FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

karimabkПроцесс модификации внутриполитического поля идет полным ходом. «Старая президентская гвардия» в силу разных причин списана в утиль, а конституционная реформа с перераспределением полномочий пусть формально, но сузила рамки влияния элит на принятие решений.

На этом фоне усиление позиций отдельных представителей политического истеблишмента естественным образом начинает рассматриваться через призму операции «Преемник». Но каким образом сегодняшние процессы способны повлиять на транзит власти в Казахстане? Попытаемся разобраться.

Султанбек Султангалиев, политолог:

«Осень 2017 года станет поворотным этапом в истории современного Казахстана»

- То, что происходит в политической и банковской сферах Казахстана на протяжении первой половины 2017 года, условно можно назвать укрощением потенциально строптивых и созданием конкретной законодательно-правовой базы для непосредственного транзита власти. Это прямо влияет на складывающуюся конфигурацию интересов элит, балансов и центров силы, расстановку и взаимодействие фигур на политической шахматной доске.

На мой взгляд, президент окончательно определился со сценарием транзитного периода и из всех возможных вариантов выбрал тот, который ему кажется наиболее оптимальным. И реализация этого сценария, начиная с конституционных поправок и «почетной ссылки» Имангали Тасмагамбетова, идет полным ходом. У меня складывается стойкое ощущение, что в Ак-Орде сильно спешат и что уже осень 2017 года станет поворотным этапом в истории современного Казахстана.

Уход с политической сцены Нуртая Абыкаева я бы не стал напрямую связывать с начавшимся в Астане закрытым судебным процессом над экс-главой КНБ Нартаем Дутбаевым, хотя подобная версия имеет право на существование. В экспертной среде знаковые политические персоналии привычно воспринимаются как бездушные шахматные фигуры с определенными политическими, финансовыми, медийными ресурсами, степенью влияния, интересами и связями. Но в то же время это обычные люди со своими маленькими радостями и огорчениями, эмоциями и проблемами со здоровьем. «Железный Абыкаев» - просто громкий эпитет, устоявшийся штамп, прилепившийся к образу этого государственного деятеля. Полагаю, что многолетний ближайший сподвижник президента просто устал и физически, и психологически, поэтому Нурсултан Назарбаев решил чисто по-человечески пожалеть его здоровье. Тем более что Абыкаев, будучи одним из редких деятелей не со шкурным, а с государственным мышлением, не относится к людям, которые держатся за чиновничье кресло до тех пор, пока тело не вынесут вперед ногами из кабинета.

Что же касается еще одной ключевой фигуры - Имангали Тасмагамбетова, то его политической карьере, по моему мнению, уготована судьба «пенсионного слива» по мусинскому образцу. Однако подчеркну, что масштаб и потенциал «вечного преемника», его популярность (в отличие от того же Мусина) среди населения являются факторами, которые не могут исчезнуть сразу после получения «первой выплаты из пенсионного фонда».

В принципе, мы можем констатировать внешнее усиление позиций харизматичной Дариги Назарбаевой. Однако в качестве транзитного президента лично я её не вижу. Это было бы слишком банально, а Елбасы, как известно, не любит шаблонов в политической игре. Но вот роль регента-охранителя в должности премьер-министра в тандеме с верным президенту Масимовым на посту председателя КНБ вполне бы ей соответствовала.

Жаксылык Сабитов, политолог:

«Усиление Карима Масимова способно сыграть с ним злую шутку»

- Если говорить лапидарно, то «от перестановки мест слагаемых сумма не меняется». Все мы помним игру, в которой дети ходят по кругу вокруг определенного количества стульев и по знаку ведущей должны занять их. Причем стульев всегда на один меньше, чем играющих. В нашем случае мы можем видеть такую же игру – с той лишь разницей, что стул всего один, а претендентов масса. И в этой «политической игре» большинство участников будут проигравшими. Удаление Нуртая Абыкаева, Имангали Тасмагамбетова и других «тяжеловесов» из политической системы, а также усиление позиций Карима Масимова - всего лишь мелкие эпизоды в броуновском движении элит вокруг «единственного стула». Безусловно, «отстраненные» и «выпавшие» пока находятся не у дел. Но они еще могут сказать свое слово, так как в наших реалиях, при слабых политических институтах и при общей туманности будущего страны (которое связано с таким случайным фактором, как продолжительность физиологической жизни одного конкретного человека), возможен любой расклад. Например, усиление Карима Масимова способно сыграть с ним злую шутку. Большая часть политической элиты, недовольная доминированием нынешнего председателя КНБ, может в условиях начавшегося транзита власти объединиться против него. Вспомните: так случилось в постсталинскую эпоху, когда явный фаворит Лаврентий Берия был быстро смещен другими представителями партийно-государственной верхушки, для объединения которых в коалицию оказалось достаточно только неприязни к данному персонажу. Подобный сценарий вполне возможен, особенно если учесть, что конституентов (лояльных последователей и сторонников) у большинства представителей первого эшелона политической элиты просто нет.

Теперь о том, как современная конфигурация способна повлиять на большую игру под названием «Преемник». Мне кажется, здесь главную роль будут играть другие факторы, а не текущая конфигурация, сложившаяся на «внутриполитической шахматной доске». К примеру, может сложиться ситуация, при которой против стремления основных претендентов на «престол» будет играть Основной закон. Согласно Конституции РК, в случае внезапного прекращения исполнения президентом своих обязанностей последние будут возложены на спикера сената, за ним следует спикер мажилиса и т.д. И если в Узбекистане просто проигнорировали Конституцию, заставив всех действовать в рамках воли нового президента, то в Казахстане такой сценарий вряд ли будет возможен вследствие того, что на момент начала политического транзита в элите не будет консолидированного мнения о потенциальном преемнике. Плюс к этому во время транзита свое веское слово может сказать и общественность. В частности, сильное возмущение могут вызвать попытки попрания Конституции.

Я думаю, что с 80-процентной вероятностью преемником нынешнего президента станет председатель сената парламента РК. Так что политические игры «вокруг стула» вряд ли могут здесь сильно повлиять.

Замир Каражанов, политолог:

«Уход «старой гвардии» не повлияет на формат смены власти в стране»

- Казахстанская элита неоднородна по своему составу. 25 лет шел процесс элитогенеза, в результате которого на отечественном Олимпе сформировались несколько условных групп, которые оказывали влияние на процесс принятия важных для страны и общества решений. Самой древней из них является так называемая «старая гвардия», представителем которой был Нуртай Абыкаев. Его отставка означает, что в элите сегодня выпадает одно звено. Произошло это не вследствие политической борьбы, а в силу возраста. Абыкаев ушел на заслуженную пенсию.

Чтобы понять, что произошло, надо выяснить, какую роль в высших эшелонах играла «старая гвардия». Она стояла у кормила власти с 1990-х годов. Речь идет о людях, которые были на хорошем счету у президента и имели высокий уровень доверия: глава государства полагался на них. Показательно, что они не были замечены во внутридворцовых интригах, имевших место в Казахстане в 1990-х и 2000-х годах и генерировавших перманентный кризис в политике. В этом смысле «старая гвардия» представляла собой консервативную часть элиты, которая придавала вертикали власти дополнительную стабильность и устойчивость.

«Старогвардейцев» еще называли «серыми кардиналами», так как они имели неформальные рычаги влияния на процесс принятия решений. Но как раз в этом была вся загвоздка! Усиление «неформального фактора» порождало другую серьезную проблему - снижало эффективность формальных институтов в существующей политической модели. В такой ситуации многое зависит от персоналий, от их навыков, а не от организаций. В итоге усиливались риски, связанные с кадрами и с их компетенцией.

Природа не терпит пустоты, она заполняет вакуум! Вопрос только в том, будет ли он заполнен или все-таки замещен? Иными словами, появится ли в кулуарах власти фаворитная группа «молодогвардейцев», которая заменит «старогвардейцев», или нет? С одной стороны, президент и сейчас оказывает доверие окружающим его людям, предоставляя им посты. Но как говорили в царской России, «товарищ министра министру не товарищ». Здесь доверие иного рода. С другой стороны, не все люди, которым президент доверил важные должности и сферы деятельности, оправдали ожидания. Ведь в отношении некоторых из них сегодня заведены уголовные дела. Поэтому «свято место», оставшееся в казахстанской элите после ухода ярких представителей «старой гвардии», может быть не заполнено, а замещено. Даже инстинктивно власть будет стремиться к тому, чтобы повысить роль институтов в обществе. Неудивительно, что в нынешнем году она подняла вопрос о перераспределении полномочий президента. В определенной степени это тоже стало ответом на сокращение в элите прослойки «старогвардейцев». Высокая централизация системы и дефицит доверия в верхних эшелонах власти - не самая лучшая комбинация. Которая к тому же таит в себе опасности.

Сегодня, когда с арены уходят политические старожилы, возникает логичный вопрос относительно смены власти в Казахстане. Тем более что мы остались единственной бывшей советской республикой, где после обретения независимости она не менялась. Хотя следует признать, что данный факт дал нам преимущества, поскольку позволял наблюдать за сменой власти в соседних странах и делать выводы. И, как показывает опыт соседей, решающим фактором в этом процессе является не наличие или отсутствие политических «тяжеловесов» либо каких-то рафинированных групп внутри элиты, а консенсус. Благодаря согласию удается добиться бесконфликтной передачи власти. Хотя, конечно, ее должны обеспечивать не персоналии или консенсус внутри элиты, а политические институты и правовые инструменты.

Кроме того, смена власти не ограничивается задачами легитимности, стабильности и преемственности. Она также призвана обеспечить поступательное развитие общества (из истории мы прекрасно знаем, что наиболее значимые перемены в жизни тех или иных стран происходили после смены власти). А здесь фигурирует уже другая группа вопросов.

Иными словами, исход из политической жизни представителей «старой гвардии» - конечно же, знаковое событие. Но говорить о том, что он сильно повлияет на смену власти в стране, наверное, не стоит. Это сложный процесс, который учитывает много факторов и преследует много задач.

Camonitor.kz, 27.07.2017