа самозанятых в отставку можно было отправить весь экономический блок правительства, а также чуть ли не всех акимов. Ведь это должна быть системная работа многих государственных структур центрального и регионального уровней, а не только одного Министерства труда и социальной защиты населения.

Страна стрелочников

Несколько лет назад Минтруда и соцзащиты уже объявляло о том создании в рамках "Программы занятости - 2020" около миллиона рабочих мест.

Эта программа включала три основных направления. Первое - профессиональное обучение с дальнейшим трудоустройством. Второе - поддержка в организации собственного дела, в первую очередь, на селе. Третье - оказание помощи при переезде людей из депрессивных районов в места с большими социально-экономическими перспективами.

Но это сфера деятельности всего государственного аппарата. Например, значительную часть внутренних миграционных потоков хотели перенаправить в 13 новых индустриальных зон, которые планировали создать в 8 регионах.

Но где эти зоны, ответственность за создание которых несли как многие министерства, так и региональные власти?

Вообще, формирование рынка труда зависит от разных факторов. Например, шесть лет тому назад Министерство индустрии и новых технологий предлагало разработать Закон "О малых инновационных компаниях". Это было связано с указанием президента правительству создавать новые объекты индустриальной и инновационной экономики в регионах с избыточным "самозанятым" населением.

А воз и ныне там. Этого министерства уже нет, неясна и судьба закона.

Или другая проблема, связанная со слабой поддержкой малого и среднего бизнеса (МСБ) в Казахстане, который мог бы серьезно сократить как уровень безработицы, так и вывести многих "самозанятых" из экономической "тени".

Здесь стоит обратить внимание на Закон "О микрофинансовых организациях", который был принят несколько лет назад. Как показывает опыт многих стран, именно микрофинансирование небольших бизнес-проектов заложило бы хорошую основу для появления предпринимательского слоя из числа безработных и "самозанятых".

Реализация этих мер, в первую очередь, была важна для сельской местности, где живет значительная часть "самозанятых", безработных и малообеспеченных, которые могли бы участвовать в развитии предпринимательства на селе, в том числе через механизм получения микрокредитов.

Большие проблемы есть и в моногородах, где также высок процент "самозанятого" населения. Но, как выяснилось, процесс микрокредитования, особенно в регионах, тормозился на уровне областных акиматов. Те, в свою очередь, жаловались на банки второго уровня, которые не дают кредитов на развитие малого бизнеса.

Кстати, на расширенном заседании правительства банковскую систему страны снова обвинили в том, что она больше печется не о рядовых вкладчиках и кредиторах, а о своих акционерах и аффилированных с ними бизнес-структурах, которые всегда могли рассчитывать на привилегированный кредитный дождь, даже если он потом приводил к серьезным финансовым проблемам в самих банках.

Феодальная раздробленность

В Казахстане правительство так и не стало единой командой, где государственные задачи должны стоять выше узковедомственных и групповых интересов.

Понятно, что для власти выгоднее, чтобы внутри госаппарата постоянно шла межведомственная борьба, поддерживающая внутриэлитный баланс.

Но опасность в том, что сами чиновники именно эту борьбу воспринимают в качестве главной цели своего пребывания в должности, которую многие получили не по заслугам, а за лояльность.

Госаппарат живет, как в эпоху феодальной раздробленности. Акимы мнят себя сюзеренами своих регионов.

А министры рассматривают свои министерства как собственные вотчины и по понятным причинам не желают разделять ответственность за реализацию госпрограмм с коллегами по правительству.

Такой своеобразный номенклатурный сепаратизм.

В результате нет системной работы, так как левая рука не ведает, что делает правая.

Действительно, неужели активно лоббируемое Минздравом введение ОСМС изначально не учитывало двух миллионов "самозанятых", которые могли не попасть в рамки этой чиновничьей инициативы? Возникает вопрос: какой смысл надо было опять ставить телегу впереди лошади?

Или же введение всеобщего декларирования доходов и расходов для всех граждан страны в 2016 году, которое не менее активно продвигал Минфин. В итоге и она столкнулась с реалиями, когда из декларирования могли выпасть все те же "самозанятые". В конечном счете, реализацию этого проекта отложили до 2020 года. Как будто к этому времени все проблемы будут успешно решены.

Из тени в свет перелетая

Чиновники не понимают: проблема "самозанятых" не только в том, что государство ими долгое время не занималось и даже игнорировало. Главное - большинство этих граждан Казахстана также не считают себя чем-то обязанными государству, которое когда-то бросило их на произвол судьбы. Каждый выживал как мог.

Неудивительно, что степень лояльности таких людей к действующей власти довольно низкая. В лучшем случае – нейтральная, по принципу "моя хата с краю".

Поэтому их мало интересует, какие кадровые рокировки происходят в том же Минтруда и соцзащиты, так как они никогда не видели прямой связи между тем, что обещают чиновники, и тем, что происходит в их реальной жизни.

Зато желание чиновников включить максимальное количество граждан в пенсионную систему или в систему медстрахования с обязательными отчислениями казахстанцы воспринимают как попытку государства закрыть финансовые дыры за их счет.

В конечном счете, мало вытащить "самозанятых" из теневой сферы в область легальной предпринимательской деятельности.

Более сложная задача - создать такие условия, при которых они не захотели бы вернуться назад в "теневой рынок".

Ratel.kz, 13.02.2018