carshО теракте в Алма-Ате 18 июля в течение всего дня поступала подчас весьма противоречивая информация, которую регулярно дополняли и уточняли, опровергая все новые и новые панические слухи. Так что же на самом деле произошло?

Изначально речь шла о хоть и небольшой, но все-таки группе нападавших. Однако вечером была озвучена официальная информация, согласно которой непосредственно стрелявший был все-таки один, и на его задержание с момента нападения на здание районного УВД в центре Алма-Аты в 10.54 ушло в общей сложности 24 минуты.

Моя собственная информация от источника, близкого к силовым структурам, официальную версию событий подтверждает.

Как сообщается, задержанный 26-летний Руслан Кулекбаев был уже дважды судим – в 2010 и 2012 годах, по статьям «Грабеж с применением насилия» и «Незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия».

По данным КНБ РК, в местах лишения свободы Руслан Кулекбаев попал под влияние салафитов. Таким образом, к чувству глубокой личной неприязни к сотрудникам правоохранительных органов добавился выворот мозга на религиозной почве.

В результате, по информации МВД РК, убито трое полицейских, один пограничник и один гражданский, шесть полицейских и трое гражданских ранены, а «герой дня» с несколькими пулевыми отверстиями в тушке свинчен, приведен в себя и дает показания.

Был ли эффектный выход «героя» в конкретный день и час спонтанным или все-таки спланированным, сам ли он до этого додумался или кто ему нашептал, сказать пока сложно.

Вполне вероятно, что его «мстительный» порыв стал-таки следствием работы его собственного серенького вещества, но связь с салафитской общиной не могла не сказаться на его мыслительных процессах и побудительных мотивах, ибо проверено практикой.

Такой же «герой», устроивший свой маленький «джихад» в городе Тараз Жамбылской области на юге Казахстана 12 ноября 2011 года, тоже был связан с местной салафитской ячейкой, которая его нежно вела и направляла.

Светская власть для салафитов – в принципе враг, так как категорически не хочет давать им строить свой «халифат». А уж если эта власть допускает досадные и местами непростительные ошибки, давая благородный повод объявить ей открытую войну, то тогда вообще туши свет. Об этом красноречиво говорит печальный пример того же Дагестана.

На страже государственной власти стоят правоохранительные органы и силовые структуры, соответственно, по ним в первую очередь салафиты и наносят удар. Поэтому люди, уже имеющие свои личные счеты к правоохранителям, – это ценнейший материал для вербовки, так как долго уговаривать не надо. При этом особенно гладко вербовка проходит именно в местах лишения свободы.

Кстати, террористы в Актобе, по данным следствия, после овладения оружейным арсеналом воинской части планировали среди прочего и «освободительный поход» по исправительным учреждениям области – своих вызволять...

Исходя из того, что мы на данный момент наблюдаем, можно сделать вывод, что салафитские ячейки в Казахстане пока ориентируются на северокавказскую схему, т. е. целенаправленные нападения на правоохранителей и силовиков.

Обычные граждане, как правило, гибнут тогда, когда попадают под горячую руку.

При этом в соцсетях уже отмечены сердобольные и ну очень неангажированные комментаторы, невзначай намекающие, что, мол, не такие уж они и чудовища – в Актобе вон пассажиров из автобуса выпустили, а алматинский стрелок отпустил машину, в которой сидела женщина с ребенком.

Другие же одновременно поют песни о том, что после расстрела «мирной демонстрации» в Жанаозене и прочих чудовищных прегрешений «ментов» им не жалко. Однако певцы стокгольмского синдрома и радикальные борцы «за нашу и вашу свободу» в своей пропаганде пока не сильно преуспевают. И это радует.

Тем не менее смею предположить, что сторонники «перехвата власти» в Казахстане, как из несистемной оппозиции, так и интегрированные в структуру государственного управления, будут продолжать использовать салафитский фактор к своей прямой или косвенной выгоде. И подтверждение тому дают в том числе события 18 июля в Алма-Ате.

Во-первых, мне показалось крайне интересным одно обстоятельство. Лично я не припомню, чтобы громкие теракты и спецоперации 2011–2012 годов в Казахстане сопровождались таким количеством провокационных слухов и вбросов.

Ничего подобного не было и во время намного более масштабной по количеству участников террористической атаки в Актобе 5 июня нынешнего года.

Здесь же в мобильных мессенджерах и социальных сетях пошел просто вал сообщений, одно страшней другого – в торговом центре взяты заложники, в здании железнодорожного вокзала заложена бомба, под Капчагаем захвачена воинская часть, к центру города движется сотня вооруженных боевиков, взрыв на пересечении таких-то улиц и 60 погибших...

То есть в городе целенаправленно нагнеталась паника, которой в конечном итоге, слава Богу, удалось избежать – спасибо ответственным журналистам и простым гражданам, которые проверяли все эти вбросы и давали опровержения.

Во-вторых, пусть эта реакция и становится уже крайне унылой в своей предсказуемости, но «борцуны с режимом» опять запустили свою шарманку – мол, что же это творится в стране, ужас-ужас-ужас, работы нет, перспектив нет, от этого люди идут в религиозные секты, это все бездарная политика «режима» виновата, поэтому – Назарбаев, уходи!

То есть граждане-«режимоборцы», театрально заламывая руки в приступах страданий за отчизну, продолжают тупо давить на власть, при этом принципиально не желая замечать тот факт, что проблема вовлечения людей в религиозный экстремизм многогранна и далеко не всегда проистекает из социальной неустроенности.

В конце концов, многие из этих мечтателей о нечеловеческой справедливости, которым опостылела жизнь в «бесперспективной» стране, находят-таки деньги на выезд за рубеж, но вот едут они за каким-то лешим не Город Солнца строить, а в Сирию резать головы.

В общем, вынужден констатировать, что в случае дальнейшей активизации своих действий салафиты фактически окажут неслабую услугу всем любителям пошатать власть.

С одной стороны, целенаправленный террор в отношении людей в погонах может при плохом раскладе привести к массовым увольнениям правоохранителей и силовиков, а значит, защищать государство и порядок на законном поле станет некому.

С другой стороны, вал террора позволит обвинить власть в неспособности контролировать ситуацию в стране. И в этом случае можно будет уже смело выводить «сознательных граждан» на майдан с неплохими шансами на успех. Сценарий прост, как лопата...

Вот, например, что писал еще до теракта в Алма-Ате бывший вице-министр сельского хозяйства Казахстана, а ныне бизнесмен Марат Толибаев по поводу попытки государственного переворота в Турции:

«В принципе военные перевороты – это плохо. В результате переворотов власть в стране захватывают люди, не избранные народом. Но...

Все это имеет силу в отношении демократических государств, там, где власть сменяема, где оппозиция может открыто выступать, регистрировать свои партии, издавать свои газеты, собирать людей на многотысячные митинги, сменять старую власть цивилизованным путем на выборах.

Если же в стране жестко преследуется инакомыслие, оппозиция боится за свою жизнь и свободу и скрывается за границей, запрещены выступления против властей, любые голосования проходят с подтасовками, поэтому честно победить в выборах невозможно, то что остается делать народу? Как сменить власть?

Считаю Реджепа Эрдогана авторитарным правителем, поэтому из двух зол – недемократичное правление и неконституционная смена власти – предпочитаю меньшее из зол: смену власти».

По-моему, весьма показательно и прозрачно: военный переворот – это плохо, но если очень хочется, то хорошо. А уж если совсем невмоготу, то тут и салафиты в помощь...

Вместе с тем реакция большей части казахстанского общества на теракт в Алма-Ате вселяет надежду, что такой сценарий все-таки не пройдет.

Не хотят граждане в основной своей массе проникаться сочувствием к террористам, а к людям в погонах проникаются. И поддерживают. И стараются помочь.

Об этом, например, более чем красноречиво говорит выложенное в Сети видео, на котором простые люди из числа прохожих оказывают первую помощь тяжелораненым полицейским.

Так что шансы на победу в нарастающем в Казахстане противостоянии у нас тоже есть.

Взгляд, 19.07.2016