FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

B67BE48D 480D 48FE 86F6 3E9CD170D659 w1023 r1 sВо время ЭКСПО в Астане улицы моют шампунем – такой слух ходит по столице. Я сама не видела, но какая-то специфическая чистота левого берега, который и так всегда был опрятным – особенно на фоне правого берега, – действительно, бросается в глаза.

Иностранные экспо-туристы по дороге из аэропорта в отель, наверное, думают, что видят идеальную столицу нефтяной автократии. Стекло, бетон, мрамор и множество людей в оранжевых жилетах, с утра до вечера копошащиеся на обочине дорог. Наша чистота – она ведь не такая, как чистота опрятных немцев и швейцарцев: наша чистота отдает номенклатурно-приказным порядком.

Если бы я потратил три миллиарда долларов на ЭКСПО, то меня бы сожгли.

Я не первый раз вижу Астану в преувеличенно нарядном одеянии. За свой короткий век она повидала немало праздников и громких международных событий, на которые съезжались главы государств и мировые звезды, а однажды заглянул даже Папа Римский. Громко с размахом гулять столица начала, едва народившись на свет: грандиозная презентация в 1998 году, десятилетний юбилей в 2008-м еще долго будут жить в народной памяти. «Смотрим на вас и не нарадуемся, у всех есть деньги, но... не все умеют их тратить, как вы», – двусмысленно поздравил астанчан Михаил Саакашвили, в то время еще работавший президентом Грузии. «Если бы я потратил три миллиарда долларов на ЭКСПО, то меня бы сожгли», – почти повторил его Алмазбек Атамбаев, другой постсоветский президент, дорабатывающий свой срок на посту.

Три миллиарда долларов – от этой огромной суммы, несоразмерной для плеч восемнадцати миллионов человек, никуда не деться. Она стоит перед вами укоризной со всеми своими вопиющими нулями и когда вы смотрите на праздничный грандиозный фейерверк; и когда рассматриваете экспонаты, будто бы пришедшие к вам в гости из будущего или спустившиеся с неба на НЛО; и когда восхищенно ходите по восьми этажам самого лучшего павильона. Конечно же, это павильон хозяев, знаменитая казахстанская сфера из стекла.

На территории энергии будущего негде зарядить телефон.

Я не брала аккредитацию на ЭКСПО, а пошла обыкновенным «внутренним туристом», купившим в интернете билет за шесть тысяч тенге. Шла без предубеждения искать и находить недостатки и, в общем-то, не особо их заметила. Много писали про грязные туалеты, дорогую еду, отсутствие зеленых насаждений. Но мне туалеты показались обычными, функциональными (а зачем на технологичной выставке роскошные позолоченные туалеты, какие любят посетители лаунж-баров Астаны?), еда абсолютно такая же, как везде в торгово-развлекательных центрах (я съела гамбургер и выпила чашку кофе, заплатив 1800 тенге), волонтеры – внимательные и улыбчивые. Кое-что не достроено – тоже не беда, достроят по ходу, трава на газоне примется и вырастет. Только бы не начала протекать крыша в каком-нибудь павильоне.

Из практических недостатков я бы отметила информационный сервис – по телефону в колл-центре ЭКСПО нам всю информацию выдали шиворот-навыворот, запутав и по времени закрытия, и по входным воротам, и по праздничным мероприятиям в первый день работы выставки. Еще на территории энергии будущего негде зарядить телефон. Иностранных туристов, кроме людей с бейджами, я не заметила, и, в целом, ощутимо много посетителей было только в казахстанском павильоне.

Посетители ЭКСПО знают не только про три миллиарда, но и про то, что там нет почти ничего нашего, сделанного действительно нами, и трудно сказать, какое из этих обстоятельств хуже.

Но всё это такие мелочи рядом с демонстрацией величия ума человека! А также по сравнению с ценой вопроса. Когда на мероприятие потрачено три миллиарда долларов, странно слышать и обсуждать «отдельные недостатки». Даже если бы на ЭКСПО всё было идеально или, наоборот, было бы слишком ужасно – это частности, несущественные перед цифрой расходов, которую трудно аргументированно оправдать для молодой развивающейся страны, слишком далекой от собственных инноваций. Посетители ЭКСПО знают не только про три миллиарда, но и про то, что там нет почти ничего нашего, сделанного действительно нами, и трудно сказать, какое из этих обстоятельств хуже. Даже продажей билетов занимаются россияне, казахстанские интернет-компании так и не допустили к самому желанному подряду десятилетия.

Вообще на выставке всё грандиозно. За воротами ЭКСПО и вправду попадаешь в будущее. Футуристические формы, инопланетные здания с огромным стеклянным шаром в центре, будто прилетевшим из космоса. А внутри фантастических декораций – волнующий рассказ о том, как мы будем жить завтра. Мы будем ездить на машинах, которым не нужен бензин, жить в домах без стен с акустическим комфортом, которые будут освещать лампочки из графена, мы научимся использовать в мирных бытовых целях термоядерные реакции...

ЭКСПО рассказывает о том, как мы будем жить завтра, но о главном надо прочитать между строк – завтра нам придется жить скромно.
И я верю, что все эти чудеса, едва попав в эксклюзивное производство, будут попадать отборными партиями в Казахстан – среди казахстанских миллионеров есть люди со вкусом, которые ценят прогресс. И тут лежит еще одно противоречие и, пожалуй, самый важный посыл казахстанского ЭКСПО. На выставке, которая построена и проводится на деньги нефтяных лет благополучия, буквально всё кричит о том, что совсем скоро, когда все эти экспонаты и технологии будущего будут освоены каждым домохозяйством земли, нефть станет не нужной. Мир отсчитывает последние часы власти нефти. ЭКСПО рассказывает о том, как мы будем жить завтра, но о главном надо прочитать между строк – завтра нам придется жить скромно.

И, глядя на поражающий воображение фейерверк, осветивший разноцветными всполохами небо левого берега (правому опять ничего не досталось), каждому астанинцу и казахстанцу стоило бы загадать желание о том, чтобы это был фейерверк не начала, а конца эры фальшивой позолоты со всеми его презентациями и вселенскими саммитами. Пусть ЭКСПО будет последним костром нашего тщеславия. Цены на нефть, говорят, больше никогда не поднимутся, пора собирать камни.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Радио Азаттык, 13.06.2017